Жду трамвая

Размер шрифта: - +

1.2

— Помоги встать, — попросила парня.

В этот раз он был нежнее, осторожно потянул меня за руку, и когда мы оба приняли вертикальное положение, то он начал торопливо отряхивать меня. У меня перед глазами всё ещё было темно из-за ослепившего фонаря, и я не видела лица своего «спасителя», который пару раз уже успел похлопать меня по заднице. Она, конечно, была прикрыта курткой, но всё ещё оставалась очень интимной частью моего тела!

А ещё думала, как бы не разреветься. В такую рань я тащилась, чтобы пересдать зачёт, и сегодня у меня был самый распоследний шанс, потому что преподаватель через несколько часов улетает на какую-то важную конференцию до конца сессии, а пустая зачётка лишит меня стипендии на полгода.

Привет, папа. Я вернулась. Да-да, ты же говорил... Ты придержи свои нотации, сначала дай поесть. Боже, мама как я скучала по твоей фирменной курочке с чесноком.

Это было моей давно заготовленной речью для родителей. С этими словами я к ним и нагряну скоро, если денег на билет на поезд найду...

При одной только мысли о курочке с чесноком желудок протяжно заурчал моему утреннему незнакомцу прям в лицо. Что он делал сидя на колене перед моим животом, вопрос очень хороший. Теперь он шарил по мне руками, гремел собачкой и тихо ругался себе под нос.

— Сломалась. Из какого же говна сейчас делают молнии!

Почему я не удивлена? Стою, рассматриваю макушку парня. Блестящие каштановые волосы со снежинками между прядей. Наблюдаю, как они таят, оставляя после себя крохотные капельки. Хотелось тоже потрогать незнакомца. Каким-то нереальным он казался на этой пустынной улице.

— Так, ладно. Сейчас разберёмся.

Он, не разгибаясь, поднял с земли у канализационного люка мою шапку, быстро отряхнул её и снова громко простонал.

— Капец ты невезучая. Из всех мест уронить шапку именно в лужу! Зимой!

— У меня всё было нормально, — соврала парню. — Пока тебя не встретила сегодня утром! А теперь я... Я.

Он оторвался от моей мокрой шапки и поднял на меня взгляд. Обвинения тут же застряли где-то в горле. Не бывает на свете людей с такими добрыми глазами и открытым лицом. Ну, может, бывают где-то. Ходят по параллельным улицам параллельных миров, и мне просто не попадаются. Хотя вру. В родном Курске были. Но там я считала их обыденными и скучным. А теперь хотелось плакать, что кто-то в этом городе внезапно проявил ко мне элементарное участие. Но вероятность, что он маньяк или аферист ещё есть. Скорее всего, эти серые глаза будут последним, что я увижу, когда он прирежет меня в тёмной подворотне и заберёт почку в чемоданчике для трансплантации.

— Теперь ты что? — он дал мне несколько секунд позалипать на него, и снова пришёл на помощь с милой улыбкой на губах.

— Замёрзну и опоздаю на зачёт из-за тебя.

— Ни то, ни другое. У меня тут машина неподалёку. Я тебе довезу. Пошли, — Он протянул мне руку в смешной вязаной варежке со снежинками, и я не могла не взяться за неё. Ну как может оказаться садистом или мерзавцем тот, кто явно любит свою бабулю. Кому ещё в наши вяжут варежки? Парням, живущим в Москве, ага-ага. А вдруг это ему любимая девушка подарила, и у них они парные. О чём я только думаю перед почти сорванным зачётом, пока меня ведут куда-то между тёмных домов.

— Миленько, — кивнула на варежку.

— Думаешь? — он повернулся ко мне и спросил: — Хочешь подарю такие же? У меня много.

— Даже не знаю, а твоя девушка против не будет.

— Какая девушка?

— Которая связала их для тебя.

— Эм? У меня нет девушки. То есть была, но там всё сложно, — он на мгновение помрачнел, а потом снова улыбнулся. — Их не она сделала.

— Бабуля?

— Нет, — он громко фыркнул, его жутко веселили мои безуспешные догадки.

— А кто?

— Я сам. Довольно занятное хобби. Будет время, могу тебя научить.

А вот теперь мне реально стало страшно. Мегапозитивный и отзывчивый парень, который умеет взять варежки завёл меня в тихий двор и, не расставаясь со своей доброй улыбкой, кивнул на припаркованную среди остальных спящих машин газель. Надо было бежать, но после падения нога жутко ныла, а вокруг не было ни души.

— Блин. Слу-у-ушая, переднее сидение завалено до потолка. Давай назад полезай, я осторожно поеду, — он открыл для меня двери кузова, где почти всё было заставлено обмотанными скотчем коробками без названий.

Там точно тела моих доверчивых предшественниц...

— Ну чего застряла, давай помогу?

Он разве что на руках меня в салон не внёс и потом захлопнул двери.

Вот и всё... А я ещё за зачёт переживала!

Когда мой незнакомец занял водительское сидение, отпихивая от себя остальные коробки, я уже приготовилась плакать и умолять, а потом услышала то, отчего окончательно похолодела от ужаса и потеряла свою надежду.

— Ну всё приехали, Надя.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 23.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться