Жду трамвая

Размер шрифта: - +

5

Так и не поняла сакрального смысла в жертвенном жесте Чудова. Зачем он взял меня на руки? Точно не ради скорости. Быстрее мы идти не стали. И какого супергероя бы не строил из себя мой спаситель, пыхтел он очень громко от усталости. Одно хорошо, в такой позе мои подкашивающиеся ноги и трясущиеся коленки не сильно бросались в глаза. После его странных признаний идти бы я точно не смогла. То, что между нами произошло, даже флиртом уже не назовёшь, это был конкретный такой призыв к действию, и сейчас мне остаётся только играть по предложенным правилам. Раз должна — значит, надо расплачиваться. Посмотрим, что меня ждёт...

А ждал меня костюм снегурочки.

— Пока едем, переоденешься. Смотреть не буду, — Юрец кивнул на мешок в моих руках.

За неимением другой перспективы послушалась. Куда бы мы ни направлялись, это явно лучше подъезда, а именно там мне сегодня и предстоит заночевать. Оттяну неизбежное хотя бы.

Одеваться в трясущейся газели оказалось занятием не из простых. Меня швыряло из стороны в сторону, и я с трудом переобулась в жутко неудобные, расшитые серебром сапожки. Завязать кокошник так и не смогла. Если Чудову так это нужно, пусть сам мне помогает!

А он помог, кто бы сомневался, когда мы тормознули у местного дворца культуры, забрался ко мне и закрепил на моей голове адскую конструкцию.

— Что мне делать-то? – я старалась сильно не хромать, чтобы он не вспомнил о моей больной ноге и спину себе не сорвал.

— Импровизировать. Это несложно. Извини, тебя понести не смогу сейчас, — с этими словами он подцепил целых пять коробок и спрыгнул на снег. — Ключи в зажигании, захвати и машину закрой, пожалуйста.

Чем ближе мы подбирались к ДК, тем сильнее я хотела сбежать. Выступления, самодеятельность… Это не про меня. В институте приходилось участвовать в мероприятиях, но то была критическая необходимость, без которой зачет не поставят. А сейчас?

А сейчас тебе уже терять нечего, — подсказал внутренний голос, которой звучал как0-то уж слишком весело, словно ему нравилось происходящее, включая тяжёлый позвякивающий кокошник.

В фойе нас поджидала белочка, снеговик без морковки и ёлка. Все трое недовольно притопывали, а лучше бы Чудову с коробками помогли.

— Ты долго, Юра. Дети уже начинают нервничать и терять веру в Деда Мороза, — процедила ёлка.

Ага, в Деда Мороза они не поверят, а в пухлую даму в зелёном платье и коричневых штанах поверят…

— Виноват, исправлюсь.

— А это кто? — не очень вежливо поинтересовалась белочка. — И где Маша?

— Заболела Маша. Надя вместо неё. Но танцевать не сможет, ногу повредила сегодня.

— Юра, у тебя хоть одна снегурочка задержится дольше одного выступления, — гнусаво поинтересовался снеговик.

— На эту я возлагаю большие надежды. Ну что, шоу маст гоу он?

Происходящее со мной казалось настольно сюрреалистичным, что я на удивление легко вписалась. Охала, ахала. Жаловалась детям на свою судьбинушку. Рассказала им душещипательную историю своей жизни, адаптируя её под своего героя. Сказала, что выгнал меня из дома страшный Серый Волк, что упала я в овраг и поломала ножку. Я добавляла драматизма в каждую фразу, а гости спектакля участливо кивали. Забавно, и никакой психолог не нужен. Я бы с удовольствием рассказала им, как один выпендрёжник прокинул меня с поцелуем, но это уже конент категории двенадцать плюс.

Вокруг меня суетилась белочка, ёлочка и снеговик. Фальшиво вежливые и добрые. Поздно. Я запомнила их истинные обличия. Они устраивали для детей конкурсы а в наградк за участие дарили им разные лекарства для меня. Пока мелким не особо везло: они выиграли ёлочную гирлянду, морковку и орех. Меня честно пытались вылечить этими артефактами, но я лишь громко хныкала.

В итоге после важного совещания участники местной самодеятельности решили, что без Деда Мороза им не справиться, и тут-то началась полнейшая вакханалия. Дети орали до хрипоты, зовя переодетого Чудова. И это в две тысячи девятнадцатом! Они аж пятнами пошли от напряжения.

Странное дело, но и я заразилась их настроением и тоже звала дедушку.

Даже не сомневалась, что Юра всё разрулит. Решатель — это его второе имя. Под радостные вопли, он сел передо мной на колено и обмотал ногу эластичным бинтом. Как-то неправильно возбуждаться от такой мелочи, да ещё и в таком месте. Но меня даже его красный нос и борода не смутили. Вздрагивала от прикосновений и мечтала, чтобы бинт не заканчивался. А он, гад, оказался настолько длинным, что Чудов забрался ко мне под пальто уже очень высоко и шарил ладонями по моему бедру.

— Вот и всё, ребятушки. Теперь нашей неуклюжей снегурочке нужно будет поехать с дедушкой в больницу особую, а вам благодарность объявляю сердечную и нижайший поклон. Заботились вы о моей внученьке исправно и за это получите подарок. Но только где же мой мешок?

Ещё минут десять все искали пропавший мешок, в котором оказались вкусные призы и игрушки. Так вот что Чудов возит у себя в машине… Забраться бы к нему под футболку и поискать следы крыльев на спине. Этот парень точно не от мира сего!

Нафотографировавшись с детьми, мы распрощались с ними и попятились за кулисы. Сняла кокошник, и с облегчением покрутила головой.

— Спасибо, Надя. Даже не знаю, что бы я делал. Третьего января не так-то просто оторвать кого-то от семьи с такой просьбой.

— Скажи спасибо трамваю с отказавшими тормозами.

— При личной встрече с ним встрече сделаю, — рассмеялся Чудов.
*.*.*

Я переминалась с ноги на ногу у машины, теребила собачку на новой куртке, гадая, что стало со старой. Нужно было что-то сказать. Попрощаться? Или попросить у Чудова разрешение пожить в газели.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 23.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться