Коммивояжер

Размер шрифта: - +

Коммивояжер

Красный свет резанул по глазам. Илия невольно зажмурился. Барабанные перепонки не выдерживали пронзительного сигнала.

«Тревога!» - понял он и проснулся окончательно. Тело рефлекторно рвануло с кровати, но спальное место уже трансформировалось в кресло и пришлось смириться.

- Опасность высшего уровня! – надрывалась система.

- Сделай, наконец, тише, - взмолился Илия.

Звук ослаб.

- Я отправляюсь на мостик.

- Невозможно. Каюта заблокирована. Готовность к старту номер один.

- Чёрт! – надежда на благоприятный исход улетучилась. За годы службы на кораблях Илия единственный раз столкнулся с подобным.

- Свяжись с капитаном!

- Связь отсутствует.

- Мостик?

- Отсутствует.

- Штурман?

- Не имею возможностей.

Илия вздохнул. Интеллект каюты был далёк от совершенства.

Внезапно освещение мигнуло и погасло. Капсулу тряхнуло. Удар. Илия ощутил движение:

- Твою мать!

Ускорение. Перегрузки. Повторный удар. Голова поплыла, сознание померкло. Илия отключился.

***

Красный свет резанул по глазам. Илия с трудом пошевелился:

- Что, чёрт возьми, происходит?

Каюта не ответила.

- Тупая скотина!

Илия высвободил руку, пытаясь дотянуться до приборного пульта и замер в ужасе. Мимо проплыла чашка из-под кофе.

«Невесомость!»

Внутри всё оборвалось. Невесомость обозначала только одно. Каюта превратилась в автономную спасательную капсулу, она отстрелена от корабля и движется самостоятельно. Произойти подобное может лишь в случае полной катастрофы и, следовательно, корабль перестал существовать.

Превозмогая боль в мышцах, толкая непослушное кресло локтями и коленями, Илия развернулся лицом к приборам. Минимальный набор оборудования позволял космонавту управлять капсулой, так сказать "вручную". Воссоздав перед собой экран, Илия быстро убедился в наихудших опасениях - капсулу окружало космическое пространство.

Бегло просмотрев данные, Илия понял, то была светлая полоса в жизни. Тёмная начинается сейчас. Судя по небогатой информации, корабль испарился в облаке взрыва. Капсула отделилась в последний момент, получив серьёзные повреждения. Илия поставил режим диагностики и мрачно замер:

«Идти собственно некуда».

Спасательная капсула представляла собой стандартную ячейку для одного человека. В нормальном состоянии она играла роль маленькой каюты. Спальное ложе, минимум удобств, ограниченное жизненное пространство. Подобные места предназначались для отдыха членов экипажа и как соты наполняли "бока" корабля. Таким своеобразным образом конструкторы решили проблему аварийного спасения персонала. Примитивные устройства пользовались среди космонавтов дурной славой и устойчиво именовались гробами. Действительно, отправив спасшихся в индивидуальный полёт, инженеры предусмотрели наличие слабосильной энергоустановки, запас кислорода, воды и продуктов на четырнадцать дней. За отведённое время потерпевших крушение полагалось найти. После истечения оных приборы отрубались, и уцелевший делал выбор между медленной гибелью от удушья или быстрой достигавшейся путём разгерметизации кабины. Сторонников второго оказывалось значительно больше, и запоздавшие спасатели частенько находили уставившихся в вечность мертвецов с открытыми забралами скафандров. Присутствовала в устройстве "гробов" и дополнительная подлянка. Очевидно, осознавая призрачность шансов на благополучный исход или просто экономя горючее, производители заложили капсулам установку стартовать в самый последний момент, наивно надеясь, вдруг беду пронесёт мимо. Поэтому Илия, уподобляясь опытным разведчикам, перепрограммировал отведённую ему каюту на незамедлительный пуск. Нерационально сжигавшееся в подобном случае топливо экономили новички и умственно отсталые:

«Что его беречь? Куда можно добраться на примитивном корыте»?

Слабенькой надеждой оставались три отсека управления корабля. В них несла вахту дежурная смена и соответственно они так же преобразовывались в более вместительные и долго живущие спасательные шлюпки.

«Попытаем счастья», - решил Илия и запустил стандартный поисковик.

Пока хиленькие сенсоры сканировали пространство, Илия поддался воспоминаниям. На погибший корабль его привела коварная судьба «организовавшая» цепь случайных совпадений. Истоки оных уходили на семь с лишним лет назад. Тогда второй штурман лёгкого крейсера-разведчика попал в беду. Впрочем, как и вся команда. Получив повреждение маршевого двигателя, звездолёт оказался пленником только что открытой двойной звёздной системы. Лишившись шестидесяти процентов мощности корабль превратился в мало комфортабельную тюрьму-ловушку для девяносто восьми человек. Несложный выбор между теплом и кислородом решился в пользу последнего. Илия до сих пор с ужасом вспоминал чувство постоянного пронизывающего до костей холода, от которого не спасал индивидуальный комбинезон. Добавьте отключение искусственной гравитации, экономию воды, голод и почти полное безделье. Нашли их через два с половиной года. За это время семь человек покончило жизнь самоубийством, троих унёс несчастный случай, шестнадцать покинули корабль на спасательных шлюпках и растворились в неизвестности, пятеро просто сошли с ума. Илия не свихнулся благодаря лишь упорству и готовности "мучиться" до конца, упрямо хватаясь за любую "соломинку" надежды. Подавляющую часть оставшихся в живых членов экипажа признали непригодными к дальнейшей службе, Илия же удержался и после полугодичной реабилитации вернулся на флот, заняв место первого штурмана. К сожалению два последующих полёта привели к рецидиву. Внеочередная комиссия запретила ему, как лицу с неустойчивой психикой, занимать командные должности. Болтаться в космосе за зарплату рядового Илия не захотел и подал в отставку. Выслуженной за двадцать лет пенсии на нормальную жизнь не хватало. Илия двинулся в коммерцию, устроившись менеджером в торговую компанию, и стал продавать колонистам и туземцам нужные и ненужные им товары. Вскоре выяснилось, что предприниматель он не важный. Понюхавшему дальний космос разведчику было неловко дурить клиентов, он невольно помогал покупателям, давая честные, но невыгодные для продавца советы. Итогом пятилетних отношений стало банальное не продление трудового договора. Компания, реализовав маленькую месть, известила бывшего служащего через полчаса после отбытия рейсового звездолёта, и Илия на два месяца завис на одной из самых дальних колоний.



Павел Лец

#2989 в Фантастика

В тексте есть: фантастика

Отредактировано: 11.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться