Кошка для босса

Размер шрифта: - +

10. Катя

 

Мне снился Илья.

Мы сидели у него на кухне, я — у стола, зябко поджав ноги, он — у приоткрытого окна. Снаружи шумела весна, трепыхались на ветру свеже-зеленые листочки в кронах деревьев. В соседней комнате болтал телевизор: отец Ильи смотрел новости. Он любил оставаться в выходной день дома и гонять их по кругу, сопровождая едкими комментариями.

— Мне нравится район Коломенского, — сказал Илья. — Там есть парк, можно на великах кататься или гулять с коляской, когда дети появятся. Плюс, недалеко от работы.

— Недалеко от твоей работы, — поправила я. До моей лаборатории оттуда было минут сорок езды.

— А ты родишь и будешь дома сидеть, — заявил Илья и рассмеялся так заразительно, что я улыбнулась в ответ. За это он мне и нравился. Он продумывал все до мелочей, поступал так, как в моем понимании должен был поступать мужчина. Я-то сама росла без отца, и мне очень хотелось создать правильную семью. С правильным мужчиной.

А сорок минут до работы… Ничего, я потерплю, ничего же страшного? Не в работе же счастье.

Свистнул чайник. Выключив его, я открыла ярко-оранжевый шкаф для посуды (Илья любил оранжевый, этот цвет был в его характере — ярком, общительном), достала две чашки и налила в них чай. В одну положила мед из банки — для Ильи. Во вторую кинула два кусочка рафинада.

Взяла ту, что с медом, и поставила на подоконник, рядом с рукой Ильи…

Вот только там уже сидел не Илья.

Андрей поднял голову. В его карих глазах отражались проносящиеся за окном облака. Пахнуло лесной влагой и прелой хвоей. Мускусом и жаром тела.

— Спасибо, котик, — сказал он и улыбнулся.

Я открыла глаза.

Илюша. Сердце болезненно сжалось, когда я вспомнила о нем. Мой парень, мой лучший друг. Мы вместе уже два года. Конечно, не сгорали от страсти, как изображают любовь в романах, не кидались друг на друга при первой же возможности и даже обнимались редко, но зато у нас были общие взгляды на быт и совместную жизнь. Нам нравились одни и те же вещи и фильмы, мы планировали купить квартиру и даже знали, как ее обставить. Думали об ипотеке на следующий год. Илья хороший, он свой, как семья, как брат.

А Андрей… Рядом с ним я становилась кем-то другим. Я — старая «я» — не могла изнывать от сладкой тяжести в животе и, как фетишистка, вспоминать чьи-то губы и глаза.

Лишившись остатков сна, я уставилась в потолок. Его исчерчивали полосы света: белые от никогда не спящего Третьего транспортного кольца, синие и розоватые — от огромной рекламы на соседней башне. В квартире было тихо, в ванной капало из крана. Лёня — друг Андрея — ночевал на диване в гостиной, как я поняла, уже не в первый раз. Охрана сидела в предбаннике перед дверью в апартаменты.

Я посмотрела на Андрея.

Он повернул голову и посмотрел на меня в ответ. Сна у него не было ни в одном глазу.

— Тоже не спится? — спросил он, и от его хриплого голоса по всему моему телу пробежала дрожь. Да что же это такое?..

— Ага, — выдохнула я.

Андрей кивнул.

— Добро пожаловать в клуб.

Мы оба уставились в потолок. Цветовые полосы скользили, сменяли друг друга. Сон не шел.

— И что ты делаешь, когда вот так… Не спишь? — тихонько спросила я.

— Разные вещи. Чаще всего завтракаю. Внизу есть круглосуточное кафе.

При упоминании кафе у меня в животе заурчало. И снова вспомнился сон с Ильей и оранжевой кухней… Нет-нет, только не это, я же так хотела домой. Обратно к нормальной жизни.

Я зажмурилась, давя слезы, и выбралась из-под одеяла. Села спиной к Андрею, чтобы он не видел моего лица.

— Я бы не отказалась перекусить, — сказала, стащила через голову Андрееву футболку и потянулась за лифчиком. Застегнула его под грудью, щелкнула лямками по плечам, встала, чтобы одеть платье…

Черт, что я делаю? Я же не одна!

Мое лицо заполыхало, даже уши жгло так, будто они и правда горели. И как я могла забыть? Он же все видит! Наверняка видит, не смотрит же в потолок. А я тут в трусах… Ох, Катя, ну как же так?

Ладно, надо вести себя, как ни в чем не бывало.

Сделав вдох поглубже, я взяла платье и обернулась с видом, словно каждый день ходила по квартире в одном белье. Андрей и правда глядел на меня, закинув руку за голову. Его глаза поблескивали в сумраке. Он не улыбался, ничего не говорил, просто смотрел так, что по спине бежали мурашки.

Вывернув платье, я надела его и одернула подол.

— Да, я бы тоже не отказался, — наконец ответил Андрей. Он сел, спустив ноги на пол, растер лицо ладонями, шумно, по-мужски выдохнул. Шрамы на его спине отливали белым, рваные, как следы от больших когтей.

Он поднялся с кровати, и я торопливо отвернулась. Прошла в ванную, заперлась и прижалась к двери спиной. Взгляд снова упал на корзинку с чужими дезодорантами и расческами. Сердце билось медленно и тяжело, словно до отказа налитое. Не справлялось со всем, что произошло со мной за эти дни.

А перед глазами все еще была сильная спина с блестящими росчерками шрамов.

Я сильно зажмурилась, унимая волнение в груди. Распаковала одноразовую зубную щетку на боку раковины, намочила ее, капнула зубной пасты и сунула в рот. Посмотрела на отражение, в свои красные от недосыпа глаза.

Вот тебе и доброе утро.



Катя Вереск

Отредактировано: 20.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться