2. Эннэлион. Слово охотника

Глава 4: Решение

 

Охотники собрались в одной из комнат, что выделила им хозяйка постоялого двора. Лилиит стояла у незастеклённого окна и смотрела на улицу. Там по грязной мостовой цокали копытами лошади, таща за собой экипажи. Кучера то и дело огревали плетью бедняков, которые имели смелость подойти слишком близко и попросить медяк. С окна второго этажа кто-то выплеснул помои, окатив ими проходящих жителей Кэймора. Подобной брани девушка давно не слышала.

И ни одного защитника порядка.

Права была Фецилла, говоря о том, что стража в этом городе отстойная.

– Что будем делать? – Гилиам сидел на кровати, застеленной тонким покрывалом, и крутил в руках фамильный перстень, который не надевал до этого при отряде.

– А у нас много вариантов? – Драдер прислонился к двери. – Убивать или не убивать.

– Но это ведь неправильно, – попытался возмутиться Осванд.

– Мне кажется, что принимать решение в этом случае должен Леоф.

Охотник со шрамом на правой щеке вздрогнул:

– Я не знаю. Он ведь мой родственник. Но если сестра права, и дядюшка замешан в гибели наших родителей…Я не знаю, – повторил он.

– Смысл в словах Фециллы есть, – согласился Гилиам. – Если сложить смерть барона и баронессы Дехасти и то, как он поступил с их детьми, можно предположить, что он замешан в заговоре. Но давай вспомним то, что сказали тебе во время испытания. Твои родители копали в сторону истинных охотников и их устранили те, кто не хочет пустить в массы правду. Значит ли это то, что твой дядюшка является одним из них?

– Да мы даже не знаем, кто скрывает правду от людей и пускает ложные слухи столько лет, – встрял Мартон. – Как мы можем утверждать, что некий барон является тем самым человеком, настроенным против охотников?

– Я ничего не утверждаю, – поднял руки в защитном жесте воин.

– Нам нужен медальон моей сестры. Просто так она его не отдаст, а грабить её у меня не хватит совести. Будь что будет, я согласен на её условия.

– Зато на убийство тебе совести хватит, – буркнул Драдер.

– Разве наш королевич не может махнуть лапкой и получить желаемое на блюдце? – скривилась Лилиит.

– Не может, – передразнил её Гилиам. – По одной простой причине, от моего титула осталось одно только название.

– Настал тот день, когда возродились истинные охотники и первым делом укокошили они местного барона. Отличная выйдет баллада, – пристыдил присутствующих Драдер.

На это никто ничего не ответил.

А спустя сутки, Фецилла подошла к компании Гилиама во время ужина и присела за их стол.

– Время ответа пришло. Если вы отказываетесь, то завтра покидаете «Дорогу пряностей». Соглашаетесь – мы выезжаем отсюда вместе.

– Согласны. Но с одним условием, – отозвался Гилиам, делая вид, что не заметил, как скривилась от этих слов женщина, – если будет шанс договориться без кровопролития, мы им воспользуемся.

– Пусть так, – усмехнулась хозяйка таверны. – Завтра на рассвете прикажу седлать ваших молабу.

 

 

 

Лилиит ворочалась в постели, сон к ней не шёл. Она даже обрадовалась бы сновидению с огромным волком, но что-то не позволяла сомкнуть глаз.

– Лилия, – зашелестел голос.

Охотница встрепенулась и села, свесив босые ступни к полу.

Так звали её в прошлой жизни. Это имя знал только один человек. Даже не человек – бог. Та, кто проклял девушку на перерождение и присвоил её себе. Богиня мира Эннэлион – Сэлис.

– Лилия, – более явственно послышался голос со двора.

Охотница медленно подошла к окну и отворила внутренние ставни. Внешние были распахнуты, и ночная свежесть ворвалась в комнату.

– Лилия! – на тёмной улице стояла фигура, подняв лицо вверх. – Наконец-то!

– Кто ты? – вопрос был спонтанным.

– Я случай, что неслучаен, – рассмеялся Эштус, брат богини-судьбы. – Есть разговор. Спустишься?

Девушка, не раздумывая, кивнула, хотя вряд ли бог-случай мог разглядеть это во тьме. Она натянула сапоги и, шнуруя на ходу вырез тёмной рубахи, спустилась на первый этаж. В очаге догорали последние поленья, освещая большой зал корчмы. Охотница прокралась к двери и отодвинула большую, укреплённую железом щеколду.

Эштус стоял, прислонившись к стене. Он сделал шаг навстречу к Лилиит и заговорил:

– Рад видеть тебя живой. Значит, ты справилась с тем, что взвалила на тебя моя сестричка.

– Почему ушедший бог будит меня посреди ночи моим старым именем?



Анна Минаева

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться