Контракт для души

Размер шрифта: - +

10

Костер горел очень ярко. Пламя танцевало на сухом хворосте, а искры, как малые дети – разлетались по всей полянке. Над нами проносились тучи, и все еще накрапывал мелкий дождь. Я смотрела на свои руки и видела ужасное - родинки. Это для человека коричневая точка – привычка, но боги в любом обличие чисты телом и душой. Нет родимых пятен, нет родинок, прыщей, шрамов, волос … чистая, нежная, розовая кожа. Самые страшные догадки плавали в моем сознании – на меня накладывают печать. Ни один смертный такого не может, да и не знает как. Это делают мои братья и сестры. Вот почему я часто устаю, вот откуда эти чувства злобы и обиды. Чувства, эмоции - я стала их распознавать по характерному привкусу на губах или дрожи в руках. Что же сестры делают с моим человеческим телом?

-Еще не обсохла? – Отвлекает меня спутник, наконец, вернувшись из леса с охапкой мокрого хвороста.

Уже привычно протягиваю руку к дровам и сушу будущий обед костра. На руку падает огромная капля, скатившаяся с рукава плаща. Удивленно смотрю на мокрую и холодную путешественницу.

-Какая ты тихая иногда бываешь. – Мужская фигура застыла напротив меня.

А ведь он тоже мокрый и замерший. Сейчас он больше похож на лесного духа. К его мокрому плащу прилипли листья и грязь, сапоги по колено обвешаны трухой и мокрой землей, даже руки черные и на щеке пара полос от веток. Он говорил, что привык к ночевкам в лесу, но как к этой сырости можно привыкнуть? Мое тело чешется из-за мокрого жилета, прилипшего к груди, ноги гудят, вспоминая, как недавно толкали застрявшую телегу из лужи. Да, я чистая, но мокрая от макушки до пят. К моему телу грязь не липнет.

-Ты сейчас выглядишь потерянно, Оли. – Вот все-то он понимает. Даже я еще не разобралась в новом мироощущение, а он … смотрит участливо и, сняв с себя плащ, накидывает на мои плечи. – Богиня полная тревоги это редкость. – Заговорил он, помешивая кашу над огнем. – Вот когда ты торговалась за телегу и коня, было весело. – Я чувствую его озорство и понимаю, что впитываю кожей его эмоции. Он весел, вспоминая этот момент, и по моему телу бегут жаркие искры.

-Нельзя отдавать за рухлядь больше чем четыре медных. – Буркнула в его сторону, кутаясь в тяжелый и грязный плащ. – Там от телеги одно название, а торгаш просил семь медяков!

-Ссохшееся дерево, трещины, зато ость и колеса целы. – Ложка в его руках остановилась. – Все же остальное мы сами починили, а продавец был слишком стар для этого.

-Ты.

-Что?

-Ты чинил. Доски сколачивал, подвеску проверял, тент натягивал. Я в это время в таверне купалась. – Искры веселья пропадали из его глаз и сменялись каким-то невиданным чувством. Стало тепло от одного его взгляда, а тело наполнилось легкостью. Кончики пальцев закололо, захотелось притронуться к его щеке.

-Но ты выторговала лес на лесопилке. У Андреаса затребовала зачарованный тент и одежду. Ты богиня, а цены сбиваешь как баба с базара. – Подмигнул мне мужчина, а я все еще купалась в нежности, что обитала в его душе.

Чем дольше нахожусь рядом с этим человеком, тем ярче ощущаю окружающий мир. Раньше наслаждалась запахами леса и сбегала от вони города. Сейчас же аромат молодой зелени и мокрой земли вызывали чувство насыщения. Костер что шипит под каплями дождя - испускает дым, и чувство душевного тепла заполняют меня. Запах леса, костра и мужчины – отпечатывается в сознание. Для меня ароматы это самое главное. Хищник что живет во мне, ощущает этот мир через запахи и звуки. Сейчас ему холодно, сейчас мне холодно. Но Ирбишь в одной рубашке варит ужин. Лошадь стоит невдалеке, привязанная к дереву. Телега сегодня скроет от ночной прохлады.

-Почему ты меня не ненавидишь? – Вот все – таки спросила, то о чем думаю с самого первого дня знакомства. – Я чувствую, что обвиняешь, но ненависти нет.–Мне было непонятно его странное поведение.

На него свалилась богиня, но он все воспринял как должное. В его жизни слишком много темных пятен, в которых его душа винит меня, но мужчина относится ко мне как к девушке или ребенку. Его мать мертва, а он следит за тем, чтобы я не осталась голодной. Его отец ночует в какой-то канаве, а он не пытается даже говорить об убийстве Хоку. Он следит, воспитывает, учит, но ни одного упрека или косого взгляда. Есть немного страха, но еще больше неизвестного душевного тепла в его эмоциях. Не понимаю …

-Потому что богам виднее. Да и сам отец виноват. – Ему неприятно об этом говорить, но он желает высказаться. – Жалко только что меня в живых оставили … - Его взгляд столкнулся с моим.

Нельзя мальчик смотреть на меня открыв свою душу, обнажив эмоции и так ласково улыбаться одновременно. Я теряюсь и путаюсь в его чувствах, делаю судорожный вдох, чтобы вспомнить свою сущность. Хочу прикрыть глаза, но вот что-то незримое прокрадывается в сущность моей души и уже Он чувствует все мои эмоции. Только Он видит обнаженную душу бога.

Теперь его глаза смотрят в мою душу, перешагнув черту бренного мира. Он сам не понимает, почему видит туман и блики света, почему пахнет сладостью и снежной бурей, почему тепло очень нежно и аккуратно обволакивает его сознание. Он смотрит на божественную суть и видит весь мир и так же остается слеп. Душа охватывает всех жителей и ни кого в этот же миг. Он ощущает меня, но не видит, не знает куда смотреть и на чем заострять внимание. Я все и ни чего … воздух наполненный туманом и светом радуги. На мои губы проказливо выползает улыбка. Я закрываю глаза, чтобы разорвать эту нить связи. Мужчина потеряно смотрит по сторонам и ощупывает землю, убеждаясь, что в реальности. Для него это все равно, что глотнуть воздуха после плаванья под водой. Еще бы чуть – чуть и его тело умерло, а душа осталась в моем мире полном света.

-Глупый человек. – Устало шепчут мои губы. Лицо становиться грустным, а глаза заполняются печалью. – Разве человеческий мир реален? – Ирбишь протирает глаза, размазывает грязь по щекам и мотает головой. – Ощущение души бога так просто не забыть. – Отползаю подальше от мужской фигуры, что ощупывает мокрую землю под ногами.



Гар Дар

Отредактировано: 22.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться