Драгоценный яд алькона

Размер шрифта: - +

Глава 7. Правда и ложь

Нет правды на земле, но правды нет и выше.

©Александр С. Пушкин

Йаррэ сильнее закуталась в плащ с черным вороном на спине – единственное, что её боле-менее защищало в этом мерзком городе. С момента её возвращения прошел целый месяц – и не сказать, что это время порадовало. Она мечтала раньше попасть в столицу? Слепая обвороженная идиотка! Попала. Не только в столицу, но и в такой переплет, откуда живой не выйти. Она не слепая, не глухая. Она видела, что Амондо не пытался её ничему учить. Он вообще был занят какими-то исключительно своими делами. А она больше не могла полагаться на случай. Хорошо ещё, что Мару – то есть Ттмару, удалось весьма успешно легализовать, за что, увы, нужно спасибо сказать именно господину алькону. Она не стала интересоваться, что сталось с той несчастной дамой, чье место при дворе заняла Ттмара под мороком скромной темноволосой девицы из провинции. И как он это провернул – тоже не уточняла.

Вместо этого она, как одержимая, собирала по крупицам любую информацию, какую только могла. О чем? Об альконах. Об их происхождении и способностях, обычаях и традициях, мировоззрении и характере. Если эта кровь – и её тоже, если она вот-вот готова проснуться… Поседевшие волосы, тьма во снах и проявляющие в минуты сильнейших эмоций три зрачка в глазах её вполне убедили. Как это произошло? Другой вопрос. Но она узнает – твердила Яра, зарываясь в книги все глубже, исподволь доставая тех альконов, которые оказывались поблизости и гуляя по улицам столицы. Она узнавала этот мир словно заново – и теперь он открывался ей уже с другой стороны. По-прежнему волшебный – но, увы, не благополучный. Травля альконов и темных рас, поклоняющихся Матери Смерти. Войны за территорию, разгулявшиеся стихийные ведьмы, ненавидящие людей айтири и альвы, клыкастые археймы. И, конечно же, люди. И все они умудрялись ненавидеть полукровок, которые, однако, плевать хотели с горы дракона на эту ненависть, напротив, умудрялись ей воспользоваться, стравливая неприятеля и урывая кусочек побольше.

А ещё – мир страдал от ушедшей из него силы Смерти. Чаще стали появляться тяжелые болезни, портилась погода, случались неурожаи и сильные засухи, а зимой – снежные бураны по месяцу. И никто словно не обращал на это внимания, никто не хотел помочь альконам, вернуть равновесие. Или ей это только так казалось? В конце концов, она ещё многое не знала. К счастью, учителя нашлись. И там, где Яра ожидала их встретить меньше всего.

Девушка свернула в сторону черного хода, выворачивая плащ наизнанку и плотнее накидывая капюшон. Повезет, нет?

Уже выпал первый снег – мягкий, пушистый. Зимы здесь были мягкими и короткими, но, кто знает, что будет теперь? Холодало для этого времени года в Ольдеоре слишком ощутимо. Она поспешила разведанными закоулками в сторону дальнего старого крыла, которое занимали альконы, служащие при дворце. У приоткрытой двери не собиралась останавливаться, но… будто толкнуло. Там находился вход в старую библиотеку, куда она хотела заскочить по дороге в комнату – и голоса за ней.

Изнутри все вымерзло, заставляя вздрогнуть. Не от холода внешнего, нет. От смысла чужих слов, который постепенно начал укладываться в голове. Почему не сразу? Во-первых, язык, не смотря на схожесть с аллатским диалектом, ходившим в иррейне, был немного другой. Искаженный? Неправильный? Нет. Потом уже она сообразила, что так говорят с непривычки, с чудовищным акцентом на неродном для тебя языке - она и сама поначалу так говорила, но потом – удивительно быстро – аллатский стал родным.

 - Значит, девочка ничего не знает? Бедняжка…

 - Мы боимся, не можем её предупредить, - второй голос подрагивает – то ли от страха, то ли просто от переполняющих говорящего чувств, - знаете ведь, дайрэ, если что, нам – смерть. Этим выродкам только коснуться стоит.

 - Вам стоило бы все же изыскать способ. Неужели нельзя что-то сделать для бедного ребенка, нелепые обвинения, а теперь этот надсмотрщик, который хочет её убить?

 - Мы пытались, но каждый раз кто-то мешает. Эти выродки все время трутся радом с девочкой, специально ведь, не хотят, чтоб дитя узнала, что на смерть её приговорили давно, и из петли вытащили ровно для этого.

 - Только сначала они же её в эту петлю и затащили…

Изумленный выдох. Стук собственного сердца – такой сумасшедший, что, кажется, на него сейчас все сбегутся.

 - Как так же ж? Да ведь не могут они?..

 - Они многое могут, о чем никто не подозревает, - первый собеседник недобро усмехается, - в том числе, и ходить по мирам. Особенно, Первый. Его надо было давно уничтожить, стереть все воспоминания об этом проклятом уроде, то тогдашние ирры оказались слишком алчны, решили, что справятся с ублюдками… - и вот теперь его эмоции неподдельны. Ядовитая обжигающая ненависть. Такая, что страшно – кажется, захлестнет с головой.

 - Расскажите, - тихо просят.

 - Да что тут рассказывать… скорее всего алькон Амондо сам подкинул идею стареющему ирру, что ему не хватает сильных магов. Тот, естественно, действовал по привычной схеме – портал, гончая, соблазнение – ежели это девушка, а потом была бы разыгранная сцена, которая разбила бы девочке сердце – и навсегда сломала её волю и подчинила правителю, как и десятки других до неё, мужчин и женщин. Только они не знали, что алькон навел их на свою кровь.



Шеллар Аэлрэ

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться