Боги не играют по правилам

Font size: - +

Я - Гур!

Весь день я шел и думал, что же делать дальше, но ничего путного так и не пришло в голову. Что я смогу сделать Змею? Он сожрал не меньше десятка сердец. Он – просто супергерой. А я? Так, человечек с дурацким когтем.

К вечеру я был у своего замка. А куда еще идти заливать горечь поражения? Как всегда, сразу за воротами меня встретил Родор. Он бросился навстречу, словно ребенок.

- Гур! Я знал, что ты вернешься!..

Его глаза сверкали. На лице играла улыбка. Он видел во мне героя. А я отвел взгляд. Мне нечего было ему сказать.

- Как сильно любят тебя боги? – рассмеялся кузнец. – Не скромничай. Сколько сердец добыл?

Он уже хотел броситься мне на шею.

- Извини, - буркнул я. – Ничего не вышло.

И прошел мимо. Родор остался стоять с открытым ртом, будто ему влепили пощечину.

Хотелось просто забыться. Выпить три- пять кувшинов вина и уснуть. Может потом я смогу объяснить ему, что произошло. Он поймет.

Я направился к входу в замок. Двор, кажется, изменился, но я не мог взять в толк чем. Все выглядело знакомо, но в то же время по-новому. Появились флаги – черно-белая шашечка – знак барона Горлмида. Может стало немного чище, да исчез мох со стен. Впрочем, какая сейчас разница.

Навстречу выбежал Зигруд. Как всегда в полном обмундировании, при оружии и с решимостью броситься в бой, если надо. Он сразу все понял.

- Что случилось, Гур?

- Я проиграл, приятель. Все кончено.

- Что ты такое говоришь? - хранитель затряс меня за плечи. – Ты герой! Возьми себя в руки…

Я высвободился из объятий и пошел к двери.

- Стой! В чем дело?!

Я махнул рукой.

- Идем, поговорим за столом. Мне надо выпить.

В тронном зале спешно накрывали на стол. Я уселся на краю и, не обращая внимания на Зигруда и его людей, галдящих вокруг, пил кружку за кружкой. Хотелось скорее впасть в приятное расслабление и забыться в хмельном сне.

Двери распахнулись, и вошел барон Горлмид. Его было не узнать. Вместо обрюзгшего увальня с грязной нечесаной бородой появился настоящий лев. На нем были черные сверкающие латы. На плечах висела медвежья накидка. Он обвел зал грозным взглядом и широким шагом направился ко мне.

- Гур! – взревел барон. – Что все это значит?!

Я отхлебнул из кружки, откинулся на спинку стула и рассказал все, что произошло за последние сутки. Меня не перебивали, но я видел, как хмурились брови воинов, как кусал губы Зигруд, как сжимались челюсти Горлмида.

- Послушайте, друзья, - закончил я, растягивая слова, - давайте выпьем за вашего следующего героя…

- Прекрати! – Барон выбил кружку у меня из рук. – Ты дал нам надежду, а теперь…

- А что теперь? Вы сами по себе, я сам по себе.

- Нет! – Горлмид хлестанул меня по лицу.

В другое время я бы свернул ему нос, но сейчас… мне было все равно. Плевать. Замахнись он и ударь ножом – я бы подставил грудь.

- Ты – наш герой! – продолжил барон. – И не потому, что так решили боги, а потому, что вопреки им ты дал нам веру в победу! Теперь ты нужен нам. Ты проиграл одну битву, но не проиграл войну. Сейчас – только подготовка. А на арене ты покажешь, кто есть кто. Мы с тобой!

Я молчал. Да, они верили мне и не этого ждали. Я должен был вести их вперед, стать для них героем, а не просто назваться таковым. И вот я сижу перед ними – тряпка с осоловевшим взглядом и капустой на бороде – герой потерянной мечты.

- Вспомни, что было тут до тебя. – Зигруд затряс меня за плечи. – Оглянись. Ты видишь, как все изменилось?

Я налил себе полную кружку и залпом выпил. Скривился – ох и кислятина же! – вытер рукавом рот и стал выливать остатки на стол. Вино капало большими томно-красными каплями, будто кровь.

Сквозь толпу протиснулся Родор. Я услышал его голос.

- Гур, вижу, у тебя новые перчатки. Хороши. Дай взглянуть.

Я протянул ему пару. С минуту он разглядывал их, а потом сказал:

- Примерь мои. Я сделал их специально для тебя.

Я нехотя напялил его грубые рукавицы. На удивление было удобно. Особенно когтю. Теперь он не вжимался в ладонь, а торчал наружу грозным оружием.

- Ну, как? – спросил кузнец.

- Это ты хорошо придумал.

Я улыбнулся, наверно, впервые за день.

- Будь уверен, Гур, я закону все латы героя Мелавуда в срок, - сказал Родор.

Я посмотрел на него: он стоял на фоне могучих воинов Зигруда, словно мальчик. Но его глаза горели огнем. А сам он, казалось, вытесан из камня.

- Я подготовлю замок к торжественному выходу героя на арену, - сказал Горлмид тоном, не принимающим отказа.

- Я добуду коней, повозки и позабочусь о зрительских местах на арене, - твердо сказал Зигруд. – Мы все едем смотреть, как славно бьется наш герой – Гур.

- Мы все едем!.. – загалдели воины.

Я обвел взглядом толпу и увидел в глазах победу. Только ради нее они живут. И они счастливы. Разве вправе я отобрать у них счастье? Вот же черти, ну, разве могу я подводить вас? Я поднял кувшин, ловко прихватив его когтем.

- За вас!

- Гур! Гур! Гур! – завопили воины. – Боги любят тебя, герой Мелавуда!..

Когда шум утих, и вино разлило тепло по желудкам, кузнец сказал:

- Еще не все. Примерь это.

Он протянул мне тяжелые уродливые сапоги. Началось. Только мы были на вершине блаженства, и вот опять. Я с трудом засунул в один ногу и скривился от боли. Да, в них можно пытать еретиков, а не по арене бегать.

- Не буду спать, пока не сделаю так, что будешь в них порхать бабочкой, - сказал Родор и быстро убежал в кузню.

Я улыбнулся ему вслед и подумал, что надо позаботиться о деньгах для кузнеца Накмиба. Родор, конечно, неплохой малый, но его жестянки не сравнятся с работой мастера. И надо проделать дыру в перчатках, мне больше не надо прятаться. Теперь я не Руг. Я – Гур!



Андрей Акулов

Edited: 22.12.2017

Add to Library


Complain