Думай тише

Размер шрифта: - +

Тут все голые

Обнажённые сознания слетаются к столику с напитками, подобно мотылькам к тусклому фонарному свету. Все знают, что в угощения подмешивают какую-то дрянь, что эту дрянь делают в подвале этого же дома. Но сюда, в тридцать восьмой дом на Ржавой улице, приглашают всех небедных людей, готовых приехать в этот гадюшник на новеньких автомобилях в любое время.

Они приезжают сюда ради местных развлечений. И,  конечно,  им всё равно на одно щекотливое условие: никаких масок и очков.

Тайлер был одним из таких мотыльков. Заработав денег на своей писанине, он стал частым гостём светских раутов и подобных мероприятий. И ему тоже плевать на то, что любой может залезть в его бошку, пока сам писатель под кайфом.

Но не нужно никаких сверхспособностей, чтобы понять, о чём думают люди, собравшиеся там. Их сознания и так заволочены наркотическим дурманом, а желания снижены до базовых инстинктов — размножаться и жрать.

Тайлер только что приехал сюда и пока не успел достаточно накидаться, чтобы чужие мысли пролетали мимо его ушей. 

Проходя по уже давно знакомым коридорам, Тайлер спешит к заветному столику. Мужчина уже почти у цели, он уже чувствует, как горький раствор расплывается по его глотке. Но его вниманием завладевает она.

В комнате накурено, пахнет мочой, но девушке на это явно плевать. Яркий макияж, короткое платье из искусственной кожи и три парня вокруг — ей не до запахов.

И несмотря на гармоничность картины, в голове Тайлера что-то не укладывается. Что-то манит его в эту комнату. "Вытащи её оттуда", — это что-то кричит внутри его головы.

И Тайлер откликается на зов.

Девушка замечает его сразу. Пробормотав что-то своим кавалерам, она тоже направляется в сторону писателя.

— Тайлер Косиан Трилони, — протягивает она, подходя всё ближе. — Я читала ваши романы, — гордо произносит она. Улыбается, оголяя испачканные помадой зубы.

— Сколько тебе лет? — Тайлер касается её лица. Он понимает, что здесь не так: на вид ей едва пятнадцать можно дать.

— Ваши персонажи... такие реалистичные, — не замечая его вопроса, - а может, намеренно игнорируя, - продолжает незнакомка.

— Сколько тебе лет, девочка? — настаивает писатель. Кое-что ещё в ней озадачивает его: он не слышит её мыслей. Любая другая девушка без очков, маски, прячущих её глаза, — неглубокая влажная вселенная нараспашку.

— Я знаю, как в вашей голове рождаются такие идеи, — не унимается она. — Я тоже была у них, — прибавляет она шёпотом, — ну, у бездарных.

Тайлеру становится не по себе, то ли от её слов, то ли от того, что тут все голые, а она одна такая... чистая, что ли.

Желание оставаться здесь и продолжать сомнительное веселье исчезает сразу же.

Но тот самый голос назойливо кричит внутри его черепной коробки: "Вытащи её отсюда, вытащи, ей не место здесь".

— Девочка, тебя отвезти домой?

— Домой? — переспрашивает она. — Ну, можно...

* * *

Воспаленно-красного цвета машина, явно не дешёвая, заводится. Водитель — Тайлер Косиан Трилони, на пассажирском... да Бог её знает, кто на пассажирском.

* * *

— Где ты живёшь? — спрашивает писатель, включая навигатор.

—Я? А зачем вам это знать? — в машине душно, и её угольного цвета волосы липнут к взмокшей шее.

— Я должен довезти тебя до дома, — как можно спокойнее произносит Тайлер, уже готовый вбить в поисковую строку нужный адрес и, наконец, избавиться от этого мерзкого голоска внутри. — Забыла?

— О, так вы хотели довезти меня до моего дома? — в свете уличных фонарей помада на её передних зубах приобретает кровавый оттенок. — Ко мне домой нельзя.

— Так зачем же ты тогда села в эту чёртову машину? — он крепко сжимает руль, костяшки на его кистях белеют.

— Я думала, вы отвезёте меня к себе домой, — еле слышно выдавила девушка.

Музыка заглушает голоса здравых мыслей, вопящих в голове писателя. Сейчас он слышит только: "Вытащи её отсюда".

— Пристегивайся.

* * *

На лужайке перед домом Тайлера опять нагадила соседская собака. В любой другой вечер он бы пошёл разбираться, но сегодня... Сегодня у него была гостья.

Сейчас она плетется за писателем, потупив взгляд, будто и есть та самая собачонка, осквернившая газон. На своей территории, в тридцать восьмом доме на Ржавой улице, девушка чувствовала себя гораздо уверенней.

Дверь со скрипом открывается, впуская внутрь хозяина и его визитершу.

В узкой прихожей темно, воняет клеем и древесиной. Вся мебель здесь видимо недавно куплена.

Тайлер запихивает кроссовки под банкетку, будто надеясь, что этот грохот будет способен заглушить желание вытащить эту девчонку из неведомого отсюда.

— Может, чаю попьем? — осторожно спрашивает девушка, ставя балетки на высохшую тряпку возле порога.

Мужчина молча направляется куда-то вглубь дома, немо приглашая гостью следовать за собой.

Кухня на втором этаже оказывается просторным помещением, в котором пахнет так же, как и в прихожей.

Стол, стоящий возле окна, бликует в белом свете энергосберегающей лампы, и, подобно вишенке на торте, в центре стоит металлическая пепельница.

— Где твои родители? — вновь интересуется Тайлер, включая в розетку электрический чайник.

— Там же, где и твои, — бормочет в ответ его собеседница так тихо, будто боится, что их разговор кто-то подслушает.

— Да что ты знаешь о моих родителях?

— Я знаю, как они умирали, — она сидит на табурете, сгорбившись и приобнимая себя за плечи. — Твоя мать... Её душили. Долго, мучительно, — Тайлер сжимает край кухонного гарнитура. — А она же живучая скотина была, — нашептывает незнакомка вкрадчиво, — с первого раза добить не получилось.



Рори Никко

Отредактировано: 24.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: