Чужие руки

Размер шрифта: - +

12

На улице стоял теплый субботний день конца июля. Жар, пробираясь в квартиру через открытое окно, мешал Рите думать. Девушка сидела на кухне, обдуваемая прохладным потоком неутомимого вентилятора, когда в дверь кто-то постучал.

Маргарита подумала, что ей показалось, но кто-то позвонил в дверной звонок. Девушка никого не ждала, потому взволнованно заглянула в глазок, но увидела лишь букет красных роз в чьих-то руках.

– Кто там? – почти испуганно спросила она, не понимая, кто мог к ней так явиться.

– Иван Северин, – ответил ей знакомый голос.

Сердце у Риты сжалась, ни то от этого имени, ни то от голоса.

Спешно открыв дверь, она замерла, глядя на мужчину. Его глаза были единственным, что осталось неизменным. Волосы Ивана отрасли, и были небрежно зачесаны назад, создавая легкий хаос. Он побрился и действительно оказался симпатичным, по мнению девушки, только в такую жару все равно пришел к ней в пиджаке и держал в одной руке букет, в другой торт. Только Маргариту это не волновало, она просто смотрела мужчине в глаза.

– Привет, – сказал тихо Иван.

– Привет, – в такт ему ответила Рита.

Не отпуская дверной ручки, она прижалась щекой к двери, неловко улыбаясь. Она не знала, что ждала его, пока не увидела на лестничной площадке.

– Я сразу скажу, зачем пришел, ладно? – спросил неуверенно Иван и, не дожидаясь ответа, продолжил: – Я старше тебя и, возможно, я совсем тебе не подхожу, но ты мне нравишься. Очень нравишься. Я думал о тебе все это время. Пустишь?

Рита мягко улыбнулась.

– Заходи, – сказала она, шагая назад на кухню. – Можешь не разуваться.

Она просто улыбалась, ставя чайник.

Мужчина тихо прошел следом. Он все же оставил ботинки в коридоре, поставил торт на край стола и снова посмотрел на Риту.

– Какой же ты, все-таки, старомодный, – хихикнула девушка, глядя на врача. – Не дари мне больше роз – это очень банально, есть много других, куда более приятных цветов.

Она осторожно забрала букет из его рук, скользнув нежно по пальцам, на которых авария оставила россыпь мелких шрамов.

– А будет другой раз? – спросил Иван, не отводя от нее глаз.

– А ты хотел отделаться одним букетом? – смеясь, спросила Рита.

Она ставила красные розы в вазу, неспешно и бережно.

– Я имел в виду…

Иван не договорил, внезапно замолчав.

– Садись за стол, – велела ему девушка, делая вид, что ничего не понимает. – Ты будешь чай или кофе?

– Наверно, чай, – неуверенно ответил Иван, все же сев.

Его внимание сразу привлекли бумаги Маргариты. На столе лежали книги по химии, и записи с расчетами и задачами. Он ничего не смог спросить, ибо девушка быстро собрала все книги и сгрузила их на подоконник, а потом села напротив.

– Рассказывай, – широко улыбаясь, попросила она. – Как наш пациент, все с ним хорошо?

Иван кивнул. Парень действительно был жив, по сути, теперь здоров, главное было не делать новых глупостей.

Рита покачала головой, понимая, что неразговорчивость Ивана выглядит очень милой.

– А руки твои как?

Мужчина коротко посмотрел на собственные ладони и снова взглянул на Риту.

– Вроде, ничего. В быту я почти не замечаю разницы. Почерк немного изменился, и все сначала было трудно, а теперь только самые мелкие движения, правда, левая рука немного слабовата, впрочем, я теперь в поликлинике работаю, моих рук хватает, чтобы вскрыть панариций или родинку удалить, только я, наверно, совсем не о том говорю.

Рита улыбалась, понимая, что он заворожено, смотрит ей в глаза. Хотя она сама делала то же самое, чувствуя приятную полноту в груди.

– Именно то, – прошептала Рита, осторожно касаясь его руки.

Ей нравилось прикасаться к теплым рукам мужчины, осторожно, ласково.

– Рит, – прошептал Иван, внезапно перехватив ее руку и крепко сжав ее пальцы. – Я первую книгу написал, ее, кажется, даже издавать будут.

– О чем?

Она широко улыбалась, пока теплые руки, сжимали ее пальцы.

– О тебе. Обо мне. О нас той ночью, – отвечал Иван.

– У книги хороший финал?

– Да, что-то вроде «жили они долго и счастливо».

Рита перестала улыбаться, прикрыла глаза, совсем забывая про закипевший чайник, и опустила голову, чтобы коснуться щекой мужских рук.

– Почему ты сразу не сказал, что я тебе интересна? – спросила она.

– Потому что я старый ворчун в гипсе, – прошептал Иван. – Не умею я ухаживать за девушкой, когда о себе позаботиться не могу.

– Глупости какие.

Она резко отпрянула, посмотрела на мужчину и призналась:

– А я, кажется, в мед поступаю.

– А как же мечта?

Рита пожала плечами.

– Может быть, когда-нибудь. Просто мне пусто без этого, только не знаю, смогу ли поступить. Я все забыла. Придется, наверно, еще год пропустить, хотя не хотелось бы. Может, лучше получить среднее?

– А если платное? – спросил Иван совершенно серьезно.

– На платное я, конечно, поступлю, но где деньги взять на учебу, едва ли я смогу по-настоящему работать, поэтому, боюсь, это не вариант.

– Выходи за меня замуж, а тебя выучу, – совершенно серьезно заявил Иван.

– Ты дурачок? – с умилением спросила Рита.

– Я серьезно. Мне не интересно уже бегать по свиданиям, я семью хочу настоящую. Хотя цветы и прочие мелочи я тебе гарантирую.

– Ты точно дурачок, но мне нравится.

Иван улыбнулся.



Александр Верт

Отредактировано: 17.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться