Звёздный король

Размер шрифта: - +

Четвёртая

Молодая семейная пара ужинала на небольшой кухоньке старой квартиры. Они не нарушали разговорами установившуюся домашнюю, семейную тишину, но в бросаемых ими друг на друга немного смущённых взглядах было так много тепла и нежности. Они – недавние молодожёны, вокруг них была та самая атмосфера истинной любви и взаимопонимания, о которой сейчас многие забывают. Этим влюблённым не нужны были слова, а тишина для них была светлой и ненавязчивой.

На этой кухне находились супруги Перцевы.

Эти двое знали друг друга с младых лет. Константин всего на пару лет был старше своей молодой жены Ольги. Их родители жили в соседних квартирах, поэтому они знали друг друга едва ли не с пелёнок. Вместе играли в песочнице на детской площадке во дворе многоквартирного дома, вместе ездили к бабушке Константина Клавдии, вместе устраивали головную боль родителям.

Когда маленький Костя пошёл в школу, Оленька тоже рвалась туда. Когда пришло её время пойти в первый класс, юный Перцев повёл её, крепко держа за руку, защищал от мальчишек, которые так и норовили дёрнуть симпатичную малышку за смешные косички с огромными бантами, и некоторых бойких девчонок, которым чем-то не нравилась тихая и скромная девочка. Их дразнили женихом и невестой, на что девчушка сильно смущалась и мило краснела, а парень лишь соглашался, говоря, что знал Оленьку ещё до того, как врачи сказали родителям Ольги о скором пополнении в их семействе, и ждал только её. Старшим оставалось лишь умиляться такому бережному и нежному отношению детей друг к другу. Время шло, взрослые не могли нарадоваться на такую крепкую дружбу своих детей.

Первый поцелуй. Первая близость. Они познавали взрослую жизнь, всё также вместе, держась за руки и смотря если не друг на друга, то точно в одном направлении, оберегая от невзгод и помогая всем, чем только могли.

Когда Константин оканчивал школу, он подошел к родителям Оли и сказал, что когда она получит свой аттестат, они обязательно поженятся. Тогда же он и попросил её руки.

Так и случилось. Девушка поступила в тот же университет, что и её будущий муж. И вскоре они скрепили свои отношения, которые длились всю их жизнь, узами брака. На самом деле, для них мало что значил штамп в паспорте, но всё же хотелось уверенности, что они будут рядом, что никто не посмеет разлучить их пару, что они принадлежат только друг другу.

Ни ему, ни ей никто больше не нужен был, да и не были им интересны другие женщины и мужчины. Для них существовали только они сами. Окружающие удивлялись такому взаимоотношению между молодыми людьми. Они шли по жизни, не отпуская ни на миг друг друга из поля зрения, поддерживая во всём свою вторую половину. Константин и Ольга чувствовали друг друга так, будто действительно являлись одним целым, будто один являлся естественным продолжением супруга.

Сейчас Оля и Костя сидели друг напротив друга и молчали, но во взглядах кидаемых дуг на друга было столько нежности и страсти, что мог бы позавидовать любой. Это была самая обычная маленькая кухонька обычного дома. Но видели они себя не здесь, а на белой открытой террасе. Да и были ли они там, на кухне?

Плетёные стулья и расписанный голубоватыми узорами стеклянный столик, на котором стоял изящный сервиз на двух персон. Крепкий чуть горьковатый настой, который освежал после долгого дня. Ярко-жёлтые цветы на голубовато-зелёных стебельках стояли в центре стола в невысокой пузатой вазе с кристально-чистой прозрачной водой, – они испускали неповторимый насыщенный сладкий аромат; а малейшее дуновение прохладного ветерка приносило смесь разнообразных запахов из небольшого лесочка недалеко от убежища пары.

Они часто сидели в этой светлой беседке, увитой сине-зелёным плющом, скрытой от других тем самым лесочком, наполненным запахами.

На темнеющем небосклоне были видны голубая планета – Терра – и россыпь звёзд, складывающихся в многочисленные созвездия, многим из которых ещё не были даны названия. Но ни Станимир, ни Олия не смотрели на великолепное зрелище. Когда они вместе, они смотрели только друг на друга. Два ребенка Луны, которые нашли друг друга. Два ребенка Луны, которым суждено было быть вместе.

Она темноволосая и голубоглазая, миниатюрная и такая родная, домашняя. Казалось, она источник тёплого света, который исходит от неё и окутывает своим покрывалом всех, находящихся рядом с ней. Сейчас весь её свет и тепло были направлены на её возлюбленного: такого же ребёнка Луны, как и она сама. Станимир – медноволосый и сероглазый, среднего роста. Искрящаяся любовь к сидящей рядом с ним девушке была видна невооружённым взглядом, она жила во всём его существе, светилась во взоре.

Девушка в пышном голубом платье и мужчина в темно-синем наряде. Им предстояло идти рука об руку целую вечность, а может и больше, ведь неизвестно, что ждёт каждого из нас там, за Гранью, что скрывает Синяя Сварга. А если и известно, то далеко не всем, а лишь сильнейшим этой Вселенной, а быть может, только ей самой.

– Мир, я боюсь показаться глупой…

– Родная, не наговаривай на себя. Я тоже это вижу и знаю. И помню, – тепло и искренне улыбнулся Станимир или Мир, как называли его самые близкие.

Они оба посмотрели на планету, ставшей им второй родиной, туда, где они всё-таки смогли создать семью. Они смотрела на Терру. Давно забытая картина, такой родной пейзаж.

– Как давно это было.

– Давно…

Он накрыл её ладонь своей, они вновь улыбнулись друг другу, переплетая пальцы.

– Надо найти её.

– Куда же ты без своей подруги? – засмеялся Станимир. В его серых глазах заплясали весёлые искры.

– Ей нужна будет помощь, ты же знаешь, – уголки её губ приподнялись в грустной улыбке. – Она всегда помогала нам. Нужно помочь и ей, – она задумалась. – Мне снилась…

– Королева, – продолжил её муж. Да, именно муж. Как жаль, что в своей прошлой жизни они не дожили до своей свадьбы, – мне тоже. И ты там была. Всегда одинаковые сны, – подмигнул он ей.



Мелания Саноцкая

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться