Дай мне свободу. Возьми мою любовь

Размер шрифта: - +

Глава 5. Новости

— Ох, какой скандал, какой скандал... — бормотал герцог Альберто, воздевая глаза к небу и следуя по пятам за королём, для успокоения буйного нрава которого следовало немедленно отправиться в места более легкомысленные.

А завтра же — прочь из этой страны, войны с которой удастся избежать, если Альберто будет красноречив и убедителен. И пусть захват небольшого, ослабленного междоусобицей, края обещал быть молниеносным и стремительным, герцог слишком хорошо знал своего друга и правителя. Война увлекала и пьянила Рэймондо, так что одним княжеством дело не обошлось бы. Его Величество на волне молодецкой удали решит присоединить и весь большой регион. А это повлечёт за собой огромные расходы из казны — и практичный герцог не понимал, почему они должны тратить свои деньги на наведение порядков в странах, где даже нет месторождений золота или алмазов, одни лишь леса да озера. Нужно будет вновь усмирять восстания и преследовать бунтовщиков — и это в то время, когда пристального внимания правителя требовали недавно построенные заводы на границе империи, да и в колонии Его Величество не наведывался уже боле трёх лет. Всё-таки север — не их стихия, и, несмотря на расчудесный воздух, в самой атмосфере здесь чувствовалось что-то чужое, неправильное.

Поэтому Альберто был настроен решительно — главным было только дать монарху успокоиться, а потом уж напомнить о так любимых им южных широтах, новых плаваниях и морском воздухе, способных охладить его горячее сердце.

Их сборы произошли в рекордно короткие сроки и уже спустя час лошади уносили всадников прочь от дворца, сиявшего им вслед освещенными окнами большого зала. С момента отбытия Рэймондо не проронил и слова, лишь глубокая морщина, залёгшая на его лбу, постепенно разглаживалась. И уже через несколько часов, на подъезде к ближайшему постоялому двору, герцог услышал негромкий смешок:

— Ну так что, друг Альберто? Как тебе моя идея — воевать будем?

— Мой король, столь важные планы лучше обсуждать после того, как передохнем с дороги и выпьем вина. Боюсь, сейчас этот вопрос может решиться только сгоряча, а большая политика... Вы же знаете, она любит холодный расчёт.

— Да уж, знаю-знаю. Побольше твоего знаю! - спрыгивая с лошади и передавая поводья трактирному конюху, заверил его Рэймондо. — Нам два лучших номера, купель, свежепрожаренного мяса и вина. И молитесь всем вашим богам, чтобы оно не было кислым!

Спустя ещё час, удобно устроившись у камина в просторной комнате и прихлебывая вино, которое оказалось получше содержимого королевских погребов, Рэймондо подвёл итог прошедшей ночи:

— В кои-то веки, Альберто, твоя склонность преувеличивать оказалась правдой. Местная наследница и впрямь вызывает желание зашибить её одним махом. Удивляюсь, как она до сих пор жива, с таким-то языком.

— Ваше Величество, мне очень жаль, что ваше знакомство закончилось подобным образом, — скорбным голосом произнёс Альберто. — Не могу сказать, что не предупреждал вас, но я рад, что, в конце концов, вы разделили мою точку зрения.

— Сдаётся мне, не только я. Вспомни, с какими перекошенными физиями отходили от неё местные аристократики и какие-то заграничные павлины из стран, название которых я даже не выговорю — язык сломать можно, — раскинувшись в кресле, рассмеялся король.

— Смею предположить, что настроение ваше опять в порядке, мой государь. И это предполагает...

— И что же, по-твоему, это предполагает? — иронично сощурившись, переспросил Рэймондо, и герцог, знавший коронованного друга не первый десяток лет, снова удивился тому, как быстро его настроение сменилось с угрожающе-грозового на весело-беззаботное.

— Что мы... не будем воевать?

Взгляд Рэймондо не изменился ни на йоту, и он продолжал испытывающе смотреть на друга.

— Или всё-таки будем? Никак не могу понять намерений Вашего Величества...

— Да ну к черту, Альберто, какая война! — не выдержал игр в загадки король. — Неужели я по-твоему совсем выжил из ума и погоню нашу армию брать города только из-за выходок взбалмошной девчонки? Я в море больше трёх лет не был, а наши заводы на севере... Не очень-то мне нравятся события, что происходят там. Или мне заняться больше нечем?

— Но... — с одной стороны обрадовавшись тому, что государь озвучил ровно те причины, которые он сам держал в уме как аргументы против войны, Альберто, не мог понять такой странной отходчивости. — Но вы же при всех громко объявили, что берёте под контроль их границы и хотите выступить гарантом монархии. А это означает введение войск...

— То, что я сказал — непременно исполню. Но только другим образом, не военным. Сам наведу порядок на этой границе, выстрою нормальные заграждения, проведу разделительную линию и даже караульных поставлю, раз наши соседи не в состоянии этого сделать. А сам буду въезжать почетно и законно, как гарант монархии. И пусть хоть кто-то попробует мне слово поперёк сказать!

— Хотите унизить их, показав, что вы на их земле лучший хозяин, чем местный король?

— А хоть бы и так. С удовольствием полюбуюсь, как местные подлизы ещё больше подожмут хвосты, а эта их княжна Палабская лопнет от злости, — ставя пустой бокал на стол и беспечно закидывая руки за голову, ухмыльнулся Рэймондо. — Хотя, знаешь, — его тон стал более серьёзным. — Если быть честным, эта девчонка — единственная во всем горе-королевстве, кто достоин носить корону. Пусть она обладает сомнительным талантом вызывать желание немедленно ее укокошить, но как ни крути, Альберто... У неё одной хватило смелости, спросить о том, о чем должен был спросить любой государственный муж ещё несколько лет назад, вместо того, чтобы скакать передо мной на задних лапках — какого черта я делаю в их стране? Да, надо быть полным безумцем, болеющим за свою землю так, чтобы потерять всякий страх и осторожность, но, сдается мне, чтобы выбраться из болота, этому княжеству не хватает именно такого правителя.



Таня Танич

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться