Фестиваль огней

Клиническая смерть

Фебера

Входная дверь открылась и Тэ Нэ, вышедший в коридор из кухни,  с удивлением узнал на пороге подругу.

- Агнесса? – удивлённо уточнил он, отчасти не веря глазам и тут же замечая её состояние. – Что-то случилось?

- Я видела Кея, - с печалью в голосе сообщила та, проходя на кухню и садясь за стол.

Селин, не решавшаяся войти, так и застыла в коридоре, слушая долетающие до неё обрывки разговора.

- Где? – вопрос был скорее дежурным.

- На Шиманти.

- Что он там делал?

- Понятия не имею! – её голос почти срывался. – Он так на меня смотрел… Он был таким холодным и каменным, а я… всё, что я могла сделать – это смотреть на него, не отрываясь!

Тэ Нэ почувствовал её полную растерянность и неловкость за собственные чувства. Словно она не могла решить, кричать ей или плакать или то и другое одновременно. 

- Но самое страшное даже не это, - она закрыла лицо руками, затем оперевшись головой о локти на столе. Ей было жутко стыдно за испытанные чувства. – Я поняла, что люблю его даже такого! Холодного и безразличного!

В любой момент готовая расплакаться, она положила голову на руки на столе и произнесла оттуда отчаявшимся голосом:

- Это очень плохо? Да, Тэ Нэ?

Несколько секунд Тэ Нэ сочувствующе смотрел на Агнессу, затем подошёл к ней и положил руку ей на плечо.

- Это нормальное реакция любящей женщины.

 

На следущий день Агнесса решила покинуть Шиманти, временно перебравшись на Феберу. «Временно» в её понятии, как выяснили Скарабеи, означало до тех пор, пока бинарцы не выяснять, в чём дело и не ответят. Уточнив у Троэлсена, действительно ли они без неё справятся, она собрала вещи. Троэлсен, чувствовавший себя виноватым после вчерашнего, спросил, ни в нём ли дело. Но, даже когда Агнесса заверила его в этом, облегчения не почувствовал. Снова очутившись на Фебере, в компании соскучившихся по ней Кьюти и друзей, Агнесса вздохнула с облегчением. Яркое солнце Феберы и её умитворящие зелёные пейзажи вкупе с кухней Тэ Нэ и боевым настроем Селин давали то чувство комфорта и успокоения, которое она уже давно не испытывала. Не портила радость даже аномально жаркая погода, установишаяся последние две недели на Фебере. Температура столбика термометра не опускалась ниже тридцати шести-тридцати восьми в тени почти каждый день. В целях борьбы с последствиями жары жителям не разрешалось выходить на улицу в пик с двенадцати часов где-то до пяти дня. А рабочий день на всех предприятиях был сокращён. Также были открыты пункты бесплатной раздачи воды со льдом и мороженого. Кьюти не рекомендовал выходить  из дома без шляп и других головных уборов, особенно заботясь о местных, для которых была предусмотрена специальная одежда на случай подобной погоды. Смотря из огромного окна гостиной на загородный пейзаж, Агнесса чувствовала себя защищённой. И только сердце и подсознание твердили ей, что эта защита обманчива.

 

А на базе «Квофан» тем временем начались первые проверки, связанные сначала исключительно с повальным расстройством толстой кишки у всех пятиста сотрудников. Кое-кто, памятуя о незаметном нападении «проверяющих» успел даже упомянуть, что база проклята. Над ним посмеялись и взялись в первую очередь за проверку поваров на кухне и продуктов на складе. Про неосторожно оброненную фразу вспомнили тогда, когда странный смрад начал распостраняться в помещениях и нельзя было точно установить, откуда он. Эта канализационные воды с брошенными в них дрожжами, медленно поднимались вверх. В какой-то момент находиться на базе стало невозможно, весь персонал был эвакуирован, а полуночники получили новое распоряжение. Но, даже они, в противогазах прогулявшись по базе и всё осмотрев, не смогли понять, в чём дело. Ситуация осложнилась ещё и тем, что неподалёку Шиманти начал возводить свою собственную базу, приближая тем самым положение почти к военному. Действовать надо было быстро, поэтому на экстренном совещании в убежище на Прескурвике было решено отправить кого-нибудь на Бинар, чтобы отыскать похожие случаи в архивах. Полуночники вынуждены были признать: противник сделал гениальный ход и поступил так, как делал никогда прежде, поставив их в тупик своими действиями. Отчитываться перед начальством на Бинаре и разгребать архивные завалы было решено отправить Кея и Гемини, чему предпоследний очень обрадовался. От Гемини не укрылось то выражение облегчения, появившееся в долю секунды на его лице, когда было озвучено решение. Да и вообще после возвращения из «музея» Гемини чувствовал, что в напарнике что-то неуловимо и едва заметно поменялось.

- Видел Агнессу? – задал тот ему вопрос напрямик, когда Кей собирал вещи.

- Нет, - сухо ответил Кей, не поднимая глаз.

- И как она? – Гемини словно не слышал ответа.

- Не знаю. Я с ней не разговаривал.

Бинар встретил напарников дождливой погодой последней недели августа. Но обрадоваться прибытию в родной и любимый мир Кею это не помешало. Бинар давал ему то чувство безопасности, которого он лишался, оставшись наедине со своими чувствами в других мирах. Отдохнув с дороги, друзья отправились на встречу с дневным замом главы бинарской разведки.

- Проверки поваров и еды ничего не дали, - видя, как начальство внимательно вчитывается в бумаги, пояснил Гемини. Кей не говорил, почувствовав себя неважно. – К сожалению, это единственное, что нам пока удалось выяснить, - Гемини кинул взгляд на напарника. Тот был бледен как полотно и сначала старался держаться, но потом поднёс руку к горлу. Увиденное Гемини совсем не понравилось. – Причину подъёма вод канализации так и не удалось установить, - он не отводил беспокойного взгляда от друга, которому становилось всё хуже и хуже прямо на его глазах.

- Можно выйти? – слабеющим голосом спросил Кей.



Галина Штолле

Отредактировано: 17.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться