Жрица для дракона

Размер шрифта: - +

Двадцать шестая глава. Вторая часть

Завтрак был не особо приятным. Начать хотя бы с того, что девушки-жрицы за столом сидели, как воды в рот набрали и смотрели на меня, как удав на кролика. Лалина своим мыслям чего-то улыбалась, Элиба с какой-то любовью поглаживала вилку с зазубренными кончиками, а Бити… Ну эта особа некоролевских кровей и затуманенного разума вообще казалось, находилась не здесь.

Мы с Генжем сидели рядом друг с другом, по правую сторону от входа. Помимо этого к нам присоединились Агри и Анелла. Эти двое тоже особой радости не испытывали от процесса.

Первым гнетущую тишину нарушил Генж. Этот никогда не мог спокойно сидеть и молчать.

– Итак, дамы, как ваши дела? – спросил он у девушек. – Судя по вашим постным лицам, то сладости вам-таки запретили, а иные развлечения отменили.

– Не у всех, насколько мы можем судить, – цинично отозвалась Лалина и посмотрела на меня с легким, неприятным прищуром. – Мы заметили, что мало того, что эта деревенщина, – она махнула рукой в мою сторону, –  проводит все свое свободное время вдали от нас, простых жриц, так она еще и якшается с вами, драконами, а нас вы игнорируете, словно мы какие-то куклы, – и столько скорби наигранной было в ее словах, что я невольно позавидовала ее таланту актрисы.

В театр ее определить, что ли? Ну чтобы не скучала бедняжка без внимания.

– Не куклы, красавицы, откуда такие печальные мысли? – Генж тоже умел играть на публику и сейчас он определенно издевался над Лалиной. – Просто не особо приятные личности, которые считают свое происхождение собственной заслугой, – под конец Генж преспокойно взял кусочек хлеба, открыл крышку с масленки и намазал немного масла. Вид у него при этом был такой довольный, что мне хотелось его пнуть. Но потом я передумала.

Лалина от подобных слов аж вся покраснела, потом побледнела, Анелла как-то довольно оскалилась, даже не став прятать улыбку, а Элиба по левую руку от этой гарпии сжала пальцами вилку.

– Гадкая потаскуха! – воскликнула Элиба и метнула вилку прямо в меня, заставляя испуганно вскрикнуть и зажмуриться. В голове так и встал образ, как столовый предмет вонзается мне в глаз, и я становлюсь наполовину слепой. Или например, как вилка впивается мне в лоб и вытащить ее невозможно, иначе я умру и дальше до конца жизни я вынуждена ходить с железкой в голове.

Все эти мысли вихрем пронеслись в голове, когда прозвучал удивленный «ох», не особо довольный комментарий Анеллы: «Медленно».

Прозвучал голос Генжа:

– А это уже нападение на будущую Верховную, Элиба и за это я с радостью отправлю тебя в одну наших башен, – и тон такой холодный и колючий, что я приоткрыла сначала правый глаз, а потом и левый, изумленно уставившись на пальцы, которые поймала вилку лишь в сантиметре от моего лица.

Элибе не нашлось, что сказать, потому что она пребывала в обмороке. Лалина посмотрела на подругу, потом на меня, потом на Генжа и присоединилась к нападающей с громким: «Ах», приложив руку к своему лбу.

– Тосты пережарили, – расстроено сказала Анелла, оттолкнув тарелку с завтраком от себя и неприятно кривя губы в отвращении. – Могу закинуть эту парочку в башни, чтобы не мешались.

 – Будь ласкова, – попросил слугу Сашила Генж, положив вилку на стол и с шумом отодвигая стул.

Остальные девушки так и замерли на своих местах, пораженно переводя взгляды с парочки обморочных на меня, и первой голос подала Бити:

– А я сразу поняла, что с тобой надо дружить, – с голодом поедая мятную булочку и запивая вишневым соком. Ее, казалось, ничто не могло вывести из своего прекрасного мирка, в котором она оказалась сразу, как попала на отбор. Везет, даже похищение не смогло сломить жрицу, что было довольно похвально и даже заставило меня ею гордиться.

Если бы меня продержали у неизвестно кого несколько суток, я бы взвыла, по меньшей мере, а по большей могла свихнуться. А она спокойно ест и даже улыбается время от времени.

– Пойдем, лучше поедим у тебя в комнате, – Генж сказал это таким тоном, что я невольно остолбенела и уставилась на него разинув рот. Властный и надменный голос, от которого мурашки пробежали по спине и волосы на затылке начали шевелиться, будто живые. – Тут компания какая-то ядовитая.

Оказывается, мой новый друг мог быть не только беззаботным весельчаком с искрами в глазах и бездной во взгляде, если он того хотел, то мог пугать и быть не менее властным, чем Агри или даже Виран.

И мы с ним направились на выход, следуя по широким коридорам и слыша перешептывания пришлых. Они что-то шелестели о силе, могуществе и тайнах, скрытых в стенах этого здания. Было что-то еще в их словах-шипении, но я ничего не могла разобрать, как ни пыталась.  

Все-таки немного пугали меня пришлые, потому что их наличие в коридорах заставляло чувствовать дискомфорт и слежку, будто за мной постоянно наблюдали. Хотя я понимала, что это невозможно. Но все равно осадок-то был.

– Теперь понимаю, почему многие драконы в итоге не находят свою единственную на этом отборе, – голос Генжа казался мне далеким и глухим, а еще очень недовольным. – Эти змеи… – он чертыхнулся и почесал затылок. Его золотые волосы торчали сейчас в разные стороны. – Я бы свихнулся, окажись одна из них моей Верховной. Повезло, что я смогу участвовать в воспитании своей избранницы. Это действительно очень радует, – эмоционально тараторил мужчина. Сложив руки на груди, он расхаживал по коридору туда-сюда, демонстрируя свое недовольство.



Виктория Скляр

Отредактировано: 01.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться