Магическая академия объединенных рас

Размер шрифта: - +

Глава 2. Здравствуй, дурдом.

Я была в темноте. Я в ней парила, жила, дышала ею. В груди давно не полыхало. Там все замерзло. И этот холод распространялся на все тело, вплоть до кончиков пальцев. Мне слышался голос мамы. Она что-то кричала. Ей отвечал совершенно незнакомый голос. Он был красивый и холодный. Мне казалось, что именно он меня замораживает. Потом голоса превратились в гул. А после, весь шум отошел на второй план, потому что я увидела в темноте зеленые кошачьи глаза. Они были мне очень знакомы. Эти глаза приближались и от них исходило приятное тепло. Хотелось протянуть к ним руку, но тело не слушалось меня. Чем ближе были глаза, тем теплее становилось мне. Но внезапно глаза пропали и стало очень холодно. Голоса усилились. Что-то кричали, где-то билось стекло, а мне хотелось одного - вернуть тепло. И я закричала. Мой голос потонул в темноте и холоде. Боль резко напомнила о себе, и я перестала понимать, что происходит. Единственное что успела понять - глаза вернулись. А после я опять потеряла даже частички сознания.

 

***

 

Когда сознание вернулось, мне очень захотелось пить. Глаза открывались с большим трудом и первое, что я увидела, был потолок. Просто белый потолок. Память услужливо подсунула последние события. Ресторан, день рождения брата, Дурников, выстрел в папу, выстрел в меня и темнота. Ну понятно - я в больнице. Только почему я не слышу аппаратов? Желание повернуть голову оказалось невыполнимым. Шея дико затекла, что свидетельствовало о том, что я долго лежала в одном положение. Неужели ранение повлекло за собой кому? Волнение начало подниматься в груди: если это так, то родители сейчас сильно волнуются. А как раненый папа? Вдруг его сильно задело? Брат, наверное, чувствует вину за произошедшее. Нужно их успокоить, но для этого нужно их увидеть. 

Через какое-то время ко мне подошла женщина в.…зеленом? Странно, но, если мне не изменяет память, наши медсестры ходят в белых халатах... Тем временем женщина увидела мои открытые глаза и бросилась прочь. Надеюсь она не моего внешнего вида испугалась.

Где-то, вне поле моего зрения, послышался шум, голоса, а затем шаги.

- Наконец-то вы очнулись, девушка.

Говорившим был приятный мужчина в зеленом халате лет 27. Симпатичные черты лица, белые длинные волосы, карие глаза и мягкий голос. Его профессия прям для него создана - внешний вид сразу располагает к себе пациентов. За исключением волос, конечно. Нет, я знаю: 21 век, мода странная, но все же...

Я попыталась что-то сказать, но вышло лишь сдавленное мычание.

- Ох, простите, нужно вам помочь. - проговорил врач и приподняв меня, влил мне в рот какую-то жидкость, поданную медсестрой, которая стояла рядом.

 Вкуса лекарства я не почувствовала, за то резкое тепло, разливавшееся после напитка, помогло окончательно прийти в себя и выдавить хриплое:

- Спасибо.

Через пару минут я смогла пошевелить рукой. После настало время шеи. Повороты ею причиняли дискомфорт, но не боль, что не могло не радовать. Пока разминала части тела поняла, что в комнате где я находилась, не было никакого оборудование. Я лежала на одинарной койке, рядом стояла тумбочка с графином воды, цветами в вазе и какими-то бумажками. Кровать стояла у большого и светлого окна со шторами. В углу стояло винтажное кресло. На стене, выкрашенных в золотистый цвет, висели картины. Здесь было уютно.

- Как вы себя чувствуете? - привлек мое внимание доктор, желая записать мой ответ на какие-то бумаги.

- Относительно. - неуверенно произнесла я. Воспоминание, по какой причине я здесь, заставило начать ощупывать себя на предмет повязки. Но таковой не оказалось.

Мужчина смотрел на меня не скрывая любопытства.

- Простите, - я вскинула на него глаза. - А сколько времени я здесь нахожусь?

- Вы здесь четыре дня, шесть часов, семь минут и две секунды.

Вот и как на это реагировать? Я конечно встречала пунктуальных людей, но чтоб настолько...

- Эм... А не подскажете, где "здесь" и что со мной? Ах да, будьте добры, позвонить моим родным и сообщить, что я очнулась.

-  Простите, миледи, а что последнее вы помните?

-  Нападение на себя в день рождения моего брата. Давайте я дам все показания после встречи с родными? - пока я говорила, доктор заботливо помог приподняться и подложить подушку под спину. Чувствовала я себя уже не так ужасно, как в момент пробуждения.

- Боюсь, что встреча с вашими близкими невозможна. - грустно ответил мужчина и добавил чуть слышно, - Никогда...

Не поняла.

- Почему? Я уже пришла в себя и чувствую себя нормально. Поймите, родители должно быть сильно беспокоятся, а брат винит себя в случившемся. Так что прошу, позвольте мне из увидеть.

Мама всегда говорила, что с людьми от которых зависит наша жизнь, мы должны быть вежливыми. Даже если не хочется. А это, судя по всему, мой лечащий врач. Так что пусть лучше жалеет меня, чем боится.

Мужчина задумчиво смотрел на меня долгую минуту, затем подозвал медсестру и попросил принести вещи.

 - Сейчас, дорогая, мы с вами пройдемся и решим вопрос с вашими родителями. - ответил он мне, и я расслабилась. Сейчас они меня обследуют, поймут, что я не вру насчет самочувствия и разрешат поговорить с близкими. Ведь мама, наверное, вся на иголках. А что с Лешей, мне представить страшно.

Тем временем мне принесли одежду. Мое черное платье было отстирано и поглажено. Даже следов дырке от пули не нашла, что сразу навело на мысль - это новое платье. Но зачем мама принесла мне его и оставила мои туфли, если у меня есть более пригодные для больницы вещи?..

Доктор вышел из палаты, попросив позвать его, как буду готова. Что ж, начнем свои маленькие подвиги.

Сесть на кровать оказалось задачей сложной. Встать на ноги, почти невыполнимой. Но, когда есть цель, тебя не остановить ничего. Поэтому, закусив до боли губы, я встала и принялась ходить по комнате, чтобы размять ноги перед каблуками. Пока наворачивала круги и пыталась что-то сделать на голове, обнаружила зеркало на стене. Видимо до этого не обратила на него внимание. подойдя к нему, увидела почти не испорченный макияж и симпатичный пучок, который сделала на голове пока ходила по палате, но самое странное - шрам от пули. Его не было. Просто не было. Чистая кожа. Очень странно. Облегающее платье с баской, рукавами "четверть" и немного открытой спиной сидело отлично. Черные лодочки на шпильке ждали меня у кровати, и осмотрев себя еще раз, решила, что пора их надеть.



Лиса Соколова

Отредактировано: 04.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться