Затерянные в горах

Глава 3

Люблю вставать на рассвете. Где-то слышала, что так проще взять управление жизнью в свои руки. Лишь только выглянуло солнце, градус моего настроения стремительно пополз вверх. Выскользнув из спального мешка, я сунула ноги в просохшие ботинки и бодро зашагала к речушке, на ходу делая нехитрую зарядку. Олег проворчал, что кто рано встает, тот вечно всех бесит. Я весело улыбнулась в ответ. Первая ночь в горах. Неспешно обвела взглядом порозовевший от солнечных лучей лагерь, где все еще досматривали сны мои попутчики. Это место стало для меня особенным.

День обещал быть жарким. Шагнув в кусты, как в личную гардеробную, я переоделась в джинсы и черную майку. Волосы, конечно же, растрепались, но это не беда.  Тихонько напевая, едва ли не вприпрыжку зашагала по каменистой тропке. Кажется, начинаю походить на Фёдорыча.

Безукоризненно белые облака зависли в небе, как громадные куски ваты. А между ними  – необъятная, золоченая солнцем лазурь. Вот и речка. Прислушиваясь к шуму воды, я вбирала в себя все звуки и запахи этого утра и едва не споткнулась, когда увидела Артёма на том самом месте, где сидела вчера, чувствуя себя такой несчастной. Небесно-синие глаза неторопливо прошлись по моей фигуре и волосам. Легкая улыбка тронула уголки губ парня.

– Ты такая взъерошенная.

С бесстрастным выражением лица я обошла Комара и присела на корточки у реки. Не глядя осведомилась:

– Что, так и будешь пялиться?

Артём весело рассмеялся:

– Как же мне тебя не хватало.

Мои плечи напряглись. Он, конечно, издевается. Как же знакомо! И этот подразнивающий тон, и дерзкий взгляд, в котором отчетливо читался вызов. Пытаясь забыть о его присутствии, набрала в рот воды. Холодная, черт!

Выпрямившись, оглядела представшую взору панораму. Видно, вчера я смотрела на эти места через кривые очки плохого настроения. На самом деле все было иначе. Величественные горные хребты отсвечивали на солнце посеребренными снегом вершинами. Приятное журчание речки настраивало на медитативный лад. На противоположном берегу – буйство трав, усыпанных мелкими ярко-фиолетовыми цветочками. Под убаюкивающий шелест нежной зеленой листвы хотелось закрыть глаза и наслаждаться царящей вокруг бескрайней свободой. Это то, чего мне так не хватало. Наверное, я должна была броситься за фотоаппаратом, но просто стояла с полуулыбкой на губах, впитывая эту невероятную красоту.

Воздух здесь такой сладкий, что можно позавтракать им. В ответ на эту мысль живот недовольно заурчал. Сзади послышался смешок. Проигнорировав его, я повернулась к лагерю, который тоже гудел на разные голоса.

Походная жизнь у вновь разожженного костерка кипела. Свежая и отдохнувшая Оксана достала из рюкзака оранжевый футляр для зубной щетки. Она зажала его в руке, словно микрофон.

– Друзья, этим прелестным утром радио «Поход.FM» начинает свое вещание. Настраивайтесь на нашу волну и наслаждайтесь природой и музыкой. Итак, давайте послушаем первую композицию… –  она сделала заговорщицкий вид и, комично жестикулируя, призвала кого-нибудь из ребят спеть. Глаза ее лихорадочно блестели. Видя, что желающих нет, Оксана заговорила полушепотом. – Ну, не будем заставлять ждать наших слушателей, – потом продолжила уверенным голосом радиоведущей. – У нас тут произошла небольшая заминка.

– Кассету зажевало, – хмыкнул Сэм.

Обернувшись, Марина заметила наше появление и зашагала навстречу. Полностью проигнорировав меня, она закинула тонкие руки Артёму на плечи и запела что-то о последнем герое, с пожеланием доброго утра. Ее голос был чистым, мелодичным и приятным. Мне, если честно, тут похвастаться нечем. Привстав на цыпочки, Марина потянулась к Артему, едва не касаясь волосами его лица. Заметив мой насмешливый взгляд, Комар улыбнулся лишь уголками губ, а потом осторожно расцепил и отвел от себя руки девушки.

– Хорошая песня. Жаль, что не с начала.

Он прошел к костру и налил себе чай в жестяную кружку. Ничуть не растерявшаяся Марина подалась следом, предлагая ему печенье.

После короткого завтрака мы двинулись в путь. Родион стал наигрывать что-то на гитаре, и радио «Поход.FM», наконец, заработало. Ребята пели на ходу, шутя и подкалывая друг друга.  Впереди всех, опираясь на две палки, невозмутимо шагал Фёдорыч. По его словам, это помогало распределять нагрузку при ходьбе. Слегка запыхавшись, я догнала его. Светлые, какого-то удивительного пепельного оттенка глаза взглянули на меня с мудрой добротой. Было видно, что наш проводник любит эти места.

– А как вас все-таки зовут? – поинтересовалась я, перешагивая через небольшие лужицы.

Он тепло по-отечески улыбнулся:

– Аким я.

– Ух ты! Не думала, что есть еще люди с таким именем.

– Есть. И внука в честь меня назвали, – улыбка его померкла, тихий с хрипотцой голос дрогнул. – Только хворает он шибко.

Наш проводник загрустил, и я решила сменить тему:

– Наверное, здорово каждый день видеть такую красоту.

Он усмехнулся:

– Это для вас горы в диковинку, а я родился в этих краях и всю жизнь прожил,  – Фёдорыч пожал плечами. –  Ко всему привыкаешь.

Воздух звенел от птичьих трелей. Я прислушалась к этой неприхотливой мелодии.



Изольда Петрова

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться