Бастарды его величества

Размер шрифта: - +

Глава сорок восьмая

Она так на него похожа…

Кэрант взглянул на медальон. Действительно, Диана сильно походила на лорда Ортема. Его точёный профиль, его глаза, его светлые волосы, его улыбка… С портрета, спрятанного в медальоне, на Кэранта смотрела мужская копия Её Величества. Они больше походили на близнецов, чем на отца и дочь, если забыть о том, что королева Диана родилась тогда, когда Ортем уже погиб.

Он должен был пройти по пути, который преодолел Адриан. Зайти за завесу, за которую не решился шагнуть фальшивый пятый сын. Но это было отнюдь не так просто. Кэрант не привык бездумно рисковать собственной жизнью. Даже ради Дианы, если это было бессмысленно…

Он нуждался в подтверждении.

- Зачем ты загадал столько загадок? – спросил он у портрета лорда Ортема, хотя думал о другом человеке. – Неужели нельзя было просто признаться?

Король Эдмунд оставил этот вопрос без ответа. Да и вряд ли он мог сказать что-то, будучи уже давно мёртвым. Ведь Кэрант сам развеял его прах по ветру вместо настоящего наследника престола. Он занял чужое место… Ради чего?

- Иди, - прошептала едва заметная тень. – Ты обещал.

Кэрант не давал никаких обещаний, но у него не было сил спорить. Голос, говоривший с ним только что, принадлежал незнакомому человеку. Почти. Кэрант слышал его лишь раз в жизни, когда получил чумную метку на запястье. Тогда король Эдмунд пусть и издалека, но прикоснулся к сознанию каждой своей жертвы. Проверял.

Казалось, он уже тогда подозревал, что сын короля Даррела может выжить. Возможно, он хотел заполучить его в свою армию? Тогда зачем убивал?

Кэрант закрыл глаза, вновь и вновь прокручивая перед глазами все события минувших дней. Король Эдмунд собирался милостиво лишить жизни чужого престолонаследника. Наверное, Даррел сказал бы ему за это спасибо. Не было бы проблем. Был бы жив. Растил бы Юргена, как единственного и неповторимого, и не существовало бы людей, способных возразить ему.

- Кем бы ты ни был, король Эдмунд, ты лучше моего отца, - проговорил в пустоту Кэрант. – Я уже раз пережил твою чуму и больше не буду бояться.

Он ещё раз взглянул на портрет лорда Ортема.

Она так на него похожа.

- Действительно похожа, леди Агнесса, - подтвердил Кэрант, хотя рядом с ним никого не было. – Очень сильно.

Он осторожно провёл большим пальцем по портрету, позволяя магии проникнуть сквозь холст. Нити волшебства пронизывали чужое лицо и наталкивались на выгравированную под ним надпись, но разобрать, что же там было, Кэрант не мог. Ему хотелось заглянуть за завесу тайны, разведать, что же произошло много лет назад в семье Дианы, чтобы быть уверенным в том, что делает.

Но портрет не поддавался.

Существовал тайный механизм. Кэрант чувствовал, как тот бился под пальцами. Таинственная огненная магия. Последние чары леди Агнессы.

Она была одарена, но отдала свою магию – кому? Кому, если её дочь родилась одарённой?

Кэрант закрыл глаза. Леди Агнесса была одарена, но, очевидно, позволила своему супругу попытаться отобрать её магию. Или он просто не спрашивал молодую жену, взял то, что, как ему тогда казалось, принадлежало ему по праву. И забыл вернуть. Но ведь отец Дианы не одарён? Нет, он не смог отобрать чары, но зато поломал изнутри свою супругу и нисколечко не жалел об этом.

Вероятнее всего, он и не подозревал, как мучилась Агнесса, каждый день пытаясь освободиться от душераздирающей боли.

Даркен унаследовал дар короля Эдмунда?

Кэрант вспомнил тот тихий голос в своей голове. Эдмунд действовал иначе. Был ли Даркен его сыном, или притворялся, как и все остальные?

Куда пропал дар Агнессы?

Почему Диана унаследовала такую сильную магию?

У него был ответ.

Агнесса за спасение от силы могла сделать всё, что угодно. И ей предложили помощь. В таком деле всегда спасают опытные маги. Кто-то могущественный помог леди перенести всю силу в тело ребёнка. Но, чтобы дитя не страдало, Диана уже должна быть одарена.

Лорд Ортем – одарённый маг, погибший на рубеже. Лорд Ортем – отец Дианы? Ведь так Кэрант думал всё это время?

Он наконец-то сумел погасить знакомую, похожую на изначальный дар Дианы, огненную магию в медальоне и отодвинуть портрет.

Гравировка, сделанная огненными чарами лорда Ортема, полыхала под его пальцами.

Дорогой Агнессе от брата.

Кэрант вскочил на ноги. Лорд Ортем никогда не был ни потенциальным, ни настоящим отцом королевы Дианы. Он был её дядей. Братом леди Агнессы, погибшем на рубеже.

Завтра утром Диана примет решение. Готовность, с которой она думала об этом, могла свидетельствовать только об одном: девушка полагала, что как бы она ни поступила, всё равно совершит ошибку. Кэрант знал, что обязан это остановить.

Потому что Диане грозила опасность.

Он вновь сел. Закрыл глаза, заставил тело расслабиться. Вытащил из глубины своего сознания те мысли, которые сумело пересказать мёртвое тело Адриана, и принялся перебирать их в обратном порядке, пытаясь вычленить единственно важное – смысл происходящего. Туман, заставлявший застыть поток чужих размышлений, мешал разобрать слова, определить мотивы, но события и поступки он скрыть не мог. Кэрант считывал последние дни Адриана, перебирал их, пересортировывал события и пытался понять, что же тот собирался сделать.

Порядок имел значение.

Кэрант заставил себя в мыслях пройти последние несколько дней чужой жизни. Пусть в ускоренном темпе, но он вместе с третьим сыном короля Эдмунда вдыхал воздух, искал советника Гормена, пытался разобраться в причинах происходящего. Острый математический ум, даже задурманенный туманом Даркена, всё равно не мог оставаться спокойным. У всего на свете были свои причины, и отказываться следовать логике… Нет, не в этом случае.



Альма Либрем

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться