Драгоценный яд алькона

Размер шрифта: - +

Глава 10.2

От них словно обожгло изнутри. Йаррэ медленно поднялась, не отводя завороженного взгляда от сияющих призрачно-сиреневым цветом глаз. Гардэ должен чувствовать свой Клинок. Гардэ должен его успокаивать. Должен давать ему силы. Она сделала шаг вперед, а потом, неожиданно даже  для себя, крепко обняла Мастера, уткнувшись лицом в мягкую ткань верхней накидки плеча. Мгновение. Другое. И чужие  руки крепко прижимают её к себе, чужой хвост щекочет спину, обвиваясь вокруг руки, а её окутывает с ног до головы знакомый пьянящий аромат. Моя Смерть. Моя Жизнь.

 - Может, все-таки обсудим, что нам теперь делать? – усталый голос ис-ирра заставляет дернуться – но её не пускают.

И выпутываться из этого кокона не хочется. Она в безопасности. И если даже весь мир вокруг рухнет – её не коснется ничья злая  рука. Почему в это теперь удалось так  легко поверить? Об этом ли пела ей их связь?

 - Все просто, - раздался спокойный голос поверх её головы, - трупы мы сейчас уничтожим, а, что касается твоего брата… полагаю, нам он пока нужен живым?  - и снова едва заметная издевка в  голосе.

 - Я не сдержался. Я виноват, - с зубовным скрежетом неохотное. Как  же не  любят мужчины признавать свои промахи.

 - Ты не подумал. Но сейчас твоей вины в этом нет, мальчик-нэкро, - спокойный и неожиданный  ответ.

 - Вот как?

 - На  твоем месте  любой из нас  бы  забылся. Но тебе  потребуется много времени и много терпения, - косой взгляд в сторону Тайлы.

 - Главное, чтобы это время у меня было.

 - Будет, - и так он это сказал, что Йаррэ разом поверила - все продумано, - а теперь идите-ка все втроём и погуляйте  до вечера. Мы с Йером займемся уборкой. Твой братец – умная тварь, Сайнар, мне  надо будет очень постараться, чтобы он никогда не вспомнил о том, что сегодня произошло. И о своих мертвых дружках – в том числе.

 - Идите, - подтвердил второй алькон, бережно отстраняя Тайлу  от себя и передавая в руки Яре. – Пока вам не  стоит здесь оставаться.

Что ж… в конце концов, она уже столько времени здесь, а столицу иррейна все ещё не видела! Новая жизнь научила не зацикливаться на одном и том же. Прошло – и ладно. Жива – уже  достижение.  А уж внеплановая прогулка – и вовсе чудо.

 - Пойдем, - слабо усмехнулась, потянув новоприобретенных знакомых за собой.

Остаток  дня обещал быть интересным.

***

Узкие переулки столичного города, выложенные небольшими, специально не обточенными темными, с алыми прожилками, камнями. Зеленые, искристо-изумрудные деревья, высаженные вдоль улиц, небольшие скамеечки, на которых обнимались парочки, прячась в жаркие солнечные дни. Яркие сверкающие шпили дворцов и государственных зданий. Сверкающие брызги воды, переливающиеся тяжелыми ожерельями в фонтанах. Они как раз прошли мимо одного из них – небольшого фонтана, стоящего, отчего-то вдалеке  от основных оживлённых улиц, в тени нежно-сиреневых листьев цветущих авойя.

Фигура, изображенная на фонтане, из рук которой лилась вода… от неё было невозможно оторвать глаз. Мальчик. Подросток в искусно вырезанной в камне богатой тунике и тонком обруче, на лбу. Развевались короткие светлые волосы на невидимом ветру, сверкала в руках  темная сфера, которую он протягивал людям. Брызги воды попадали на широко распахнутые глаза, и, казалось, что он плачет. Смотрит на тех, кто равнодушно проходит мимо веками, и не может сдержать слез. В этих каменных глазах читалась вся тоска и боль мира, угасшая ярость и тлеющий пепел чужой души. Она смотрела в них – и не могла насмотреться. И, казалось, что звенит где-то неподалеку серебристый голос, смеется и плачет, и поет – поет свою песню.

 - Кто это? – прошептала, с трудом выдираясь из наваждения.

Сайнар лишь недоуменно покачал головой, смотря с искренним любопытством. Похоже, молодому ис-ирру  не часто выпадало выбраться из дворца. А вот Тайла поклонилась низко-низко, что-то тихо шепча на древнем языке – в глазах альконы блестели слезы.

 - Это… faerto… то есть, - мотнула головой, кусая  губы, - божественное дитя.

 - Сын бога?

 - Сын Смерти, - мягкая, грустная улыбка.

 - Ваш… родоначальник?

 - Да, можно и так сказать.

 - Но почему  он мальчик? И откуда эта статуя здесь, в моем  городе? – ис-ирр подошел, внимательно вглядываясь в каменные черты чуждого лица.

 - По легенде Феарен и был таким – вечным и могущественным ребенком. То его истинное обличье, хотя он мог быть и молодым юношей, и умудренным сединами старцем, - алькона трепетно коснулась сферы, из которой текла вода, не боясь замочить платье.

Вдалеке, на главных улицах, слышался гул толпы, смех, выкрики торговцев. А здесь было тихо.

 - А, что касается  города… когда-то это были территории альконов, - заметила довольно резко. Нет, эту девочку не сломать так просто. Девочка… старше её во много раз, и совсем не  так проста и беззащитна, как кажется, - мортэли Феарен был великим и милосердным правителем, но он более не мог жить среди смертных – и ушел в чертоги богов, к своей Матери.



Шеллар Аэлрэ

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться