Звуки города

1. Начало

Оранжевые брызги разлетелись по белой керамической плитке, как солнечные лучи по рассветному небу. Лола расхохоталась и унеслась прочь из кухни, взмахнув напоследок длинными светлыми волосами. Мишель тяжело вздохнул и поднял пластиковый стакан с пола, а после – вытер апельсиновый сок бумажным полотенцем. В этом доме давно заменили большую часть посуды на пластиковую, потому что Мишель устал убирать осколки, а Лола – тратить большую часть зарплаты на покупку новых кружек и тарелок.

На первый взгляд могло показаться, что Лола была неугомонной сестрой Мишеля, но на самом деле она считалась его матерью. Хоть Мишель и был приемным ребенком, любили его даже больше, чем многих родных детей.

Они с Лолой не были похожи как внешне, так и внутренне. Мишель всегда был рассудительным, Лола же никогда не задумывалась о последствиях. Мишель проводил дни и ночи в своей комнате в обнимку с акустической гитарой, Лола после работы любила смотреть телевизор и часами просиживать за видеоиграми. У Мишеля были тонкие черты лица и излишне бледная кожа, а на Лолу всегда обращали внимание из-за медового загара и пухлых губ. Волосы Мишеля лежали немного неряшливо, ведь крупные каштановые кудри было совсем непросто уложить. Прическа Лолы наоборот всегда выглядела идеально. Хватало всего лишь провести пятерней по золотистым волосам, словно впитавшим в себя солнечный свет.

 – Ты собрал вещи? – послышался из гостиной веселый голос Лолы.

 – Нет еще. Вообще не знаю, что брать. Может, мне и не понадобится ничего. Не факт, что до меня дойдет очередь на прослушивании. А если дойдет, то не факт, что за меня проголосует хоть кто-нибудь.

Мишель не разделял энтузиазм матери. Он боялся выходить на большую сцену, ведь раньше ему доводилось играть только в душных барах и пабах, где любили собираться офисные работники. К тому же, Мишель никогда не выезжал из родного Риверпойнта, а Лефонт видел только по телевизору.

 – Глупости, – в дверном проеме показалось улыбчивое лицо Лолы. – Раз местное прослушивание прошел, то и с тем справишься. Разве велика разница? Кстати, когда завтрак?

 – Когда ты переоденешься, – невольно закатил глаза Мишель. – Тем, кто приходит в ночной сорочке, завтрак не выдают.

Лола наигранно поджала губы и раздула щеки, как маленькая девочка. Мишель не выдержал и расплылся в улыбке.

 – Ладно, проходи, но это в последний раз, – уже не так серьезно продолжал он.

Лола чмокнула сына в щеку и плюхнулась на стул, будто не только что проснулась, а всю ночь провела на ногах.

 – Ты ничего не сказал на счет прослушивания, – она забарабанила пальцами по деревянной столешнице.

 – А что там говорить? – снова посерьезнел Мишель, разбивая яйца о край сковороды. – На местном прослушивании ни одной знаменитости не было, а в Лефонте все жюри из них состоять будет.

 – Так это же здорово. Даже если пролетишь, покажут по телевизору, да еще и фотографий с теми музыкантами сделаешь. Такое же на всю жизнь запоминается! Точно, совсем забыла. А кто в жюри будет?

 – Джонни Синяя Труба, Тито Тебальди, Пол Перри и Мира, – ответил Мишель, выкладывая яичницу на тарелки.

 – Неплохо. Правда, из этого набора тебе могут подойти только последние двое. Не представляю, как ты справишься с тем угрюмым блюзменом или с оперным певцом. Точнее, то, как они справятся с тобой, – захихикала Лола, чуть не расплескав чай из пластиковой кружки. – А сам бы ты к кому хотел?

 – Не знаю. – Мишель повел плечами, поставив тарелки с завтраком на стол. – Пока не могу думать обо всем этом. Не хочу надеяться, потому что тогда будет обидно, если не пройду отбор.

 – Нельзя же быть таким пессимистом! – всплеснула руками Лола, чуть не опрокинув тарелки на пол. – Если бы я так рассуждала, то уже давно лишилась бы рассудка!

Мишель попытался улыбнуться, но не смог. Он помнил, что в жизни матери было немало тяжелых моментов, из-за которых она и решила остаться вечным ребенком. По крайней мере, другой причины Мишель не видел.

 – Просто я волнуюсь. Если повезет, и я пройду, то жизнь может измениться навсегда. В лучшую сторону, конечно. Но так, как сейчас уже не будет.

 – Выкинь из головы всякую ерунду на счет шанса всей жизни. В первую очередь это же наши выходные в Лефонте! Завтра ты пойдешь на прослушивание, а в воскресенье будем гулять до самого вечера. Не зря же я столько дополнительных выходных взяла!

 – Может, ты и права, – улыбнулся Мишель. – Но репетировать все равно надо.

 – А вот это правильно! Хорошо, что я умею поддержать боевой дух. – Лола нагло перетянула на свою тарелку четверть яичницы, которую не успел доесть Мишель.

 – Так не честно! – воскликнул он, но обиды в голосе не чувствовалось.

 – За все надо платить, – хихикнула Лола. – Иди репетировать. Так и быть, в этот раз я помою посуду.

 – Спасибо, – просиял Мишель.



Элодия Темнотворова

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться