Квартира

Размер шрифта: - +

Квартира

- У сторон нет претензий друг к другу? Деньги получены полностью? – произнесла нотариус отработанную фразу.

Сергей послушно кивнул.

- Подпись здесь и здесь, - ткнула пальцем в журнальную графу девушка – помощница.

Сергей покорно расписался. Сделка завершилась, и участники вывалились на улицу. День не задался с самого утра. Тучки и лёгкий ветерок, пригнавший похолодание, предоставили повод усомниться в торжестве лета, а потому никто не удивился мелкому колючему дождику, обрушившемуся на город после обеда. Желание мокнуть отсутствовало. Сергей судорожно попрощался с покупателем и ведомый крепкой рукой сестры, направился к машине.

- Держи половину, - Татьяна протянула пачку денег. – Добрось до дома.

Сергей смирено завёл двигатель. Таня родилась на пятнадцать лет раньше и братишкой руководила с детских пелёнок последнего.

Высадив родственницу, Сергей отправился к себе и, не раздеваясь, рванул на кухню. Полстакана коньяка обожгли внутренности, но не согрели. На душе было мерзопакостно. Сергей плеснул еще грамм сто, однако и они не заполнили пустоту. Пнув, не к месту оказавшийся на пути стул, Сергей плюхнулся на диван. Хотелось забыться. Продавать родительскую квартиру он не желал до последнего. Оставшаяся, от умерших матери и отца, двушка, берегла воспоминания детства. Стены и мебель, каждая мелочь, любая деталь, казалось, хранили тепло материнских рук и демонстративно строгий отцовский голос. Чуть воображения и знакомый запах семейного ужина теребил ноздри. Полшага и можно с головой скрыться в материнских объятиях, где не страшны любые невзгоды, а уж если они настигнут, достаточно покаяться перед отцом, и проблемы окажутся решены.

«Не зависимо от возраста, мы чувствуем себя детьми, пока живы наши родители», - всплыла прочитанная где-то фраза.

Сергей вспомнил похороны, и горло сдавила тоска. Полгода лишь слегка притупили боль. Казалось бы, взрослый, самостоятельный тридцатилетний мужик, рыдал на прощании словно ребёнок, надеясь, что кошмар закончится, развеется, словно дурной сон. А родители, они просто ненадолго уехали, скоро вернутся, и жизнь потечет как прежде. Между тем день следовал за днём, календарь отрезвлял и погружал в жесткую реальность. Практичная сестра обрабатывала брата:

- Квартиру следует продать, - твердила она. – У тебя своё жильё и ты холостяк. У меня же дети подрастают, нужно расширяться.

- Пусть в нашей поживут, - робко предлагал Сергей, пытаясь отодвинуть неизбежное.

- Где, в этой хрущебе со скрипучими полами, проходными комнатами, заставленными допотопной мебелью? – возмущалась Татьяна.

Сергей кивал, сочувствуя, и содрогался:

«Как язык поворачивается сказать подобное!?»

Для него старая квартира оставалась последним свидетелем счастливых лет, почти живым существом и членом семьи.

Однако вода камень точит. По истечении шести месяцев, сестра мгновенно нашла покупателей и затащила брата к нотариусу.

- Не трепыхайся, - отрезало она. – Так надо.

И Сергей безропотно продал квартиру:

«Да, нет, не квартиру, - поправил он себя, - продал память. Память о родителях, память о неповторимой четверти века, о детстве и юношестве».

Две бутылки конька, суббота и воскресение, бессмысленно проведённые на диване в компании с телевизором, настроения не улучшили. Совесть забросила безжалостную петлю на горло Сергея, и изгнав милосердие, душила с каждой минутой сильнее и сильнее. Стремясь спасти остатки душевного равновесия, Сергей решил погрузиться в работу. Приходил первым, уходил последним. Брал на себя мыслимые и немыслимые поручения, и поскольку менее всего задумывался о личной ответственности и последствиях для карьеры, успешно решал поставленные задачи.

- Ты молодец, - признал начальник департамента. – Буквально преобразился. Не ожидал.

Сергей безучастно мотал головой и трудился, трудился, засиживаясь допоздна, чтобы прийти домой без сил, бухнутся лицом и провалиться в черное беспамятство ночи.

Так продолжалось пару месяцев, пока Сергей не увидел первый сон. Мать, больная и исхудавшая, сидела в своём любимом кресле, ожесточенно вращала руками, словно поворачивая невидимое колесо, и пыталась втолковать бестолковому сыну нечто важное, предостеречь от опасности. Четкая картинка, повторявшая мельчайшие нюансы обстановки, повергла Сергея в шок. Он проснулся в холодном поту, с чувством страха, перерастающим в ужас. Потянулся за телефоном. Экран высветил время. Четыре утра. Сергей слез с кровати и на дрожащих ногах добрался до кухни. Осушив бутылку холодной воды, он слегка вернул способность соображать и возвратился в постель. Впрочем, желание спать исчезло и, проворочавшись до рассвета, Сергей отправился на работу. Безлюдные, по причине столь раннего часа, улицы, и редкое движение автотранспорта, ввели в заблуждение. Расслабившись, Сергей, упустил грузовик, напористо выехавший с второстепенной дороги. Сергей нажал было тормоз, да понял:

«Поздно!»

Тогда он давонул на газ и крутнул руль. Машина послушно рванула в сторону, выскакивая на встречку, где к счастью никого не оказалось и, пронеслась в миллиметрах от нарушителя.

Сергей даже не стал останавливаться и высказывать бестолковому шоферу все, что о нём думает. Впрочем, белое как полотно, лицо водилы, отраженное зеркалом заднего вида, говорило само за себя.

Мокрый насквозь от пота, Сергей до обеда тупо таращился в компьютер, пытаясь сосредоточится, мучаясь вопросом:

«Почему я остался жив? Зачем судьба сберегла меня?»

Он впервые за последние месяцы не уложился с делом в срок. Потому, Сергей привычно задержался допоздна, и короткая ночь пролетела без происшествий. Чего не скажешь о следующей. Коварный Морфей заманил хвалённой сладостью, а затем не оправдал репутации. Сперва, Сергей обнаружил себя в знакомом дворе. Узнаваемая до мельчайшей трещинки асфальтированная площадка, выросшие вместе с тобой деревья, родные потёртые качели и остатки песочницы, обрамлённые сотнями глаз-окон, навеяли лёгкую, но приятную грусть. Но вскоре Сергей оказался «перенесён» в квартиру. Странно, детали обстановки, которые он не вспомнил бы ни за что наяву, хоть пытай, виделись супер отчетливо, словно при максимальной контрастности телеэкрана.



Павел Лец

#2951 в Фантастика

В тексте есть: фантастика

Отредактировано: 11.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться