Эй, это моя Рыбка!

Размер шрифта: - +

Глава 16

Дверь в этот раз мне открыла сама Оля. К стыду, я перепутала номер квартиры и случайно позвонила не тем людям. Потому в коридоре у Ермолаевых я стояла сконфуженная своей оплошностью. Оля, правда, не спросила, почему у меня такое красное лицо. Вероятно, ее это мало интересовала.

– Мама с Женей в бассейне, а папа заперся в своем кабинете, чтобы никто не мешал ему думать. – Коротко прокомментировала Оля звонкую тишину, царившую в доме. Я кивнула. Пока мы шли к ее комнате, я считала: одна комната – папин кабинет, вторая – зал, я его видела, третья – комната идущей рядом со мной девушки, а четвертая, получается, или детская, или спальня родителей… Или все вместе? О чем я, смущаясь, и спросила Ольгу. Та пожала плечами и объяснила. Оказывается, «Шерлок» вновь и вновь мазал мимо цели. Кабинет был своего рода пятой комнатой – небольшим, но хорошо звукоизолированным закутком, относящимся раньше к кухне. После перепланировки в нем было обустроено рабочее место отца. Итого, спальня у каждого была своя.

– А где спит Леша, когда приезжает? – Слова вылетели вперед мыслей. В глазах Оли, кажется, мелькнула искра интереса.

– В зале, на диване. Он раскладывается. – Что ж, могла и сама догадаться.

– А раньше, какую комнату он занимал? – Наверно, меня должно было оправдать то, что Оля, по сути, была первым общим знакомым у нас с Лешей. Кого я еще спрошу о нем, если не ее?

– Мою. А Женькина – тогда была моей. – Я почти спросила, а где же тогда жила сама Женя, но ума хватило посчитать: если сестренке Леши пять лет, то, когда он съехал от родителей, она только-только родилась. Логично, что люлька стояла где-нибудь поближе к маме. Больше глупых вопросов я не задавалась.

Как только мы оказались за дверьми Олиной комнаты, она кивнула мне на кресло-мешок. Знаете, такое нечто, принимающее любую твою форму. Можно даже лечь на него. Но я все-таки аккуратно села. Сама Оля с ногами забралась на крутящийся одноногий стул и, как и в первую нашу встречу, уткнулась в экран ноутбука. Краем глаза я заметила, что она листает чьи-то фотоальбомы в соцсетях: то и дело мелькало одно и то же девичье лицо. Хотя, может, это были и ее фотографии: с моего места было плохо видно.

Спустя пару минут, я откашлялась, привлекая к себе внимание. Оля даже не взглянула на меня, списав вероятно мое поведение на простуду, аллергию или хронический бронхит.

– Я подготовила тест для тебя, чтобы понять, где в твоих знаниях пробелы… – я достала из рюкзака заранее распечатанные материалы. Оля отвлеклась от своего компьютера, но только чтобы покрутить у виска и вернуться к своему занятию.

– По-моему, мы договаривались, что на занятиях у нас не будет никаких занятий, тем более тестов. – Попутно она еще умудрялась кому-то набираться сообщение. Какая многозадачная девочка. Я всегда могла поддерживать только один разговор.

– Хорошо, – я кротко открыла учебник на первой странице и начала читать. – Еще раз напомним, что натуральные числа – это числа, которые мы используем в обиходе для счета окружающих нас предметов. Множество натуральных чисел обозначается как N (от natura – природа)…

– Что ты делаешь? – прервала меня недовольная Оля.

– Занимаюсь своими делами, – просто ответила я и приготовилась читать дальше.

– Своими, но не мешая друг другу, окей? – ну хоть на меня посмотрела, а не в экран уперлась.

– Этого в соглашении не было, – я сделала вид, что задумалась. – Можем попросить Лешу, как юриста, разрешить наш спор, но вряд ли ты хочешь рассказать ему о таком соглашении, не так ли? – Не дождавшись ответа, я продолжила цитировать учебник. – По сути, они созданы самой природой и человеку осталось только их открыть…

– Слушай, я прекрасно знаю, что такое натуральные числа! Нет смысла впаривать мне эту лабуду.

– Ты отказываешься проходить мой тест, поэтому я не могу понять, что тебе известно, а что нет. Приходится начинать с основ, – я сделала вид, что очень заинтересована натуральными числами. По правде говоря, в этот момент я едва сдерживала смех: и от ситуации, и от воспоминаний, как в таком же учебнике мы с Ленкой обменивались записками на полях, а потом стирали их изо всех сил перед сдачей в библиотеку.

– Да и ежу ясно, что я знаю, что это такое. Да и вообще: в введениях и первых главах вечно пишут скучную ересь, – что ж, мне удалось завладеть Олиным вниманием. Теперь надо его не потерять.

– Тогда тебе не составит труда пройти маленький тест из десяти вопросов. – Я встала, чтобы отдать Оле лист с заданиями. – К тому же, у меня тоже есть предложение. Мы будем заниматься столько, сколько тебе захочется самой…

– То есть одну минуту максимум? – прыснула от смеха Оля.

– Я не договорила, – сказала я, кладя перед ней лист, – сколько тебе захочется, но не меньше получаса в двухчасовом занятии, и двадцати – в часовом.

– Неравнозначно как-то: полчаса из двух, и двадцать в час… – начала Оля, но я покачала головой.

– Ничего не знаю. Хочешь доказать свое мнение, докажи мне это алгебраически, – я кивком указала на бумагу. Мол, пиши.



Ульяна Киршина

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться