Дай мне свободу. Возьми мою любовь

Размер шрифта: - +

Глава 15 Поездка 

Дальнейшие сборы в дорогу прошли быстро и слаженно. Группа господина Градо работала, как всегда, словно по заранее заготовленному плану — пока несколько человек во главе с шефом караулили новых попутчиков, их помощники подогнали к углу два автомобиля, готовых к тому, чтобы тут же тронуться в путь.

— Э-э, нет, я на такое согласие не давал! — протягивая руку и ограждая княжну от молодцев, намеревавшихся разделить их, усадив по двум разным авто, развернулся Рэймондо к сыщику. — Послушай меня, следчий. Пусть я еду с тобой совсем не из великого желания — все ж не думай, что я делаю это из страха разоблачения. Поэтому я не собираюсь повиноваться твоим решениям — я тебе не пленник, а гость, к которому ты пристал как банный лист, и которому легче поддаться на твои уговоры, чем отмахнуться. Так что давай-ка, осади пыл своих ребят. Мой слуга поедет со мной, просто потому, что это мой слуга, и точка. Тронь меня или его хоть пальцем — я посчитаю это за нападение и успею сделать так, что рукоятка моего ножа будет торчать у тебя из горла прежде, чем твои молодцы откроют по мне огонь. А после те, кто выживут, будут держать ответ перед моей роднёй и моей страной. Вот только боюсь, им это может не понравиться. У нас с тех, кто посягает на свободу и жизнь южанина спрашивают очень строго. А каких-либо оснований, кроме нелепых подозрений, которые ты сам себе надумал, у тебя нет, Болеслав Градо. Так что сбавь прыть и не забывай о должном почтении. Твоя ставка на меня как на преступника, которого ты намерен расколоть, все равно не сыграет — так сделай так, чтобы этот прокол хотя бы не похоронил тебя. А то риск этого возрастает с каждой минутой.

И пусть путник снова говорил негромко, что-то новое в его голосе заставило сыщика прислушаться внимательнее — возможно, понимание, что южанин не преувеличивает и готов на отчаянный шаг даже ценой собственной, а заодно и его, Болеслава Градо, жизни. А, возможно, напоминание о том, что фактических доказательств вины, кроме чутья и смутных подозрений у него не было — и, если они так и не будут получены, то детектив окажется в довольно затруднительной ситуации. Своенравный торговец очевидно принадлежал к влиятельному роду, с представителями которого господину Градо не очень хотелось бы столкнуться в будущем — он прекрасно знал, что южане не жалеют ни времени, ни денег на поиск тех, кто оскорбил или обидел их близких, в какой бы стране они ни находились. Так или иначе, ему не стоило преждевременно переходить черту и обращаться с новыми попутчиками как с пленниками, а, наоборот, и дальше сохранять видимость покровительства, пусть даже довольно навязчивого.

— Что ж, сеньор Густаво, ваша правда. Никогда не стоит посягать на свободу вольного гражданина и препятствовать его желаниям, — после секундной паузы, словно бы ничего не случилось, склонив голову в знак примирения, ответил сыщик. — Право же, я и не думал давить на вас, а разлучить со слугой хотел лишь из соображений личного интереса. Чтобы сесть с вами рядом да поболтать по душам — надеюсь, хоть в дружеской беседе вы мне не откажете? Кто же знал, что у вас с вашим помощником такая особенная и глубокая... связь, — и вдруг, едва закончив фразу, сыщик умолк, как громом поражённый догадкой, которая пришла ему на ум.

Резко обернувшись, он бросил пронзительный взгляд на служку и даже губами причмокнул от азарта, разбуженного в нем неожиданной мыслью. Уже во второй раз торговец выходил из себя и был готов на всё, когда речь заходила о его мальчишке. Так что слова об особой и близкой связи между ними были очень даже оправданы. В конце концов, рисковать собой из-за прислуги было очень странно даже для южан, если только... Мысль господина Градо продолжала работать в напряжённом темпе, подбрасывая ему все новые и новые догадки — если только это не мальчишка-слуга, а кто-то из тех, с кем связывают более личные и близкие отношения. Друг, пожелавший скрыть свою личность, родственник, а, может и вовсе… девица. Тайная жена, которую торговец выкрал в каком-нибудь селении и намеревался переправить в свою страну, чтобы поселить у себя в доме и навсегда закрыть ей путь для возвращения в родную страну. И это было наиболее вероятно, решил про себя Болеслав Градо, не понаслышке знавший о склонности южан к безумным выходкам и о том, как падки они на женскую красоту.

Может, именно в этом и заключалась главная тайна торговца и причины нежелания держать путь к границе в компании новых знакомцев. Южанин не желал, чтобы у него отобрали его добычу, хотя... Болеслав Градо, все ещё не двигаясь с места, негромко защёлкал пальцами, продолжая обдумывать различные версии — не похоже, чтобы служка шёл с хозяином против воли и желал освобождения. Но, кто знает, может быть, его или ее запугали — не зря сыщика сразу же удивило, что у такого пышущего здоровьем и статью, пусть и потрепанного дорогой торговца столь измождённый и замученный слуга, при том, что с ним вряд ли жестоко обращались. А, может, девицу мучили в доме родителей или прежнего мужа, и она добровольно сбежала с южанином, спасаясь от побоев и тяжелой жизни. Но это не меняло того, что ее следовало оставить в стране, защищая интересы прежней семьи. Ведь похищение подданной княжества было уже преступлением закона, который господин Градо обязан был защищать.

Приятным бонусом к возвращению беглянки могло быть и вознаграждение от ее родных, но даже это грело душу господина Градо меньше, чем возможность упечь в тюрьму заносчивого южанина. В том, что служка не является уроженцем империи, сыщик более не сомневался — светлые глаза и кожа, выдавали в нем или ней жителя этих земель. А ещё он точно владел местным языком, вспоминая с каким интересом поддельный мальчишка не просто рассматривал, а читал афиши о розыске сбежавшей княжны, подвёл черту под размышлениями Болеслав Градо, за годы работы научившийся безошибочно отличать праздный интерес от внимательного изучения написанного.



Таня Танич

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться