Жду трамвая

Размер шрифта: - +

7

Мы шли, держась за руки. Юра поймал мою ладонь. Сам. Я не напрашивалась. Но и не сопротивлялась. Такой простой и даже немного детский жест, а вот у меня к глазам от него подступают слёзы. Мне тепло, хорошо и немного неловко. Самую малость. Потому что для меня держаться за руки что-то гораздо более интимное, чем лежать друг на друге в одном белье. Ты словно всему миру признаешься в том, что этот человек рядом тебе дорог и близок. Тебе ни перед кем ни стыдно за вашу близость. Ты гордишься своим спутником и завидуешь сама себе.

Кирилл никогда не брал меня за руку. А если я сама пыталась сделать шаг навстречу, он убирал свою в карман, или занимал её телефоном. В такие моменты я чувствовала себя брошенной и ненужной. Но я с поразительной частотой убеждала себя, что это всё мелочи, что на них не стоит обращаться внимание. И вот я оказалась одна в подъезде. Мелочь разрослась до размеров снежного кома. Неужели не было других знаков? Были. Просто я не хотела их замечать.

– Чего притихла? – Чудов посмотрел на меня своими безумными голубыми глазами, которые разве что не светились в зимних сумерках.

– Я думаю.

– О чём?

Хочется быть честной с ним. И мне впервые не страшно и не стыдно делиться с кем-то чувствами.

– О том, почему мне хорошо с тобой.

Он улыбнулся.

– И это мы только начали, Надя. Дальше будет лучше.

Я верила. Не было причин сомневаться. Сейчас я не видела ни одного тревожного знака.

В магазине пришлось расцепиться. Юра взял тележку и принялся забрасывать её всем подряд: мандарины, мороженые грибы, куриные грудки, пачки сока.

– У нас сегодня гости? Ты столько набираешь…

– У нас? – он оторвался от разглядывания стенда с акционными товарами, и теперь с интересом изучал меня.

Вот же дура. Напридумывала себе что-то. Нет никаких нас. Он просто маньяк, помешанный на добрых поступках, у него видимо где-то встроен особый датчик, и он, как дьявол, чувствует безошибочно, что тебе нужно. Мне хотелось, чтобы он врезал Киру, хотелось, чтобы взял меня за руку, и он это сделал. Так не бывает в реальной жизни. Это не сказка.

– У тебя… Извини, я немного забылась.

– Нет-нет. Мне понравилась, как ты это сказала. У нас… – он повторил это, словно пробуя на вкус. – У нас сегодня нет гостей. Только ты и я. Но я не уверен, что тебе понравится у меня дома настолько, что ты будешь чувствовать себя там уютно.

Он снова перевёл взгляд на стенд, на котором продавали уже никому ненужные новогодние гирлянды и крохотные ёлочки. Как-то грустно стало за этот вышедший в тираж товар. Реквием по Новому году.

– У тебя там есть жуткая тёмная комната с трупами бывших девушек? Или студия с распорками, плётками и прочей атрибутикой, – нервно рассмеялась. Боже, что я несу…

– А? Я похож на такого парня?

– Ты вообще ни на кого не похож, – честно призналась Чудову, пока он снимал со стенда ёлочку и дождик.

– Это же комплимент?

В тележку отправился уценённый набор пластиковых шариков.

– Не знаю. Наверно. Ты уверен, что нам хватит тысячи? Или ты менеджеру магазина жизнь спас, и у тебя тут теперь безлимитный кредит?

Он рассмеялся и толкнул тележку дальше, продолжая закидывать её доверху.

На кассе я долго рассматривала свои пятисотки, которых явно не хватало для оплаты наших покупок, а Юрец громко зачитывал многочисленный ассортимент презервативов.

– Ускоряют её, замедляют его. Забавно. Ты пробовала?

Он потряс упаковкой в воздухе, и я натянула шапку до носа.

–Нет? Наверно, для начала можно не выпендриваться и взять обычные, да? Сто лет уже не делал этого.

Чудов сейчас серьёзно? Вот так просто обсуждает возможный секс? А почему взял самые дешёвые?!

– Ты издеваешься? Возьми подороже тогда уж?..

– Зачем? – от его искреннего удивления хотелось выть. Он положил коробку на ленту и подмигнул мне, а затем вытащил из кошелька пластиковую карточку. – Я всё оплачу, Надя, не позорь меня. Я же мужчина, убери свои деньги.

Не позорить?! Он только что взял самые дешёвые… Это я-то позорюсь?!

– Ты чего там бормочешь?

Мы разделили покупки по двум пакетам. Мне достался самый легкий, в котором лежала чёртова коробка с…

– Знаешь, как называют те, что ты купил? Чехол смертника!

– А чего тебя так задело, не пойму?

Еще спрашивает!

– Ну как же. Бесплатные бахилы в поликлинике надёжнее, чем это!

– Хорошо, я тебя понял ты за безопасный секс. Это похвально. А оскорбилась-то ты чему?

– Думала, что для первого нашего раза мы выберем что-то другое…

Он резко остановился, и я врезалась ему в спину от неожиданности.

– Всмысле? Ты думала, у нас с тобой сегодня будет секс?

Та-ак… А теперь я начала чувствовать себя ещё более глупо, если такое вообще возможно.

– А нет? – прижала к груди сенполию, надеясь, что она спасёт меня и подскажет выход из этой дебильной ситуации.

– Мне, конечно, дико льстит, что ты не против секса со мной, но я их купил немного для другого. Я же не псих, это надевать? У меня там отвалится всё от такого.

– А зачем тогда? – поникшим голосом спросила Чудова.

– Шарики в магазине кончились. А я хотел создать в квартире более праздничную обстановку.

– Надув презервативы?

– Ну да. На них можно нарисовать маркерами забавные рожицы. Маркеры у меня есть.

Да уж. Чего ещё я могла ждать от парня, который несколько часов назад отплясывал перед детьми в костюме деда мороза. Шарики… Рожицы. С ним рядом точно не о чем волноваться. Максимум, насмешит до смерти. Ну или я от стыда помру. Одно из двух.

– Поздновато наряжать квартиру. Уже почти четвёртое января.

– Ещё только третье. Праздник витает в воздухе, – Чудов принюхался. – Чувствуешь? Запах палёных петард, мандаринов и бенгальских огней. Всё только начинается, Надя. То, что мы с тобой будем праздновать с опозданием лишь продлит волшебство Нового Года. Знаешь, мне кажется, что именно ты поможешь мне разрушить старое проклятье.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 23.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться