Драгоценный яд алькона

Размер шрифта: - +

Интерлюдия 5. Предупреждение.

Худшее происходит без предупреждения, первобытный импульс из глубины. Напоминание: если ты не видишь угрозу, это не значит, что её нет. 
©Hellblade: Senua's Sacrifice 

Закат сегодня  был кроваво-алым – как  и всю предыдущую неделю. 
Сайнар чувствовал, как ветер леденит лицо, погода была не  жаркой вопреки сезону, но уходить назад, вниз, в суетный, грязный, пропахший чужими  муками и злобой дворец – не хотелось. Особенно, теперь. У него есть сила. Возможно, есть некоторое положение. Или будет – если он все же выживет. Но толку то? У него нет самого главного… человеческого тепла  рядом. Тепла, без которого душа замерзает, медленно превращаясь в собственную безумную тень. 
Тайла… он надеялся, что сломит её сопротивление. Что пригреет, растопит лед на душе, заставит ощутить всю ту полноту  их связи, что ощущал он, но… Как же глуп он был. Хищную гарпию, что уже попробовала вдосталь человеческой  крови, не прельстишь домашним очагом. А Тая… стоит признаться самому себе – его привлекала в ней именно эта её внутренняя сила, её жесткость, порой доходящие  до жестокости, её умение дать отпор, её ярость от попыток  загнать в общие рамки.  Смерть забери, он хотел бы обладать такой  женщиной!  Не прогнуть её под себя – видеть равной. Любовницы – что? Шлюхи, дорогие и не очень, соглядатаи, продажные  твари, ждущие  очередной  подачки. Голод тела  можно утолить, но не голод души. 
Да, он не светоч. И никогда не был. Но глядя на то, какими глазами смотрит эта малышка Риаррэ на Повелителя – он не мог не сравнивать. Не мог не хотеть если не того же – то хотя бы чего-то похожего. Бледная ладонь сжалась, прочертив рваные полосы на древнем камне ограждения, когда позади послышался знакомый голос. 
- Что грустишь, братец нэкро? 
Дьергрэ… 
- А ты по мне соскучился, псих с замашками властителя мира?  - усмехнулся, оборачиваясь. 
На губах дрогнуло что-то, похожее на улыбку. Бледные губы разноглазого в ответ скривились в приветственном оскале. 
- Как ты сегодня  радушен, малыш! 
- Ещё один  раз так меня назовешь  - станешь «деткой» на веки вечные, - предупредил, зло мотнув головой  и откидывая косу  назад, - так с чем пришел? 
- С чем пришел, - губы убийцы и палача  раздвинулись в неприятной усмешке, - ходят слухи, что твой папенька требует тебя перед свои светлые очи. Так что… если не хочешь неприятностей – подготовься хорошенько, а не мучай свою прелестную златовласую голову мыслями  о красотке-Тайке, - глумливо хохотнул паяц, перекувырнувшись в воздухе. 
Вот только глаза смотрели внимательно, цепко. 
Сердце тревожно сжалось. Клятые потроха, и какого наргла от него понадобилось ирру? Столько лет успешно не замечал – а тут вдруг… 
- Подготовлюсь. А ты лучше  захлопни рот, Йер, если не хочешь получить прямо по роже. 
- Как  ты некуртуазен, мой друг! 
- Уж какой есть… 
Сай поспешно соскочил с зубцов крепостной стены, быстро сбегая по ступенькам вниз. 
- И спасибо, - добавил тихо, зная, что  тот все  равно услышит. 
У него есть ещё, как минимум, полчаса, чтобы поводить за нос старательных слуг и стражу. За это время необходимо срочно принять свой обычный вид полутрупа, смотрящего сквозь всех этих жалких смертных. Не так уж сложно… Главное – сдержаться. 
Дракон внутри него раздраженно зарычал, пылая жаждой подняться в небо и залить весь этот город огнем, но… он не может себе  этого позволить. Что могло понадобиться Азгару? Никаких сыновних чувств он к нему  точно давно уже не испытывал, да и видел только по большим праздникам. Вид же  измученного Первого после  очередной встречи с отцом и вовсе  отбил охоту встречаться. Ведь он не такой уж хороший конспиратор… Но… Губы скривились. Ненависть – это естественное чувство. Папочке к нему не привыкать. Главное, чтобы  мачеха по дороге  не попалась – этой стерве  он просто свернет шею в ближайшем закутке. 
Запечатать свою суть, свою силу, большую часть своих эмоций, чтобы снова стать бледной тенью – совсем не  легко, хотя, казалось бы, ему не привыкать. Рядом с ирром нельзя допустить ни единой ошибки. Уже спустя двадцать минут он позволил себя «обнаружить»  в дальнем углу сада и препроводить к Сиятельнейшему. Чтоб ему на том свете Смерть обеспечила  длительный «отдых». 
Мощная дверь  из мореного дерева захлопнулась за спиной, отсекая все звуки. Поднявшийся из кресла ирр и вправду выглядел неважно – круги под глазами, запавшее лицо, бледная кожа, тяжелое  дыхание. Даже магия, казалось, в нем едва  теплилась. Неужто все-таки сдохнет? – мелькнула злорадная мысль. Но он бы  на это не рассчитывал. 
Азгар же неожиданно поманил его пальцем – как пса, ей же ей, - за собой, прочь из комнаты, по длинному тесному коридору, ведущему в пустой каменный мешок без окон и дверей. На миг всколыхнулся страх – но он слишком хорошо за эти годы научился притворяться и держать себя в руках. 
- Что вы  хотели?  - почему  бы и не заговорить первым? 
Ирр хмыкнул, стирая капельки пота со лба – и запечатал дверь, в которую они вошли крепко-накрепко. Даже в нынешнем своем состоянии Сайнар ощутил, скольких усилий ему стоило настолько искусное колдовство – даже кровь носом пошла.  
- Приглашать садиться не стану, сын,  - разрезал тишину негромкий голос, - знаю, ты  ненавидишь меня, - Сай вскинулся, прикладывая все силы, чтобы не  зарычать в лицо этому лицемеру, приблизившимуся на расстоянии двух шагов. 
- Молчи, - небрежный взмах рукой. Мужчина тяжело закашлялся, - даже здесь не стоит произносить некоторые вещи вслух. 
А вот это уже  интересно… 
Прежде, чем он успел отшатнуться, жесткая рука ухватило за плечо, разворачивая его к ирру. Желто-янтарные глаза смотрели остро – словно удар под дых этот взгляд, как и в детстве. Снова  разбегаются мысли, снова вылезает проклятая неуверенность. 
- Значит, он все-таки сделал это с тобой, - тихое. 
- О чем вы? 
Сай резко высвободился, прислонившись к стене и стараясь успокоить разбушевавшиеся чувства. Он знает? Догадывается? Берет на слабо? 
- Ты  и сам прекрасно знаешь, сын. Скажи одно, ты…полноценный? Такой, как они? 
Как о щенке  говорит! 
Ненавидящий взгляд в ответ. Тихий, едва  заметный выдох – и его вздергивают за шкирку, а жесткая ладонь стискивает горло. 
- Упрямый поганец. Ты всегда своей глупостью портил мне все планы, словно специально мечтал сложить голову  на плахе, вопреки всем моим усилиям.  
- Усилиям? – злоба кипит, разрывает изнутри, смотря бешеными драконьими глазами. – Это каким же?  Тем, когда вы кинули меня подыхать, заблокировав силу? Или, когда позволяли братцу надо мной измываться? 
Чужое – и в то же  время безумно родное когда-то лицо совсем  близко. И ещё страшнее от того, как же они похожи. Его отпустили так же быстро, как и схватили, буквально отшвырнув. Силен. До сих пор. 
- Если ты глуп, - презрительный взгляд, - я бессилен  что-либо объяснить, сын. Я спас тебе жизнь. 
Он сумасшедший? 
- Ты поймешь это когда-нибудь. А пока… - неуловимая угроза в голосе, - я жду  ответа. Или мне скинуть твой морок? 
Что здесь происходит? По коже пробежал лед. Спина взмокла. 
- Я… - как он ненавидел свою слабость в этот момент! Почему он никогда так и не сможет не повиноваться этому приказному  тону?  - да. Такой  же… как… они, - выдавил сквозь зубы. 
- Тебя признали? 
Чужая сила давит. 
- Дааа-сссссс. 
Это почти больно. 
Все пропадает вдруг, внезапно. 
- Ну вот, - спокойный, прохладный голос Азгара спускает на землю похлеще пинка, - а ты  боялся. Это очень хорошо сын. Я надеялся на такой исход. 
Он… что? 
- Только ты сможешь спасти эту несчастную страну  и искупить моё безумство. Знаю, ты, да и не только ты, мечтаешь видеть меня мертвым. Твоя мечта скоро сбудется, - он говорит спокойно, как о какой-то обыденной вещи, - передай ему одно – беда гораздо ближе, чем он думает. Все вокруг – пешки, и они играют под одну дудочку. Это тень… - лицо мужчины исказилось от внезапной боли, задрожала рука, губы бессмысленно зашевелились, не издавая ни звука. 
Рука вдруг до боли впилась в запястья Сая. 
- Он – только тень. Но он везде… всюду, одержимый ненавистью… а я… ошибался… 
Он замолчал, словно пережидая сильнейший приступ боли. 
Янтарные глаза снова смотрели ясно и остро, обжигая своей силой. 
- Не я здесь его враг. Скажи ему, - почти требовательно. Почти умоляюще. 
А потом Азгар резко отворачивается – словно стремясь скрыть слабость – и снова в стене появляется контур двери. 
- Иди, - слабо, но все уверенней, - иди и будь осторожен! Ему нужна кровь Высших! Их мучения. И их смерть. 
Никогда ещё он так  быстро не уходил – и старался не думать, что это больше  напоминает бегство. Мысли мешались, перескакивая с одной на другую. Сквозь ненависть – привычную, въевшуюся в кровь, проступала растерянность. 
Ненавидеть этого человека было привычно так же, как дышать. Но попытаться его понять… пересмотреть свое  отношение к происходящему… это было гораздо сложнее. Но только настоящий правитель поставит истину выше своих чувств. 
Мать… он почти не помнил её и не испытывал к ней особой  любви, хоть и жалел. Почему? Она бы с  радостью удавила ублюдка, ненавистный плод нескольких ночей, напоминание  об её ошибке. Благодаря ирру этого сделать не получилось и он живет. Живет благодаря тому, кого ненавидел всю свою жизнь… а теперь тот говорит, что пытался его спасти. От кого? 
Он задыхался в этом дворце, он сжимал кулаки, видя презрительные взгляды слуг и придворных. Мог ли он ещё хоть что-то изменить? Спасти их от их же ошибок? Вопрос теперь в другом – действительно ли он хотел их спасать? Да, править мертвецами не так  уж интересно… так что, видимо, придется. Но кое-кто все равно поплатится… 
Глаза замершего мужчины  ярко блеснули – и скривившийся слуга шарахнулся в сторону, уронив поднос. Загрохотали, раскалываясь на осколки, бокалы из тонко-звонкого хрусталя. 
- На Иландера Скоури совершено покушение. Сейчас следователь в тяжелом состоянии, его забрали сородичи, отказавшись доверить человеческим магам. Похоже, они что-то подозревают. 
Тихо произнесший эти слова неприметный худенький парнишка уже исчез, а Сайнар с трудом разогнул сведенные судорогой пальцы, на которых поблескивали хищные когти. 
Кто-то перестал прятаться и начал убирать мешающие ему фигуры в  открытую. Тем забавнее  будет сыграть с ним на собственном поле. 
 



Шеллар Аэлрэ

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться