Бедотворец

Бедотворец

У каждого своя задача в этой непростой жизни. Кто-то сеет добро, ну а кто-то... Кто-то должен сеять неприятности, беды, проблемы или даже зло и хаос, иначе как люди смогут ощущать то самое всеми любимое добро? Не видно его будет, если всё хорошо вокруг и дела идут гладко. Не разглядишь счастья, не почувствуешь...

Бррр... Он переступил с лапки на лапку, неприязненно сморщив чёрный мокрый носик. Добро - это та ещё пакость. Он был уверен в этом, и ничто не могло его переубедить. Потому что есть такая работа - Бедотворец, а каждая работа откладывает свой отпечаток.

"Бедотворец" - звучало гордо и красиво. И как-то даже с налётом пафоса, потому что творить беды - это творчество, высокое искусство... Однако, в каждой работе с прекрасным названием есть свои подводные камни. И в работе Бедотворца (казалось бы, идеальной!) они тоже имелись. Опасная, надо заметить, эта работёнка. И не благодарная. Хотя, это как посмотреть...  Творить беды куда более приятно, чем заполнять пустоты в чужих судьбах  добрыми словами, лживыми комплиментами или слащавой поддержкой. Да и полезней.

Так что неприязненно морщащее своё чёрный носик существо свою работу, несмотря ни на что, очень любило.

Сегодня поутру Бедотворец шёл на работу с широченной улыбкой на мохнатой морде. Он почти каждый день выбирался из своей норки и брёл проторенной тропкой поближе к людским жилищам. Там можно было всегда наворотить дел! В смысле, натворить бед. И он, собственно, и воротил, и творил... Это приносило ему умиротворение и уверенность в своих силах. А ещё он знал, что на самом деле делает добро, просто не все это понимают. Но какое дело до всех, когда сам для себя точно знаешь, что идёшь верным путём?

Бедотворец знал. И был, несомненно, прав.

Вот сегодня, например, он заглянул в столовую. При местном заводе. Там трудилась повариха Даша - милейшее создание, вечно не замечающая, как Бедотворец таскает у неё еду. За это он её особенно любил, хотя и без этого Даша была приятной. Иначе бы он, Бедотворец, на её стряпню ни за что не позарился! Кому нужно то, что приготовлено злыми руками? Никому. А особенно Бедотворцу, который, как никто, умел отличать истинное добро от истинного зла.

За постоянные вкусные обеды он платил, чем мог: присматривал за поварихой особенно чутко, не так, как за прочими подопечными. Да и провизии брал он немного: так, домой принести гостинец.  Так что всё было очень даже взаимовыгодно. Только Даша об этом не знала. Да и не надо оно ей.

У Даши всё было неплохо, но, как приметил Бедотворец, могло бы быть лучше, если б грузчик Володя, наконец, решился с ней заговорить. А он бы никогда не решился, это Бедотворец отлично знал. И потому, когда как раз разобрался с очередным проблемным подопечным, выждал момент, когда Володя как раз с ящиком моркови придёт, да и разбил любимую Дашину чашку, которую ей бывший подарил при совместном отмечании какого-то человеческого праздника.

Не жалко кружку. Потому что бывший у Даши был так себе. А от так себе людей хороших вещей быть не может. Это Бедотворец отлично знал. А вот повариха - не знала.

Даша разревелась сразу, как только кружка разлетелась на мелкие осколки от удара о кафельный пол. Разревелась так, словно это прям горе горькое...

Бедотворец хмыкнул и довольно прищурился. Ревёт Даша, словно беда ужасная приключилась. Оно и понятно: не зря же Бедотворец изводил её всё утро своими проделками. Старательно подводил, чтобы кружка стала последней каплей, апогеем, кульминацией... Творчество - оно такое. Даже если творишь беду.

 Зато каков эффект! Володя сразу ящик с морковкой на пол отбросил, кинулся к Даше, успокаивать начал, мол, на счастье посуда бьётся, ну и прочая ерунда, хоть уши затыкай.

Не посуда на счастье бьётся, а он, Бедотворец, жизнью рискуя её бьёт, дабы помочь счастью приблизиться! Трудно быть талантом, когда никто не замечает... Вот она, ещё она трудность в работе Бедотворца.

Но вдохновение не угасало. Потому что главное не признание, а результат!

С Дашей, например, хорошо получилось. Но не всегда так гладко проходит. Иногда и попотеть приходится: то шерсть подпалить можно на газовой плите, когда надо, чтоб еда подгорела, то люди попадаются какие-то внимательные, заметить норовят... Всякое бывает.

Сложная, в общем, работа, но ужасно приятная. Бедотворцу очень нравилось ощущать себя причастным к чьим-то судьбам, и он ни на что бы не променял свою профессию.

После трудового дня он забрёл в свою норку, где его ждал ароматный салат из свежих кореньев и его любимая Ангелина, названная так неспроста, а из-за своего удивительно доброго нрава. Это только глупые сперва дают имена, а потом глядят, не сумеет ли имя выправить характер в нужную сторону. Не сумеет. Оттого у людей одно и то же имя и у плохого, и у хорошего человека может быть. Умные всегда дают имена после того, как стало ясно, что за душой у существа. Именно поэтому Бедотворец именем пока не обзавёлся - вроде и зло он делал, а вроде и ради блага. Нелегко при таком противоречии имя себе подобрать. Но ничего, со временем само отыщется!

- Как дела на работе? - спросила Ангелина.

- Нормально, - устраиваясь поближе к миске с салатом, отозвался Бедотворец. - Тяжёлое время нынче... Лето - просто так никого с хорошего настроения не собьёшь... Надо бы что-то хитрое придумать, но нет... лето же - летом думать вредно!

- Да и не надо, - ответила она, мягко улыбнувшись. - Лето - оно и само за тебя поработает, устроит чьи-то судьбы... А мы пока махнём в отпуск, - она обвела взглядом их норку и объявила этому дому: - До встречи в сентябре!



Анастасия Енодина

Отредактировано: 15.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться