Дети волчицы

Размер шрифта: - +

1

Я стояла у здания бизнес-центра, сжимала в руках папку, и мне было до слёз жаль испорченного вечера и рухнувших планов. За спиной раздавалась музыка, цветные тени от окон лежали на сыром асфальте, а впереди была темень, и дул такой промозглый ветер, что мне не хотелось делать и шага ему навстречу. Ещё утром было по-весеннему тепло, и я сдуру выскочила из дома одетой в лёгкую куртку. Сейчас же каждая клеточка вопила во мне, насколько я была неправа.

Или же это говорил во мне страх — мистический ужас неподготовленного человека, отправленного в геенну под названием «налоговая».

— К вам подъехал серый Рено, госномер… — вырвало меня из оцепенения звякнувшее сообщение на телефоне. Я завертела головой в поисках такси. Автомобиль оказался без «шашечек». Нашла его, плюхнулась на заднее сиденье, стискивая эту злополучную отчётность.

Хоть в одном повезло — я успела сесть в машину раньше, чем снаружи ливанул злой холодный дождь.

— Ну и погода! — обернулся ко мне пожилой водитель. — Как это говорят… Хороший хозяин собаку из дома не выгонит!

— Собаку — нет… — тихо согласилась я. Мне очень явственно представилась несчастная промокшая выгнанная из дома собака — и на глазах вдруг невольно выступили слёзы. Обидно было до чёрта, странно, больно. У меня не укладывалось в голове, что Макс так со мной поступил. 

Макс — мой муж, мы с ним вместе открыли детективное агентство. Бывший опер, спортсмен, ещё в самом начале нашего знакомства он заявил, что желает работать на себя. Мы сняли через знакомых небольшой закуток в бизнес-центре, постепенно у нас в штате появились ещё два человека, потом ещё айтишник, потом появилась Анжела, совмещавшая должности бухгалтера и секретаря… В какой момент из «первого помощника» я превратилась в девочку на побегушках? В какой момент Макс вдруг решил себе, что девочка на побегушках — это то же самое, что девочка для битья? Сцена, которую он устроил мне сегодня, была безобразной — и что самое обидное, при ребятах… Муж орал на меня, припомнил все косяки за последнюю пару лет. Ещё немного — и начал бы метать предметы. А потом сунул мне папку в руки и вытолкал взашей.

Я же предупреждала его, что я не бухгалтер, хоть и числюсь главбухом нашей фирмы! Анжела была на больничном, я обложилась книжками и, как сумела, заполнила эти формы сама. Но я же просила временно нанять другого бухгалтера! Он сам решил сэкономить!

А может, меня задевало не это. Всё время, пока он орал, меня не отпускало чувство, что это какой-то чужой, незнакомый мне человек. Не мой муж. Не тот, на кого я могла безоговорочно положиться. 

Теперь они будут сниться мне в страшном сне — муж, баланс и отчёт о прибылях и убытках. 

Шмыгнув носом, открыла папку — интересно, много ли Анжеле пришлось переделать? Некоторое время смотрела на листки, беззвучно шевеля губами, потом ко мне вернулся дар речи:

— Простите, сколько будет стоить вернуться обратно?

— Забыли что-то? — нахмурился водитель.

— Забыли.

В пылу возмущения мной Макс с Анжелой не поставили на формы ни подписи, ни печать. Я бы, конечно, проверила на месте, если бы меня не выгоняли с нервными криками. Одно было очевидно — если сейчас вернусь в офис, виноватой всё равно окажусь я.

— Возвращаемся? — уточнил таксист.

— А куда деваться...

На обратном пути, пересекая парковку, я всё-таки успела промокнуть. Видно, я чем-то досадила карме до этого, и все претензии она решила выдвинуть в один день. 

В офисе было тихо. Через приоткрытую дверь в большую комнату я увидела, как Мишка, айтишник, копается в системном блоке. Стол на перешейке между большой комнатой и кабинетом Макса пустовал — Анжелы не было на месте. Никем не замеченная, я толкнула дверь в кабинет — и увидела голый зад. Эта часть тела, очевидно, принадлежала Максу; девушка лежала животом на столе, и ракурс не позволял мне увидеть, кто это. Видимо, петли скрипнули, потому что муж обернулся и встретился со мной взглядом.

— Лиза… — растерянно произнёс он.

— Меня такси ждёт, — зачем-то сказала я и прикрыла дверь. Машинально положила папку на секретарский стол и побежала.

— Лиза!.. — ещё раз донеслось мне вслед. 

Едва не поскользнувшись, я стремглав сбежала по лестнице с четвёртого этажа, поминутно оглядываясь — то ли боялась, что Макс за мной погонится, то ли надеялась на это… Но он не погнался. 

Дождь стал ещё сильнее и пронизывал теперь до самой души. 

Следовало отпустить такси, ведь отчётность всё равно осталась в офисе, но я в тот момент не очень хорошо соображала. Села на переднее сиденье, дрожа, как осиновый лист.

— Куда теперь? Опять по тому адресу? — спросил таксист.

Разумный, адекватный человек сказал бы «нет», расплатился и вышел. А я… разревелась. Громко, по-детски, в три ручья, утирая руками слёзы и немедленно появившиеся сопли. Опешивший водитель только открывал и закрывал рот. 

— Случилось что? — поинтересовался он, наконец.

Разумный, адекватный человек ни за что не стал бы выкладывать всё первому встречному.

— Муж изменил, — всхлипнула я.

— Значит, не едем?

Покачала головой.

— Точно не едем?

Задумалась — а куда я могу поехать теперь? Родня моя далеко. Квартира принадлежит Максу. Пусть официально из дома меня пока что никто не выгонял, но сама перспектива, что нужно будет объясняться с ним, а потом — ещё хуже — ночевать под одной крышей, была невыносимой. Полинка? Набрала номер подруги. Телефон так и норовил выскользнуть из мокрых рук. «Аппарат абонента выключен…» Механический голос оборвался — на экране высветилось имя «Макс». Я нажала «отбой».



Александра Родсет

Отредактировано: 16.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться