Драгоценный яд алькона

Размер шрифта: - +

Глава 11.3

Вспышка оглушающего молчания. Кулак, врезавшийся в стену у самого виска. И снова смех - безумный, горький.

- Ты окончательно свихнулся, Рэй...

Прохладная ладонь ложится на лоб, и чужое давление, и боль исчезают.

- Порка уже окончена?

Глаза в глаза. И так  хотелось бы не видеть в чужих вину, смешанную с болью. - Что ты крутишь за моей спиной, Рэй? Нарушить заклятие невозможно!

- Тебе это сказали те, кто его накладывал? Отщепенцы и прихвостни Жизни?

- А ты много знаешь, Рэй. Будь осторожнее, если не хочешь распрощаться с остатками жизни... - Азгар отошел и встал у двери, оперевшись о стену, - ведь ты не один...

Кинъярэ медленно встал, чувствуя, как активируется регенерация и кружится голова. В темных до черноты глазах предателя не было ни презрения, ни ненависти - только бесконечная усталость.

- Хочешь все последствия снова сбросить на меня? Тебе ведь не привыкать, Аз? Не ожидаешь же ты, что я сейчас прослежусь от умиления и воспылаю желанием тебе помочь?

Драгоценнейший качнулся, впиваясь когтями в стену, отбросил волосы с лица назад. Шаг. Хвост извивается кольцами, мечтая сжаться на чьей-то шее.

- Даже и не думал. У тебя не так много шансов выбраться из этого дерьма, Рэй. Их почти нет ни у кого из нас, я слишком поздно понял...

- Что продешевил и продался не тому?

Молчание. Хриплое дыхание.

- А ты умеешь быть жестоким...

Змеиные глаза, казалось, отражают пепел Серых полей.

- Ты еще не представляешь, насколько, - эхом ввинчивается в мозг ледяное шипение, - ты просто не представляешь...

Что ж, он узнал гораздо больше, чем продавшийся мерзавец хотел ему сказать. Все нити старого заговора ведут в одну сторону - к адептам Жизни. И это ему нравится меньше всего. В какую игру сейчас играет Иландер? Старый убийца слишком хитер, чтобы поставить не на того. По стылому коридору разносится тихий могильный свист.

А за стеной, скорчившись, прижавшись лбом к осыпавшейся штукатурке, замер темноволосый мужчина. Из темных глаз ушла ненависть, оставив лишь стылую тоску.

- Сильнее, чем я сам, ты не сможешь проклясть меня, друг мой...

Он не слышит, как распахивается вторая, внутренняя дверь, о которой не знал алькон. Только и успевает, что вздрогнуть, когда удар бросает его на колени.

- Ты стал слишком сентиментален, брат...



Шеллар Аэлрэ

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться