Ломбард Проклятых душ. Пятая книга. Коронованный бродяга

Размер шрифта: - +

Глава 69. Отчаянная мольба

- Мне сообщили, что тебе дают новое звание, и вызвали на Новую Венеру, - грея руки о горячую чашку чая, рассказывал Шеридан Люде и Збышеку, - но там на гражданском космодроме меня сразу же арестовали и привезли в тюрьму. Обвинили в шпионаже. Пообещали разобраться, но предупредили, что это будет не быстро, так как там готовятся к какому-то важному торжеству. Нэрва, что ли, решила связать себя узами брака? Люда, а тебе дали звание? Когда ты вернулась?

 

    Подруга побледнела:

 

- В том-то и дело, что нет. И не было меня никогда на Новой Венере. Я служу на военной базе, не космической, а на планетарной, тут под Августово. Сюда приехала по долгу службы – меня направили по делам в столицу.

 

    Юноша горько усмехнулся, но в Петрова и ее брат заметили испуг во взгляде.

 

- А у меня совсем другая информация, - сказал Шерри и, помолчав, добавил: - Мне вообще сказали, что ты не вернёшься ни на Землю, в Августово, ни к нам, на Новый Альтаир, а останешься на Новой Венере!

- А тебе ничего не говорили про моё Торжество Бытавухи?

 

    Сердце Шеридана пронзила ревность. Он едва скрыл это и, опустив голову, ответил, что нет, такого не слышал, а потом почти шёпотом, проклиная самого себя, спросил:

 

- А ты, что же… вышла… то есть ты с кем-то сыграла свадьбу?

- В том-то и дело, что нет. Но прошёлся слух, что собираюсь с кем-то жениться.

 

    Юноша едва не вздохнул с облегчением и, посмотрев на Люду, предположил, что, наверное, с Геной. Петрова, знала с кем ее поженили слухи, но решила утаить это на всякий случай от друга, и просто согласилась с ним.

 

    Ничего не понимая, Збышек все это время шокировано молчал. Куда это угодила его сестрица? Вот говорил же он ей,  не лезь туда, куда не знаешь! Наверняка же, задела чьи-то интересы! А ей надо было отыскать убийц принца Кэйода! Пусть бы этим его невеста занималась!

 

    Поняв по выражению лица брата о чем он думает, Люда накрыла ладонью его руку и прошептала:

 

- Прости…

 

* * *

 

    Араик спустился в гостиную и сел на диван. Мысли о Тусе овладели всем его существом. Даже притупился испуг от похищения. Августа Кирилловна с утра зажгла камин и, уставившись на огонь, юноша мало-помалу начал успокаиваться. Как цветок, развивалось пламя, так спокойно, так убаюкивающее. Стрижевой сам и не заметил, как склонившись, уткнулся лицом в подлокотник дивана и вскоре уснул…

 

- Помню маму с пьяной рожей

Красной словно помидор… !

 

    Внезапно раздался весёлый детский голос над головой, и Араик открыл глаза. Кто-то дотронулся до его волос и продолжал:

 

- Мама все на свете может:

Все рыдают - ей задор!

 

    Тут-то до юноши что-то дошло! Это же его стихи «Как я провёл летние каникулы», которые он сочинил в детстве и за которые получил «два»! Сон сняло как рукой. Стрижевой соскочил и увидел стоящую у дивана Вику. В руках она держала его тетрадку и широко улыбался.

 

- Где ты это взяла?!

 

    У него возникло чувство, что ему припомнили чёрное прошлое, но рассердиться до конца не получилось. Может, потому, что в глубине души сочувствовал этому ребёнку, такому же номерщику, как и он сам.

 

- Нашла у вас в прихожей на полке.

- А-ну, дай сюда! – Араик отобрал законную собственность.

- А можно, я это тоже зачитаю на уроке сегодня?

- Нет, - буркнул он, представляя страшные последствия, - это плагиат получится. Это – моё творчество. А ты лучше не подражай.

- Дык, я скажу, кто автор. То-то мне обзавидуются все наши – я актёра из сериала «Спаси меня» знаю!

 

    Араик покраснел и ответил, что вот поэтому и не надо этого делать, ведь ему не хочется портить имидж.

 

- Ну, тогда я своё придумаю. Да и в твоём мата нету. А мне мат нравится!

- Чего это он тебе нравится?

- Ну, как… Это же круто.

- Ничего крутого. Матерятся только гопницы и алкашки.    

 

    Вика ничего ответить не успела, как в этот момент, забавно неся поднос с чашками, боясь пролить, в гостиную на полусогнутых ногах вошла Дуня. Сразу запахло кофе. Она расставила сервис на столик  и сказала юноше, что по нему сразу видно, что тот и не ложился.

 

- Ну, я…  - щеки его залил нежный румянец, - по телефону болтал.

 

    Дочка Итонасы с детскими бесцеремонностью и непосредственностью спросила, с кем. Дуня же сразу стала серьёзней и спросила:

 

- Ты все-таки перезвонил?

- Ну, да… Мне показалось, так будет правильнее.

- Эх, - Тюльпанова махнула рукой и протянула ему чашку с кофе, - на, выпей, - но потом спохватилась: -  Или, может, будешь отсыпаться?

 

    Он рассмеялся в ответ, поблагодарил, сказал, что раз принесла, то выпьет. Вика подозрительно, сощурив глаза, исподлобья попеременно бросала на них взгляды. И чего это они такие дружные, они же раньше друг друга, кажется, на дух не переносили?! Девочка, - она могла бы дать зуб, - прекрасно помнила, что Тюльпанова выкинула тогда на заправке. «Не порядок, - подумалось ей, - они же тогда и у Гадетских не шибко-то и ладили! А тут смеются! И кофе она ему, видите ли, принесла!».



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться