Поворот калейдоскопа

Размер шрифта: - +

Глава 1

Глава 1

Аня

Аня проснулась от холода. Села, свесив ноги, ежась, поправляя растрепанные волосы. Дуло от окна, за ним мелькали бесконечные серо-коричневые поля с яркими рощицами. Полноватый парень на нижней полке напротив сразу подобрался. Аня бросила на него откровенно недовольный взгляд, но он его не понял.

— Вам помочь слезть?

— Нет, спасибо.

— И все же...

Он подскочил к ее полке в проходе, и Аня, сразу представив, как он сейчас прижмется, как накануне вечером, помогая ей спуститься, и рявкнула:

— Я же сказала, нет!

Парень скривился, посмотрел на бабульку, сидевшую под Аней, обиженно сообщил той:

— Я только помочь хотел.

Бабулька ничего не сказала, но по ее взгляду было понятно, что "лапотников" она тоже не одобряет. Пожилой мужчина на полке напротив Аниной заворочался, кашляя, медленно спустился вниз и церемонно поздоровался.

— Наидобрейшего всем утра. Господа, завтракать будем?

— Садитесь, садитесь, — приветливо заговорила бабулька. — И вы, девушка.

За завтраком соседи по купе разговорились, Аня даже ответила на несколько вопросов пожилого мужчины.

— В Каратов едете? — спросил он. — Хороший город, природа какая! Реки, озера. Климат только не очень. Родня у вас там?

— Да, родственники, дальние. Но я на работу еду. Меня... перевели. Я перевелась. Там филиал вуза, где я преподавала.

— За что ж вас так? — мстительно протянул парень. — В провинциальную жопу?

Аня вспыхнула :

— Я же сказала, что перевелась сама.

— Из Москвы?

— Да.

Парень недоверчиво хмыкнул, остальные соседи по купе деликатно промолчали. После завтрака Аня залезла наверх и всю дорогу до Каратова спала или читала книгу. Книга была интересная. Наверное. Аня смотрела на слова, которые складывались в предложения, и даже переворачивала страницы, но смысла прочитанного не понимала. Лишь одна фраза зацепила ее внимание – сказанное героиней резкое: "Никогда. Мы никогда не будем вместе. Ты потерял меня навеки". Аня несколько раз перечитала фразу. И гордо, и красиво! А когда она, Анна, сказала похожее, Иннокентий обозвал ее неблагодарной тварью. И добавил, что она не стоит того, чтобы он как-то переживал по поводу их расставания.

Аня смотрела в окно и вспоминала. Каждое слово бывшего жениха отпечаталось в ее памяти и резало теперь душу и сердце. И слова его отца, произнесенные с отчетливой жалостью:

— Анечка, не нужно поспешных решений. Не уходи из вуза. Давай подыщу тебе временную вакансию по филиалам. В Каратове есть место старшего преподавателя. Это недалеко от Берёзово. У тебя же там родные живут? Поработаешь, подумаешь, надумаешь - вернешься...Кеша вспыльчивый, но отходчивый...

— Отходчивый? — Аня с трудом удержалась, чтобы не рассмеяться. — Значит, это я виновата?

Станислав Иванович отвел взгляд. Старая, как мир, история измены в устах Иннокентия превратилась в драму, в которой жертвой был сам изменщик. Аня узнала о сопернице случайно – Кеша засветился с блондинкой на благотворительном вечере в честь открытия нового факультета. Фотография попала на стенд в холле. Аня увидела ее, но совсем не встревожилась: Иннокентий и его очаровательная студентка стояли рядом, но не слишком близко. Девушка смотрела вдаль, Кеша на ее бюст. Бюст был хорош, ноги тоже. Но Аня и их бы не заметила, если бы не две второкурсницы, подошедшие к стенду одновременно с ней.

— Видала?

— Че? Сириусли[1]?!

— Ага. Подцепила-таки Жанночка красавчика.

— Гонишь!

— Да сама видела, как Кен Стасыч к ней в комнату заходил. Вышел через два часа, весь взмыленный.

— Жанна такая – взмылит, как надо!

— А стонали-то как! Вся общага возбудилась!

Девчонки засмеялись и пошли прочь, не заметив преподавательницу. Аня стояла, чувствуя, как превращается в лед сердце. Она не ожидала, что все произойдет по инициативе Кеши, и, наверное, еще на что-то рассчитывала. Но красивая блондинка с золотистой кожей и дерзким взглядом своими длинными ногами спокойно и деловито превратила все Анины волшебные башни и замки в грязную кучу песка. Впрочем, начало этому было положено еще до появления Жанны.

Во время ссоры Новиков повторял, что Аня виновата сама. Она холодна, бесчувственна, ленива в постели, не хочет замуж, отвергла два Кешиных предложения руки и сердца. Он ее, нищенку из провинции, добивался, добился (великая честь для девушки без роду без племени), пригрел, поселил в хорошей квартире, любил, как ненормальный, а она чем отплатила? А чем? Аня задумалась, оторвавшись от книги и глядя в окно с унылым пейзажем. Она тоже его по-своему любила. И выражала свою любовь, как могла: готовила вкусное, выбирала ему вещи, исправляя его отвратительный вкус в одежде, терпела «эксперименты» в постели. Нет, конечно, в чем-то он был прав: она лгала , редко когда-либо получая удовольствие в сексе, научившись изображать страсть. Но разве это кому-то мешало? Должно быть, Жанна в постели не притворялась, а если и притворялась, но гораздо лучше скверной актрисы Ани. В целом, Аня была согласна с каждым словом Новикова: холодна, бесчувственна, не ценила.

В Каратове никто ее не встретил – такой договоренности не было, подумаешь, какой-то заурядный преподаватель. Она добралась на такси, потратила большу́ю сумму, что с учетом ее нынешнего финансового положения, только усугубило безденежье. Но сумки были тяжелыми, кампус находился на противоположной стороне города, а транспорт в Каратове ходил, как попало. Город рассмотреть Аня не успела, отметила только , что он был сер и грязен. Комендант общежития, нестарый еще строгий мужчина с военной выправкой и протезом вместо руки, повел ее по запутанным переходам:



Тата Ефремова

Отредактировано: 25.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться