Дом, в котором я живу

Глава 6.

Как только Девид осознал тот факт, что я не собиралась отталкивать его, он стал более уверенным в себе и настойчивым, а его поцелуи более страстными. Он откинул меня на кровать, и я отодвинулась ближе к изголовью, потянув его за собой. Всё это происходило так быстро и в суматохе, что я даже не могла перевести дыхание.

Девид как можно скорее пытался избавить меня от одежды, чтобы наконец прикоснуться к моему голому телу, и когда это произошло я ощутила его горячее тело на мне и вздрогнула, потому что контраст между температурой комнаты и наших тел был весьма большой. Но больше всего меня поражало то, с каким желанием Девид хотел прикоснуться ко всему телу и не оставить на мне ни одного места, не тронутого поцелуями. Возможно, это было из-за того, что он думал, что это был наш первый и последний раз, когда мы можем быть настолько близки, поскольку боялся, что я скоро уеду. Он не хотел упустить этот шанс, чтобы показать всю свою любовь ко мне, которую он держал в себе все эти годы.

Я размышляла в этот момент над тем, насколько быстро мы могли бы прийти к такой близости, если бы я не уехала и призналась бы в своих чувствах ещё тогда. Через месяц, два или через год? Ответа на свои предположения я никогда не смогу найти, потому что всё то, что случилось в прошлом, осталось там, и ничего уже нельзя было изменить. Я могла лишь насладиться этим временем проведенным с Девидом, чтобы не жалеть о том, что я вновь его отвергла против своей воли.

Именно сейчас я хотела сделать то, что велело мне моё сердце, а не разум. Я устала жить одним разумом, ища разумные пути решения, и не помню, когда могла просто расслабиться и позволить себе делать то, что желает моя душа. А она хотела, чтобы я приехала сюда и поговорила со всеми, кому причинила боль.

Девид лёг у меня между ног и прижался ко мне как можно сильнее, чтобы я почувствовала, насколько он был возбужден и хотел меня, хотел показать, как дарят любовь взрослые люди и как это отличалось от невинных поцелуев в подростковом возрасте.

— Я ждал тебя все эти годы, Николь, — Девид произносил это, запинаясь от учащенного дыхания и поцелуев, которые он оставлял у меня на шее. — Не позволял никому прикасаться ко мне, не раскрывал никому свою душу и не дарил любовь, которая принадлежала по праву только тебе, — он посмотрел мне в глаза, и мне стало неловко от того, что я не знала, что ответить ему, мне было страшно сказать о своих чувствах, я никогда о них не говорила, и не знала, как это нужно было делать. — Пообещай мне, что ты на самом деле никуда не уедешь отсюда, что всё это было не просто так.

— Я обещаю, Девид.

Он ничего не ответил мне, а лишь нежно поцеловал меня, уже будучи полностью уверенным в том, что мы будем видеться с ним ещё очень долго и что у него есть достаточно времени, чтобы доказать свою любовь поступками и заботой. Мои мысли развеялись, и я вернулась в реальность, когда почувствовала небольшую боль между ног, когда Девид вошёл в меня.

В этот момент я вспомнила слова моих подруг, которые работали со мной в ресторане, они любили делиться своим опытом, поэтому говорили мне, что когда происходит первая интимная близость, то чаще всего это больно, но если ты с тем, кого ты больше всего любишь, то эта боль приглушается и тебе становится приятно лишь от одной мысли, что ты находишься с тем, кто разделяет твои чувства.

Я не ощущала сильной боли не только из-за нашей любви, но и из-за того, что Девид старался делать все очень аккуратно и медленно, потому что он не знал, встречалась ли я с кем-то или нет, он надеялся на отрицательный ответ и на мою невинность, потому что наверняка хотел, чтобы мы были единственными друг у друга, что и было некой правдой. Ведь в прошлом у нас не было отношений с другими, а на счёт будущего я не могла ничего говорить, сейчас я жила лишь настоящим.

Я не могла вспомнить, сколько времени мы отдавались друг другу без остатка, дарили свою энергию и любовь, я лишь запоминала то, с каким ненасытным желанием Девид не переставал отстраняться от моего тела и оставлял на нем тысячи поцелуев. Для меня это было удивительно, потому что его любовь казалась безграничной и он вряд ли когда-нибудь прекратил бы дарить эти поцелуи, словно он хотел восполнить всё упущенное нами за несколько лет.

Даже когда мы перестали заниматься любовью, Девид не хотел идти в душ и оставлять меня одну, вместо этого он прижался ко мне сзади, лёжа на боку, и крепко обнял за талию. Впервые за это долгое время я ощущала себя в безопасности, и глубоко в душе мне было так спокойно и хорошо, потому что не было бесконечных мыслей о том, что же я буду делать завтра.

Когда была поздняя ночь и Девид уснул крепким сном, я осторожно поднялась с кровати и начала искать своё нижнее болье. Мне хотелось прогуляться по ночному посёлку и вспомнить былые времена, когда мы гуляли с друзьями. Я надела штаны и кофту, которые нашла в комоде Девида, и вылезла через открытое окно, которое вело в огород с большим урожаем.

Пусть я и мало что могла разглядеть в темноте, я не могла не ощутить ту атмосферу, которая веяла в посёлке, когда солнце заходило за горизонт. Мы иногда собирались компанией, чтобы прогуляться по широкой дороге и обсудить различные новости, которые произошли в нашей жизни или которые мы услышали по новостям. Очень часто это было именно второе, потому что в нашей жизни редко что-то менялось. Как никак все дни были похожими, но не смотря на это мы проживали их по-разному. В этом и была вся прелесть неторопливо жизни в этом месте.

Пройдя немного по дороге, я свернула направо, а затем налево, чтобы пойти по дороге, которая вела к остановке. Я проходила мимо здания, рядом с которым была детская площадка, хотя дети тут особо не появлялись. Их можно было встретить лишь летом или осенью, когда было тепло, но в другие времена они гуляли рядом с домом, потому что так их родители были спокойны.



tanya haze

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться