Эй, это моя Рыбка!

Размер шрифта: - +

Глава 43

– Вот здесь мы и живем, – неловко заключила я, открывая входную дверь своим ключом. Стоит ли говорить, что пока я ковырялась с замком, Леша обнимал меня за талию. – Будешь чай?

– Буду, – откликнулся парень. Его руки уже не обвивали меня – были заняты чемоданом. Хоть мне и нравилось целоваться, я тайно радовалась передышке. Может, стоило расставить все точки над i? Мало ли, что он мог подумать: сама пригласила в дом, где заведомо никого нет. Мало ли, что могла подумать я: он поцеловал меня, прижав к машине, и не отрывался от меня в лифте. Стоит ли воспринимать это как признание в своих чувствах? Но, конечно, ни один из круживших в голове вопросов так и не вылетел из моего рта. Вместо этого я спросила:

– Сахар? Мед? Подожди, наверное, где-то есть конфеты, – я «спряталась» за дверцей холодильника. Лицо пылало, несмотря на морозец, исходивший от рефрижератора.

– Не беспокойся, я не сладкоежка. Может, стоит убрать чемодан из прихожей?

– Что? А, оставь там. – Я вынырнула из-за дверцы. Пыталась смотреть на Лешу, но, словно испугавшись, отводила взгляд. Вновь возвращала. И так по кругу.

Мы сели за стол. Вдруг вспомнилось чаепитие с Лешиными родителями. Как он спасал меня от их расспросов. Я размешивала сахар в чашке, когда меня вдруг осенило – а ведь сложные вопросы еще впереди. Вряд ли мои родители не обратят внимания, что в нашей квартире объявился незнакомый парень. Хотя, я могла бы прятать его в шкафу. Выпускать, пока мама на работе, и тайком таскать еду на ужин… В общем, я переживала.

– Задумалась о папе? – от неожиданности я вздрогнула. Леша ободряюще смотрел на меня. Я через силу улыбнулась.

– Ну да. – Я принялась мешать давно растворившийся сахар.

– Ты не хочешь позвонить маме? – Точно! Я же так и не сообщила о своем прибытии. Может, стоит сохранить интригу и сделать сюрприз?

Особо хорош был сюрприз, сидевший напротив меня. Попивавший чай, грызущий печенье и осматривающийся по сторонам. И как же мне его представить? «Брат девчушки, с которой я занимаюсь репетиторством» – правдиво, но вряд ли дает ответ на вопрос, что он здесь забыл. Знать бы самой, что он здесь делает.

Мои первые отношения начинались с фразы: «Давай встречаться». Вторые – с приглашения на свидание. Третьи, с Антоном – с признаний во взаимной симпатии. И у всех была общая черта: поцелуи начинались гораздо позже.

– Эй, Рыбка, ты где-то не здесь… – Леша протянул руку через стол и коснулся моих пальцев. Я смотрела на композицию из наших рук, продолжая молчать. – Я могу уйти.

– Уйти? – Я встрепенулась. Он разочарован? Раз хочет уйти. Я выдернула свою кисть и обхватила чашку двумя руками. Огорчение – вот что затопило меня. Наверно, ему не понравились поцелуи. Или же он ожидал продолжения, а я потянула его чай пить. А, может, посмотрел на меня при свете дня и решил, что погорячился.

– Видимо, я поспешил. – Подтвердил мои мысли Леша. – Не следовало целовать тебя у машины…

– Не следовало… – эхом вторила я.

– Ну да, тебе сейчас не до того. Надо было дождаться, когда ты вернешься, и пригласить тебя на свидание. Не считать же бизнес-ланч в придорожном кафе полноценным свиданием. Да?

– Да… – я продолжала механически кивать, как неожиданно до меня дошел смысл его слов. – Что? Свидание?

– Оно самое. Я тебе его, кажется, задолжал. – Леша смотрел прямо мне в глаза. Я бы даже решила, что он – само спокойствие, если бы не печенье, которое он ломал на мелкие кусочки. – Если ты, конечно, еще хочешь пойти со мной на свидание.

– Хочу, – робко призналась я. – Но хочешь ли ты?

– Иначе бы не приглашал. – Леша, наконец, обратил внимание на то, чем заняты его руки, и аккуратно смел крошки со стола себе в ладонь. Затем поднялся, чтобы стряхнуть их в мусорку. Но мои слова заставили его замереть.

– А там точно будешь ты? – я думала, что это прозвучит, как шутка. Но получилось скорее обвинение. Леша торопливо сел. Его рука, рассыпая крошки по всему столу, потянулась ко мне.

– Рыбка, Дина, – внезапно поправил себя он. – Я облажался. Это правда. Благими намерениями, как говорится. Но эта ситуация мне на многое открыла глаза.

– Но встречаться со Светой ты продолжил… – я не тешила себя иллюзиями, что «купидон пронзил его сердце» в тот миг, когда я кричала на него или уходила с Ваней. Если бы это было так, то его статус: «В отношениях» вряд ли возник бы. 

  – Да, – он не стал это отрицать. – И да, не ты причина, почему я с ней расстался. Разве что косвенная. Не основная, прости.

– И кто же основная? Слава? – прозвучало зло. Но да, весь этот разговор злил меня.

– Нет, не он. Мы сами. – Леша ненадолго замолчал. Я хотела задать вопрос, вертевшийся на языке, но Алексей вдруг продолжил. – Просто она давно хотела от него уйти. И ей показалось, что она хочет уйти ко мне. А мне… А мне тоже показалось, что это то самое. Нужное.



Ульяна Киршина

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться