Драгоценный яд алькона

Размер шрифта: - +

Глава 1. 1

 - Затем, что хоть я кинул на неё приворот, и ломал её сознание – она слишком устойчива к таким воздействиям. Даже странно. Она и под приворотом продолжает сомневаться во мне – хоть изредка, особенно, если мы расстаемся больше, чем на день.

 - Бедняжка Арн…

Их смех отражается в ушах гулом. Голова кружится все сильнее, тело сводит судорогой – снова и снова. Сейчас она упадет. Мысли отстраненные, какие-то равнодушные, словно из-под толстого слоя ваты. Как много бессмысленной лжи и потерянного времени. Любовь – это лишь выдумка тех, кто хочет растоптать твое сердце, это та безумная, пронизывающая боль, от которой уже не встать, не оправиться.

Она не видит, как в этот миг по всему телу пробегают темные искры, а вокруг разливается острый запах миндаля – настолько резкий, что в соседней зале замолкает смех.

 - Каэ торрэ!

 - Ненавиж-жууу!

Это не крик – почти вой отчаянья на самой кромке, у самой грани, за которой уже скалит клыки нечто куда более страшное. Мертвящий холод расходится по телу, заковывая в ледяные доспехи душу, истекающую кровью. Невидимые кинжалы в сердце куда больнее ран физических. Жаль, что иногда это понимание приходит поздно. Слишком поздно, чтобы что-то исправить.

Грохот вылетевшей двери. Миг триумфа – миг недоумения, смешавшегося с ужасом на лицах холеных господ. А Арн… о, он не растерялся. Он как всегда великолепен, её гончая. Гончая ирра, поставщик… ценного товара. Жаль, что она не умеет управляться с этой силой. Она уже видит – он готов поиграть с ней, как со зверушкой. Наверное, ещё миг назад она бы напала, наплевав на все последствия.

«Нет, он только этого и ждет, ириссэ», - холодный смешок в голове. Знакомый голос.

Она, как зверь, вслушивается в него, чувствуя, как безумие ярости немного отступает, и приходит краткая ясность. Понимание происходящего, откуда есть лишь один единственный выход.

Не-ет, вы меня не получите. Никто пусть получит. Лучше уйти в небытие, чем жить на коленях.

Ари подняла руку, без удивления отметив, что на кончиках пальцев красуются острые антрацитово-черные когти, сотканные из её странного дара. Один лишь взмах – никто не успел остановить, никто просто не думал, что она на это способна. Она и сама не думала.

Когти вошли в грудь – и в этот же миг над сознанием сомкнулась тьма – как разом выключили лампочку. Хотя… в этом мире нет лампочек…

***

Первый алькон

Длинные острые когти рассекли ударом половину стола, почти прошивая его насквозь – темное дерево лишь затрещало обреченно. Белые волосы вскочившего мужчины извивались змеями, словно в комнате бушевал ураган.

- Как ты посмела! Глупая ildy thare! Как ты только посмела!

Конечно, её спасут, вне всякого сомнения – гончая не даст ей умереть, слишком много сил он уже на неё потратил, да и перед монархом придется оправдываться… Раскосые глаза гневно сощурились, губы изогнулись в злой усмешке, но… он смог удержаться. Не дать себе воли. Он давно уже привык сдерживаться, ведь он не принадлежал себе. Не имел права на собственную волю… Всемогущий раб.

Лучше встать один раз на колени и прогнуться, демонстрируя мнимую покорность, а потом, когда враг ожидает этого меньше всего – прыгнуть, вцепляясь ему в горло. Он потер браслет, сжимающий руку…. Да… эту правду он хорошо усвоил в свое время – и теперь ждал, притаившись, как змея в траве. Надо признать – эта девчонка смогла удивить. Откуда в ней столько огня, столько жажды свободы, ради которой она готова умереть? Или это была лишь глупая жажда мести?

Сначала покушение. Теперь срыв всех блоков и пробуждение силы. Их крови. Без сомнения, гончая не сможет провернуть при нынешних обстоятельствах свой обычный план, но все равно вывернется. Вот только у него самого появится шанс вмешаться. Повернуть так, как нужно было его детям, его народу… его подчиненным. Все, что не делается, к лучшему.

 - Драгоценнейший!

В комнату просочился невысокий худой паренек с такими же, как и у замершего мужчины, пепельно-белыми волосами, отливающими искристой синевой. Он был одет в бледно-серебристый мундир, каким-то чудным образом не превратившим одного из младших альконов в бледное отражение луны.

 - Анаирэ… проходи.

Он успокоился также быстро, как вышел из себя до того. Теперь по спокойному жесткому лицу невозможно было ничего прочесть – однако у смертных даже его фигура вызывала безотчетный страх. Возможно, от того, что они ощущали чужое безумие. Или смерть, что невидимая и неслышимая парила за плечами одного из ручных магов правителя.

 - Амондо, - он поморщился. Не любил это имя, не теперь, когда оно напоминало о том, как много было утеряно.

Родич криво улыбнулся – и шагнул к нему, молча обнимая. Ауры смешались, на мгновение даря покой и отгоняя приступ фамильного безумия, но старший алькон уже отстранился.

 - Так в чем дело, Анаирэ?

 - Говорят, старый ирр умирает, Рэиннарэ, - младший учел свой промах, называя второе имя.



Шеллар Аэлрэ

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться