Жду трамвая

Размер шрифта: - +

15

— Не передумала? — немного нервно спросил Юра, теребя в руках свои вязанные варежки.

— Всего пять минут прошло, думаешь, у меня было достаточно времени осознать всю глубину случившегося?

— Первые мгновения самые важные. Именно тогда мы понимаем, что совершили ошибку. Как самоубийца, шагнувший в окно. Или сидящая на диете девушка, запихнувшая в рот что-то очень калорийное, или когда подкидываешь монетку...

— Так, стоп! — положила Чудову руки на плечи и хорошенько встряхнула. — Я уже поняла, что ты силён в метафорах.

— Это было сравнение вообще-то, — поправил меня Юра, тут же превратив моё желание успокоить его в нечто противоположное, но я сдержалась. Он учитель, ему можно.

— Метафора — особый вид сравнения, — процедила сквозь зубы.

— Ну, допустим, — нехотя согласился мой будущий муж, — Но это была не метафора. Союз “как” тебе ни о чём не говорит? Как ты собираешься сдавать практику речи, ты же простой анализ текста не сделаешь.

Он неодобрительно прицокнул и покачал головой, а я в шутку сомкнула ладони на его шее.

— Придушу!

Никакой неловкости, никаких сомнений. Мы дразнились и смеялись, строили планы и решали, что наденем на наш важный день. Сошлись на джинсах и футболках с каким-нибудь приторно-романтичным принтом.

Неловкость вернулась ночью в постели, когда наше неровное дыхание и смущённое молчание начало выдавать слишком многое. Вот только ни я, ни он не решались пересечь невидимую черту, пролегавшую между нами.

— До свадьбы ни-ни?

С наигранным сожалением спросил меня Чудов.

— Опять издеваешься?

— Ага. Мне так нравится, как ты бесишься.

Поджала губу.

— А сам-то? Можно подумать, что не хочешь, — не удалось придать голосу едкости, под конец фразы в нём уже вовсю сквозила надежда.

— Что хочу? — прикинулся дурачком Юрец, и я обиженно отвернулась к стенке. Да ну его.

Через долгие минут пять, а я засекла по тиканью настенных часов, Чудов тяжело вздохнул и прижался ко мне со спины, крепко обняв одной рукой.

— Если тебе ещё интересно, то я очень тебя хочу, одно моё неосторожное движение, и ты это даже почувствуешь.

— А что мешает? — неожиданно спросила сидящая во мне плохая девочка.

— Ну, у нас как минимум нет презервативов. То есть на самом деле есть, если их сдуть и надеть сразу два, а то и три для прочности, предварительно нарисовав защитную пентаграмму. Что скажешь?

И как на него злиться? Смеялась. Чудов смеялся вместе со мной. А потом мы просто одновременно перевели взгляд на потолок, как если бы вместо него над нами вдруг появилось бесконечное летнее небо. Под спинами у нас скрипели доски мостика, где-то переквакивались лягушки, шумел рогоз, и счастье больше не казалось чем-то недостижимым. Оно было рядом, сплетало пальцы с моими, дышало в унисон, засыпало вместе со мной.

*.*.*

 

— Не хочу вставать, ну ещё минуточку— ныла в подушку, а Юрец уже вовсю суетился в комнате, отчаянно поправляя время от времени взлохмаченные волосы своей пятернёй.

— Ты на экзамен опоздаешь, а я на работу! —Юра сорвал с меня одеяло, и я подтянула ноги к груди, когда лодыжек коснулся холодок.

— Жестокий.

— Быстро в душ! Мы и так завтрак проспали.

Борясь с очередным зевком, прошмыгала в ванную. Отпуск Чудова очень быстро подошёл к концу. И у меня теперь есть уникальная возможность посмотреть на моего жениха-препода. Открыла дверь пошире и пока чистила зубы, наблюдала, как он смешно прыгает, надевая тёмно-синие джинсы. Белая рубашка, неформальный пиджак с асимметричным воротником сидели идеально. А мой парень красавчик оказывается, начинаю понимать влюблённых в него старшеклассниц. И как мне отпускать его на работу?! Даже слегка закомплексовала, влезая в свои старые шмотки: счастливый, но безбожно растянутый свитер, который ещё не подвёл меня ни на одном экзамене, а брюки с пузырящимися коленями идеально дополнили мой образ бродяжки.

Вот только Юрец всё равно смотрел на меня, как на суперзвезду, а ещё не забыл поцеловать в газели на прощание.

— Жду от тебя пятёрку, — запредельно сексуальным голосом пробормотал мне в губы.

— Надеюсь, ты не так же мотивируешь своих учеников перед тестами, — я испортила момент, Чудов закашлялся, а я показала ему язык и побежала в универ, прикрывая от снега голову папкой с распечатками.

Сложно было скрывать свою радость ото всех, особенно от Оли, которая требовала от меня подробностей о моём совместном проживании с Юрцом. Я отмахнулась от её жарких фантазий раскладушкой, на которой якобы спит мой благодетель, уступив мне целый диван. Одногруппница нарочито разочарованно выдохнула.

— Значит, вы не встречаетесь? А телефончик не дашь его?

Я похлопала по карманам, пытаясь изобразить, что телефон я забыла, только врать не пришлось, я на самом деле забыла мобильник на зарядке в утренней спешке. И ключи тоже оставила. Вот же.

— Ладно-ладно, я шучу, — Оля пихнула меня локтем вбок. – Я знаю о вашем маленьком секрете?

— Каком?!

Я в панике соображала, кто мог сдать нашу грядущую выходку? Знакомые Оли в загсе? Бред же. Москва большой город… Настолько большой, что я умудрилась встретить Юру. Хотя случайностью здесь и не пахло, мой женишок меня явно выслеживал. И почему мне совсем не страшно от этого, а даже смешно?

— Нет никакой раскладушки у него, и вы точно мутите, хоть ты и отрицаешь. По глазам вижу, — она упёрла руки в бока. – А ещё он тебя до учёбы возит, и ты продолжаешь у него жить, хоть тебе и комнату в общаге дали. Элементарно! У вас точно секс. Я чую секс!



Дарья Сорокина

Отредактировано: 23.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться