Кармино

Размер шрифта: - +

Глава 8+ Визуализация героев. Свиток.

 

Чудовище пристально посмотрело на нее своими темно-синими глазами. Затем спросило: – Могу ли я надеяться, что со временем… когда вы привыкнете… Есть ли надежда, что однажды вы полюбите меня?

Белль наклонилась и прошептала:

– Мне кажется, я уже вас люблю. (Красавица и чудовище)

 

Райвен Ис Нарн

 

Я уже сроднился со своей заговоренной одеждой, снять с меня плащ — как содрать кожу, я буду безоружен пред этой мелкой. Но все же решился, пусть она удовлетворит свое любопытство, потом, может, даже будет описывать своим друзьям момент своего триумфа. Я надеялся, что она передумает, и мне не придется убирать ради нее заклинание.

Я скинул плащ и уставился на нее, ловя малейшую эмоцию. Да кто же эта мелкая, у нее не дрогнул ни один мускул на лице, выражение лица абсолютно не изменилось, она так же выжидающе смотрела.

— Так с чего начнем со Снежей?

С чего начнем? Твою Харену в дерево! И это все, что она может сказать?

Мэйра Эр Дин

Чего мне стоило сдержаться, не показывая эмоций… всех прожитых лет на Земле и особенно двадцати лет практики хирурга. Он был великолепен, он был моим идеалом, именно моим, этот взгляд пробрался самые потаенные уголки души… и мне был знаком этот взгляд, я не могла понять, где уже его видела.

Волевое мужское лицо, казавшееся хищным из-за носа с горбинкой, темные густые волосы, убранные в низкий хвост. У нас приняты длинные волосы у мужчин и у женщин, обозначающие статус и силу, у слабых эмиров они просто не растут после определенного предела. Что там сзади, я не видела, Райвен не поворачивался. Да, действительно, одно плечо было чуть выше другого, меня это совершенно не отпугивало, как и его лицо. Несмотря на совершенные черты, оно напоминало разбившуюся и потом склеенную глиняную вазу. Как будто кожа начала расходиться по швам, а потом зарубцевалась причудливым узором, который всего лишь на пару тонов отличался от цвета самого лица и, видимо, шел по всему телу. Абсолютно меня это не смутило… я постаралась спрятать эмоции. Спросила о планах по поводу волчицы и ждала ответа.

Райвен, видимо, ждал совершенно другой реакции и продолжал выжидающе смотреть, пришлось приподнять бровь, намекая, что я ждала реакции. Рай взял плащ, не разворачиваясь ко мне спиной, и накинул его на плечи, а потом как ни в чем не бывало, уже не показывая никаких эмоций, достал из стола мои записи, и мы приступили к обсуждению….

Я никак не могла сосредоточиться на деле, близость мужчины будоражила, и я решила уже, что этот мужчина мой, и абсолютно не хотела задумываться, какая пропасть лежит между нами. Хорошо, что Райвен согласился помочь Снеже, казалось, он знает все обо всем. Я излагала свои мысли, а он сразу предлагал варианты их осуществления. Для зубов в итоге мы выбрали карбонит. Это материал схож с нашим бриллиантом, он прозрачен. Конечно, прозрачные зубы, казалось бы, не очень верное решение, но зато гарантия, что они не раскрошатся и смогут прокусить практически все на свете. Также останется шанс, что волчица вновь сможет направить на челюсть свой магический поток, так как карбонит сам по себе является накопителем, он примет магию.

Даже если не получится, нас устроил бы результат и просто невероятно прочных зубов, все же Снежа — хищник, и мы об этом не забывали. Для нас это тоже эксперимент, мы не знали, откроется ли вновь на полную источник магии волчицы и куда он направится в таком случае.

Финансовую часть Райвен полностью взял на себя, сказал не ограничивать свою фантазию, у него хватит средств на все. Вживление в челюсть штифтов из прочной заговоренной стали мы тоже обсудили. Решили начать с одного зуба, а дальше будем наблюдать, придется привлечь еще людей к этой затее.

Говорил больше он, а я наблюдала из-под ресниц. Наконец я видела его лицо, его эмоции, кажется, он тоже отвлекался от разговора, посматривая на меня. Я решила немного осмелеть, все чаще поднимала взгляд и смотрела, даже один раз случайно коснулась его руки, потянувшись за листком. Я очень удивилась, когда увидела, что мелкие чешуйки покрыли его скулы и волной скатились к подбородку, исчезая. Интересно, любое прикосновение так влияло или это говорило об эмоции, испытанной им? Я надеялась, что это было не отвращение. Но главное, если доступна такая трансформация кожи, значит, внутренняя суть Райвена была жива и все еще просилась наружу. Я открыла рот, но постеснялась спросить про чешуйки, мне было неловко начать разговор. Вообще слова куда-то делись, и вместе с тем было так уютно, так спокойно наедине с этим мужчиной. Если раньше я чувствовала его силу как нечто будоражащее, то теперь я ощущала себя как в коконе, обволакивавшем меня и дававшем впечатление полной защиты.

Это в этом мире он изгой, лишенный сути, считающий себя не идеальным. А на Земле его поклонницы на лоскуточки бы разорвали. Да и по своему опыту я опасалась слишком уверенных в себе красавчиков, у них очень много соблазнов, таких не удержишь долго. А наблюдая уже здесь за эмирами, обнаружила, что большинство таких идеальных принцев оказываются внутри с гнильцой. И, как ни совестно себе в этом признаться, мое чувство собственности довольно урчало, осознавая, что из-за недостатка конкуренции я буду весьма исключительна.

Райвен после нашего соприкосновения стал терять мысль и хмурить брови, я, уже окончательно привыкнув и расслабившись, просто подперла голову рукой и смотрела в упор на него, повторяя про себя аффирмации: «Я спокойна, я соблазнительна, все под моим контролем». Потому даже не сразу услышала, что мы закончили на сегодня. Я вообще ничего не слышала, что мне в конце сказали, потому что погрузилась в мысли. Взяла себя в руки, попрощалась и ушла. Хотелось надеяться, что никто не обратил внимания на мою дурацкую улыбку, когда я шла в свою комнату.



Алекса Ди

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться