Чёрный

Размер шрифта: - +

Глава 4. Ветер перемен

Над лесом, ставшим для Черного и его стаи новым домом, снова сгущались тучи. Осень уже была готова отступить и сдаться перед неминуемо наступающей зимой, но собиралась сделать это, видимо, как можно эффектнее. Уже несколько дней подряд днем лил дождь, ветер не прекращался ни на секунду, а ночной холод накрывал все вокруг одеялом инея и льда.

Овраг защищал стаю со всех сторон от ветра, но во время дождя в его центре образовывался настоящий ледяной ручей и волкам приходилось держаться ближе к его краям, у самой возвышенной его части. Ночью он покрывался по краям тонким льдом и ходить по нему становилось еще проблематичнее.

Черный оставил свое привычное место у некогда солнечной поляны и, вместе с Пеленой и Меченым, прятался от непогоды в не глубокой пещере, образованной из заледеневших ветвей и корней огромного дерева. Небольшой вход в неё обеспечивал тепло и безопасность, а поднимающийся к основанию дерева пол — сухость и защиту от задувающего ветра.

Зима была совсем близко, и уже очень скоро молодых волков возьмут на их первую настоящую охоту. Не на ту, когда старшие объясняли и показывали основы на уже пойманных тушах или раненых зверях, а на настоящую. На охоту, где никто не будет подсказывать, и действовать придется самостоятельно, становясь единым целым со стаей. Этого дня они ждали с самого начала лета, с того момента, как вожак сказал им об этом, на одном из советов стаи.

Черный и Меченый не раз обсуждали предстоящее, стараясь предусмотреть и предвидеть всевозможные ситуации. Но каждый раз находился вопрос или момент, в котором они сомневались или не знали на него ответа вовсе. Возможности спросить у старших появлялись все реже. Волки уходили за пищей с каждым разом дальше и дальше, и отсутствовали все дольше. Оставшиеся волчицы или не знали ответов, или не хотели обсуждать такие темы, гоаоря, что им есть чем заняться и что на все вопросы ответят старшие, когда вернуться. И молодым волкам оставалось предполагать и пытаться решить возникшие вопросы самостоятельно, основываясь на тех знаниях, которые они успели получить у взрослых и опытных сородичей.

Пелена всегда одергивала брата в его попытках тут же бежать и выяснять ответы на возникшие вопросы. Говорила, что в опасной или непонятной ситуации спросить будет не у кого и решать нужно будет самому. Меченый ворчал, но чаще всего слушал сестру. Черный же ничего не говорил, он самостоятельно и постоянно размышлял о многом, стараясь предусмотреть все даже там, где это, казалось бы, не было нужно. Придумав, как ему казалось, верное решение он делился с Меченым и Пеленой, и они вновь обсуждали все с начала.

Вот и сейчас он, не обращая внимания на очередное ворчание Меченого на свою сестру, лежал, положив морду на лапы, и смотрел на падающие с деревьев капли, думая над словами отца: «Не нападай, если не голоден и не убегай, если можешь победить», — говорил вожак. Черный не мог сложить это в голове, хотя ему казалось, что смысл сказанного он понимал. Он несколько раз пытался обсужить это с остальными, но Меченый трактовал слова вожака буквально, а Пелена, как правило, уходила от ответа, и Черный опять оставался наедине со своими мыслями.

 

 

Не редко ему вспоминался тот день у реки, но он старался отогнать эти мысли и не думать о случившимся. Они так никому и не сказали о том, что видели там и о том, что им пришлось пережить. Меченый долго рвался поделиться этим со всеми, но Черный и Пелена отговорили его, объяснив, что так будет лучше для них всех. И в итоге, Меченый согласился, решив, что они правы.

Время приближалось к середине дня, и дождя, на удивление, не было с самого утра. Черный решил выйти из их убежища и дойти до образовавшегося от талого ночного инея и предыдущих ливней, ручья, чтобы попить. Встав, он направился к низкому отверстию под массивным корнем, которое служило входом в их укрытие.

— «Ты куда?» — услышал он озабоченный голос Пелены.

Последнее время она начинала его немного раздражать своей непомерной заботой и интересом к нему. В особенности, это стало проявляться после ее слов у водопада. Он понимал, что злиться на это глупо, но ничего поделать с собой не мог, как и не мог сказать ей об этом. Он собрался с мыслями и постаравшись ответить максимально мягко:

— «Пойду попью».

— «Хочешь, я с тобой?» — тут же ответила Пелена.

— «Нет, я быстро».

Черный не стал дожидаться, что скажет на это пепельная волчица и отряхнувшись поспешид вылезти наружу.

Овраг казался пустым. Практически вся стая несколько дней назад, ушла на охоту. Остались только три старшие волчицы следить за порядком и молодые волки. Но все они прятались от непогоды в своих укрытиях, и никого не было видно. Черный слышал их запахи, но не видел ни одного из них. Любой чужак, проходящий мимо, никогда бы не догадался о присутствии здесь волков, если бы они сами ему не показались.

Он направился к ручью, вспоминая как шумно и оживленно здесь было летом. На огромном расстоянии вокруг не было хищников, которые смогли бы причинить им вред, и маленькие волчата без опаски возились в центре поляны под лучами солнца. Старшие волки грелись в траве или просто спали, а волчицы спокойно прогуливались, присматривая за малышами.

Сейчас же все было пусто, серо и сыро. Среди исполинских сосен стояли осыпавшиеся лиственные деревья, устремив голые ветви в черное небо, а под лапами хрустел ковер из влажных опавших листьев и иголок. «Поскорее бы вернулась стая и началась новая охота», — подумалось Черному, когда подходил к ручью, — «Тогда мы сможем уйти от сюда». Овраг был их домом, но серость и холод вокруг нагоняли самые грустные мысли и желание сменить обстановку, становилось все сильнее и сильнее.



Сергей Абрамов

Отредактировано: 05.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться