Ломбард Проклятых душ. Пятая книга. Коронованный бродяга

Размер шрифта: - +

Глава 20. В плену

Пелагея ушла, и Карен в какой раз услышал, что та заперла дверь… Ненормальная держала его в бараке уже второй месяц.  Она приносила продукты, заставляя юношу готовить себе, и издевательски звала его мужем, рассказывая, что некая Изка подбила ее похитить  по «жениху». Бедняжка с ужасом думал о брате по несчастью. Хоть бы у той второй психованной ничего не получилось!

      Когда они собирались с друзьями домой, он решился помочь Кате и Люде. Карен полагал, что, если бы не позволил этим двум девушкам сопровождать себя к дедушке-призраку, то несчастья на Маяке не произошло бы.  Но когда юноша пришел в их лагерь, оказалось, что они уже уехали, и там-то на него и напала Пелагея. Она ударила его сзади по голове, и бедняжка пришел в себя уже тут, в этом бараке. Прищуриха, угрожая, что убьет его,  заставила  позвонить родным и близким и наврать, что у него с Катей все хорошо, и что и Богдана с Валей нашли живыми.

       Мобильный телефон у него отняли, и пленник не мог никому позвонить. Да и путники тут не ходили, даже любители городов-призраков сейчас сюда не приезжали, так как не сезон, и никто Карена не услышал, когда в отсутствии  Прищурихи, он колотил в дверь и звал на помощь… Кухонные принадлежности мерзавка всякий раз уносила с собой, и узник не мог ножом сломать замок. Но однажды… Однажды вечером за ужином юноша как бы случайно уронил нож в щель в полу… Бомжиха-преступница это заметила и ни на шутку перепугалась.

- Я вытащу! – крикнула она и соскочила с само-сколоченной лавки.

- Да не надо! Уже не достанешь. Наверняка под полом глубокий фундамент…

    Карен давно делал вид, что смирился со своим пленением, потому ответил так спокойно. Но бабища, не доверяя, не послушалась и села на пол. Достав его смартфон из своего кармана, включила его и начала светить в щель, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь, но не смогла. Через пять минут, она вздохнула:

- Наверное, ты прав, и там глубоко. Не достать его уже.

- Послушай. Отпусти меня. Зачем я тебе?!

- Сколько раз тебе говорить?! Изка меня подбила. Не одной же мне тут век коротать.

- Это преступление: меня тут держать!

- А кто узнает, что ты тут?

- Меня уже ищут! У меня семья, любимая девушка, - Карен наврал про нее, думая припугнуть бомжиху, но любимая у него, и правда, была, но статуса его девушки не имела. - Они ищут меня… А я тебе зачем?

- Чтобы ты мне жрать готовил!

- Ну, Пелагея,  - заныл он. - Ну, ты же… не всегда бомжихой была… Ну, давай езжай в город, ищи работу.

- Ты еще малолетний…! Не читай мне лекции, как жить! – рассердившись, перебила она.

    Юноша нашелся что ответить:

- Я не читаю лекции, не поучаю, я советую!

- Советуй кому-нибудь другому!

- Ну, Пелагея!

- Нет, я сказала!

    Рассердившись еще сильнее, она выбежала из домика, громко хлопнув дверью. Сразу же послышалось, как ключ вошел в замочную скважину и повернулся несколько раз.  Карен прижался к двери и, услышав, что Прищуриха ушла далеко, судя по удалившимся шагам, достал из-под подушки на своем стуле нож. Да, в щель ничего не падало. Он наврал. Ножом он попытался пробить древесину и выломать замок. Как ни странно, один кусочек вскоре отлетел. Остервенело, вдохновившись маленькой победой, юноша продолжил свой труд.

    Когда Прищуриха, успокоившись, с ужасом вспомнив, что забыла в бараке, в котором держала «повара», кухонные принадлежности и, - о, ужас, - его телефон, то побежала обратно. Каково же оказалось ее удивление, когда увидела, что дверь распахнута настежь, а пленник пропал?!

 

* * *

 

        Юноша, прижимая к себе мобильник одной рукой, а в другой, сжимая нож, который забрал на всякий случай, с бьющимся от страха сердцем бежал по улице. Неожиданно, недалеко от того самого места, где раньше стоял лагерь Кати и ее друзей, Карен о что-то споткнулся и упал, больно стукнувшись коленями о промерзлую кочку. Испугавшись еще сильнее, бедняжка вскочил, не обратив внимания на болезненные ушибы,  и внезапно увидел валяющееся зарядное для смартфона. На нем было наклеено сердечко, с фотографией…Вали. Это от телефона Богдана?! Юноша, недолго думая, тут же схватил его и бросился прочь…

      Он прибежал на околицу, где вдали виднелось очертания того самого злополучного Маяка. Сердце его билось в груди от страха… Где же Прищуриха? И только тут его осенило! У него снова его телефон! Оглядевшись по сторонам, в поисках места, где бы спрятаться, Карен внезапно увидал…могилу. Сам не зная, почему, юноша на ватных ногах, с отчаянно бьющимся сердцем подошел к памятнику и увидел, почти уже стертую от дождей надпись: «Богдан и Валентина». Из глаз юноши хлынули слезы. Он взглянул на зарядное у себя в руке, с фотографией девушки… и упал на колени…

- Нет… нет… как же такое могло случиться? – шептал юноша…

    Как вдруг раздался звонок. Карен вздрогнул – ему кто-то звонил. На экране высветилось любимое имя, и юноша сразу же ответил:

- Катя! – крикнул он в трубку. - Катенька! Я жив! Спаси меня!

- Карен! Я на удачу позвонила! Что случилось?! Ты где?!

- Тут, в Гибельбурге!

- Я тоже тут. Приехала тебя искать! В каком именно ты месте?!

- Недалеко от Маяка… Совсем недалеко… - он заплакал, - от могилы..

- Я знаю это место. Я недалеко! Жди меня там! Не уходи по возможности никуда! Я бегу! Я вызову полицию!

    «Положив трубку», Карен немного успокоился… Его спасут. Катя тут. Она приехала сюда… Но вот Богдан… И Валя… Их больше нет… Юноша ласково провел рукой по надгробному камню...



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться