Формула ботана: маг плюс лох

Размер шрифта: - +

Часть 3

Глава 4

 

Народ любит авансы, если ты с ними угадаешь

 

Стас стоял перед гостевым домом почтенного Ёр-Гаха и размышлял, как попасть внутрь. Под таара он больше не канал – штанами не вышел. Под приличного глинальца не канал изначально – масть не та. Думал поначалу хотя бы косу отчекрыжить, да жалко стало. Было в этой дряни что-то героическое – во всяком случае, так ему казалось. Скорей всего, отрыжка прошлой жизни с её киноштампами… Но резать не стал. Короче, красноголового чмыря с каких-то там сраных Восточных островов в элитное заведение почтенного Ёр-Гаха не впустили бы и за большие деньги – репутация. А душа ныла и подпрыгивала в нетерпении. Кровопивцев с Виткой пришлось оставить в рощице неподалёку от стен славного города-крепости Ёрг. Крепостищи, от которой Стас ожидал чего-то попроще. Протащить через её бронированные ворота кровопивцев было не реальней перелёта через стену на дельтаплане. Поэтому нужно было, как можно, быстрей перекинуться с Ёр-Гахом парой словечек и рвать отсюда когти. Город-крепость был напичкан стражей по самые маковки местных храмов.

Стас решил обнаглеть и зайти с тыла. Выбрал момент, проскочил через широкий двор и обошёл эту крепость в крепости. Почти сразу из невысокой задней дверцы выскочила молодая девка в подоткнутой юбке с ведром. Увидала островитянина, охнула и собралась дать дёру. Стас не собирался гоняться за этой дурой, а потому сообразил продемонстрировать своё главное достоинство. Золотой рег так засиял на солнце, что все девичьи страхи мигом улетучились.

– Иди к хозяину, – медленно внятно начал инструктировать красноголовый приличную, черноволосую, но тупую девицу. – Скажи Милостивцу, что к нему приехал человек от Забавника. Э, нет! – отвёл он руку с монетой от нетерпеливо протянувшейся грязной ручонки. – Передашь Милостивцу, что велено, и тогда я…

– Сейчас, – мявкнула девица, воровато оглядываясь. – Милостивец узнает, что взяла у человека Забавника, голову оторвёт.

– Значит, – усмехнулся Стас, – ты просто обязана сообщить обо мне хозяину. Понятно. Тогда золотого тебе будет слишком жирно.

Рег пропал, и на его место вылез дил. Разочарование на мордахе девицы родилось и сдохло в течение нескольких секунд. Видать, она и не верила, что ей, в самом деле, отломится. А вот серебро выглядело вполне достижимой мечтой. Стас моргнуть не успел, как посыльная юркнула в дверь.

– Прости меня, почтенный, но я не могу больше оставаться в городе. Мне придётся отложить разговор с тобой, – вежливо оповестил Стас, едва его провели к хозяину.

Седовласый сухонький важный дедок с жидкой седой бородкой оказался умным. Не посчитал заявление пришельца наглой выходкой. Он понимающе глянул в глаза гостя и осведомился:

– Те, кого ты не смог провести через ворота, не должны попадать в чужие руки? И кто это?

Стас всеми потрохами чувствовал, что врать старику не стоит. Убить не убьёт, но и разговаривать дальше не станет. А этот старый самурай может дать классный совет – на роже написано. Не стоит пренебрегать такими знакомствами в мире, где ты никому на хрен не нужен. Кроме одного Прана, мечтающего выпустить твои кишки.

– Это три нукка. Двое из них маленькие дети. И ещё одна девчонка. Моя сестра.

– И где ты подобрал нукков? – со всем вниманием отнёсся к признанию Ёр-Гах.

– В лесу.

– В наших лесах начали свободно гулять кровопивцы? – слегка приподнялись седые брови.

– В ваших лесах их поймали полтора десятка воинов, – продолжал исповедоваться Стас. – И пытались замучить насмерть. Я отнял у них добычу. Теперь она моя.

– У воинов нелегко отнять добычу, – впился в него острым взглядом дедок. – Если, конечно, это были воины, а не разбойная шваль.

– Это были воины, почтенный. Были, – повторил Стас.

– Полтора десятка, – задумчиво промямлил Милостивец, помолчал и спросил: – И где остались лежать их тела?

– Нигде, – повёл плечом Стас. – Их тел никто никогда не найдёт.

– Помимо прочего наш Глинал славится своими палачами, – намекнул старик.

– Я и без пыток укажу место, где убил их, – позволил себе лёгкую усмешку Стас. – Но, даже разорвав меня на части, никто не найдёт их тел.

– Огонь не может уничтожить человеческое тело без остатка, – блеснул эрудицией тот, кто наверняка знает цену этому заявлению.

– Не может, – согласился Стас. – Человеческие кости вообще трудно уничтожить, если не смолоть их в муку. А я не мельник. После меня уже нечего молоть. После меня остаётся ничто, – писанулся он, почуяв, что здорово заинтересовал эту весомую в некоторых тутошних кругах персону. – Прости, почтенный, но моё время вышло. Не мог бы ты мне уделить толику твоего драгоценного времени где-нибудь за стенами города.

– Ты острослов, – насмешливо оценил выступление дедок и поднялся из кресла, перед которым Стас выстроился, как кремлёвский курсант перед Мавзолеем: – Под этой шкурой островитянина явно притаился кто-то другой. Ни за что не поверю, что твои дикие родичи додумались до этикета с наукой. Они вон письменность-то никак не сочинят. Ну, да ладно, – вздохнул он, подошёл к столу и долбанул молоточком по симпатичному блестящему гонгу: – Раз тебе нужно идти, так поговорим вечером. Ёали, сынок, проводи нашего гостя за ворота города, – мягко приказал он мордовороту с обритой башкой, мигом нарисовавшему на пороге кабинета. – Проводишь его до места, которое он тебе укажет. Ты пешком? – уточнил дед.



Александра Сергеева

Отредактировано: 12.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться