Жди.

Глава 5. Дорога в жизнь.

Дорога в жизнь.

 

А спустя ровно месяц принаряженная в новое светло-серое платье Милена, поджимая пальцы ног, натертые новыми скрипящими ботинками, и тесно прижав к груди котомку с нехитрыми пожитками, впервые за почти три года вышла за пределы храма, стоя на широких каменных ступенях в компании троих тихих, одинаково одетых послушниц. Девушки, что неосознанно жались к ней, были сиротами, выросшими при храме и робели так, что Миленке было их до слез жаль. Её ровесницы, они казались ей несмышлеными малышками, но так, по сути, оно и было для нее. 

Настоятельница, благословив девушек и осенив их знаком Богини-Матери, поцеловала каждую в лоб, крепко обняла и пожелала им легкой дороги, а Старший Жрец, стоя чуть поодаль, строго напутствовал в дорогу двоих младших жрецов, Сеньку и Власа, что должны были проводить девочек до столицы, до которой всего-то было пять дней пути конному, а в двух крытых возках, да с небольшой охраной — все семь-восемь. И в конце каждого дня ожидался привал в деревеньке или городке. Была б хорошая дорога — можно было бы и быстрее добраться. Да только вот что-то никак её, обещанную еще прошлым королем, никто не проложил.

Девочки слаженно поклонились храму и, поблагодарив за заботу настоятелей, едва сдерживая дрожь и глотая слезы, отправились к ожидавшим их возкам, возле которых толпились, несмотря на ранний час, неистребимые зеваки.

«Миленушка…» — Послышалось девушке жалобным голосом из толпы, что оттесняла хоть и немногочисленная, но грозная с виду охрана.

Обернуться? Поднять глаза?.. И, пока девушка размышляла, другой уже голос, печально знакомый, зло и ядовито прошипел подзабытое уже обидное прозвище «магова подстилка», поставив жирную точку в душевных терзаниях Милены, перечеркивая последние сомнения в правильности её решения. Девушка подняла выше подбородок, еще теснее прижала к груди котомку со своим нехитрым барахлишком и, уже не оборачиваясь, прошла в первый возок, повторяя про себя наставление, что каждое утро повторяла своим тихим грудным голосом послушницам добрая Матушка-настоятельница:

«Прощай слабых, берегись глупых, не отдавай себя в руки алчным, пожалей злого, но только в сердце своем…»

И если с первыми пунктами еще понятно… То вот последнее всегда вызывало у юных послушниц роптание. Матушка же только печально улыбалась и раз за разом отвечала на их вопросы коротким «поймете».

Крикнули возницы, охрана ловко влетела в седла, заскрипели колеса, а из толпы полетели жиденькие пожелания легкой дороги и удачи. Жрец, что сел рядом с возницей, завел с ним неторопливую беседу, обсуждая предстоящую дорогу, ночевки и прочее, прочее, совершенно для Милены неинтересное. Городок, состоящий из одной центральной улочки, да нескольких кривоватых проулков, медленно плыл назад, превращаясь в прошлое Милены, твердо решившей для себя не оглядываться назад. Не на что смотреть. И незачем. 

 

Скрип колес, шорох соломы и хлопки полоскавшейся на ветру грубой ткани полога, защищавшей от яркого весеннего солнышка и чужих глаз, тихие разговоры мужчин, нарушаемые ядреными шутками или смехом охранников, тихие молитвы, что бормотали смирные послушницы-попутчицы, ржание коней, да цоканье копыт — вот, собственно и все, во что слилась для нее неделя пути. Даже на дневные привалы их не выпускали из крытого возка, передавая им еду через строго надзирающего за ними жреца Сеньку. Даже в кустики и умыться к ручью девушки ходили под приглядом, не разлучаясь. Так было решено, что Милена, до поры, не будет выделяться из общей массы, притворяясь до последнего одной из послушниц — так её хоть монастырь защищал. Без этой защиты, как она сама понимала, добраться живой и целой до столицы у нее шансов было ой как мало. Потому она привычно помалкивала, бормотала про себя все положенные молитвы, пряталась в душном и пропыленном за первые же две версты возке и хоть украдкой старалась рассмотреть незнакомые места, по которым они ехали. 

Ради безопасности и экономии на ночь девушки укладывались спать в тех же тесных возках, половина которых была забита тяжелыми сундуками и мешками с дарами, что отвозились в центральный Храм Матери-Богини. Миленка знала, что там, но держала язык за зубами, отдавая себе полный отчет, что охрана нанята не ради их скромных персон и девичьей чести, а именно ради драгоценного груза: беленых тканей, тонкого овечьего руна, воска для свечей, идеально выделанного пергамента, душистого масла для ламп и целебных трав, а так же, в отдельном, засунутом на самое дно возка, большом ларьце прятались яркие самоцветы, что гильдия мастеров пожертвовала Храму в первый день весны. Она сама лично составляла опись всех этих драгоценных даров, пока жрецы суетились между мешков и ларьцов и диктовали ей перечень. Ночью разбуди — все до крупинки перечислит.

И признаться, Миленке было страшно, ведь путешествие ей представлялось таким долгим и опасным, что первые две ночи она боялась глаза сомкнуть, отсыпаясь днем, слишком уж много вокруг было шорохов и звуков посли сонной тишины храма. Непривычными и странными были грубые и громкие голоса мужчин, и треск костра казался чем-то далеким и почти сказочным, а шум ночного леса ее, Миленку, впервые в жизни пугал. Казалось уже далеким сном, что она когда-то без тени сомнения неслась сквозь ночь в замок старого герцога искать защиты, как и то, что она до поздна гуляла на улице, а утром, едва вставало солнце, неслась помогать мамке кормить поросят… Все стало далеким и нереальным, будто бы не с ней это было. Закрывала глаза, пытаясь вспомнить родной дом, а перед глазами вставали то грубо выбитые в скале стены подземелья, то тщательно беленые стены её монастырской кельи, да, пожалуй, еще их с Грегори пруд и посеревшая от дождей беседка, а еще, смутным воспоминанием — кухня графского замка, чахлый лесок за околицей… Смешно сказать, но Миленка, несмотря на все обвинения бабки и горожан, даже в гостиной замка была лишь однажды — когда с Грегори случилась беда. В остальном же — дважды на кухне побывала, в которую вел отдельный ход для таких чернавок, как она. Никогда она не забывала — кто она. Забудешь тут, когда наука палкой вбивалась! 



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться