Мир позвал тебя, Ведьма!

Размер шрифта: - +

Глава 4-1

Глава 4 Яна

Возле меня сидела Лана.

Я сразу и не узнала её: молоденькая темноволосая девушка кого‑то смутно напоминала мне, внимательные глаза с тревогой всматривались в мои, а двухцветная татуировка на виске отвлекала и не давала сосредоточиться.

Но стоило ей улыбнуться, как память подбросила картинки с этими же губами, но тогда они кривились совсем по‑другому — язвительно и предвкушающе.

— Привет, подруга. Я смотрю, что ты решила от меня не отставать: помолодела, похорошела. Только в следующий раз не надо так кардинально менять возраст — вдруг промахнешься, и мы на соседних горшках окажемся, — во мне проснулась язвительность, и не поддеть Лану я просто не могла. Да и показать свое недовольство надо было хоть как‑то, а орать, топать ногами, истерить — не вариант, если ты лежишь.

— Язвишь. Это хорошо. Это очень‑очень хорошо, — Хранительница не обиделась, а очень обрадовалась моему боевому настроению. А мне захотелось проредить её шевелюру или перекрасить… в блондинку.

— Не ожидала от тебя такого, подружка, — я почти зашипела от злости и обиды.

— Да что случилось то? Вроде перенос прошел удачно?  Или я чего‑то не знаю? — Искреннее недоумение на лице Ланы немного охладило злость, и обида была отодвинута подальше. Ведь и правда не понимает.

— Ты на возраст мой посмотри и на волосы. Поиздеваться надо мной решила? — Я уже сидела, хоть и с некоторым трудом — меня пошатывало и подташнивало, встать с дивана даже не пыталась.

Лана ещё раз осмотрела меня с ног до головы, взгляд задержался на голове уже дольше, чем в первый раз. Сосредоточенность и недоумение на ее молоденькой мордашке выглядели уморительно, а когда она нахмурилась — я не выдержала, прикрыла лицо ладонями и тихонечко рассмеялась. Смеялась над нами обеими — просто представила, как выглядела со стороны сама: одежда на несколько размеров больше, мелкая и молодая, а строила из себя взрослую и опытную женщину. Вот и Лана сейчас тоже что‑то пыталась из себя… строить.

— Кстати, ты здесь как моя подруга? Или мне стоит припасть к ногам и лобызать подол одежды? — Я больше не пыталась сдерживать и прятать смех ни от неё, ни от мужчин. - Можешь не отвечать, я всё поняла уже по твоей мордашке. Лучше скажи, кто додумался до такой "экзотики"? — Да, я не стала скрывать что так просто не оставлю вопрос с цветом волос, и не намерена отступаться от собственных планов на месть. И наплевать на её обиду, это мне жить с разными оттенками блонда на голове, быть объектом для насмешек, а не этой божественной заразе.

— Так это мальчики, наверное. Я только память и душу удержать могла, все остальное мальчики формировали, — кто именно эти мальчики, мне не надо было спрашивать. Лана предупреждала, что сама справиться не сможет и привлечет своих мужей. Да‑да, тех самых аферистов и прощелыг, которые у Хранителя нашего мира в карты души выиграли и мир отжали. И какими бы всемогущими они ни были, планов своих пересматривать не собиралась.

— И когда я смогу им спасибо сказать?

— Да прямо сейчас и скажешь. Заодно и познакомитесь, — лукавый огонек в глазах подруги, заподозрила неладное. А после того как подруга пробурчала едва слышно:

— Остаточный фон слишком сильный, может случиться спонтанный выброс, — во мне зародилось — нет, не сомнение, а убежденность, — что это что‑то мне может категорически не понравиться. А несколько непонятных жестов вокруг лица и головы напрочь отключили чувство самосохранения, и попытки вести себя адекватно провалились… к демонам они провалились!

Я осмотрелась по сторонам в поисках хоть чего отдаленно напоминающего оружие или того, что может сойти за метательные снаряды.

Ну а что?  Моя благодарность не имела границ и была очень даже большой… или скорее, аргументы в пользу своей правоты я хотела привести весомые.

С оружием в кабинете было не густо — всего несколько непонятных металлических предметов на стойке у стены, да мечи на стене.

К этому моменту прошла слабость, а о присутствующих мужчинах я позабыла. Вспомнила о них только сейчас, когда посмотрела в поисках чего‑нибудь потяжелее в сторону стола и наткнулась взглядом на композицию «мужчины онемевшие и офигевшие четыре штуки»

Ректор стоял рядом с тем самым столом и нервно сглатывал, трое курсантов напряженно застыли в креслах. Никто из мужчин определенно не понимал, что происходило между мной и Хранительницей, и объяснять им у меня не было ни времени, ни желания.

Да и чем дольше они будут в ступоре, тем меньше у них шансов попасть под горячую руку и мои аргументы.

Я уже понимала — моё поведение, это результат манипуляций Ланы. Она своими пассами вызвала во мне очередной шквал подростковых эмоций, они не поддаются контролю, и я просто не могла уже сама остановиться.

Это было неприятно. Это возмущало и обижало, но очень недолго.

Это начало веселить, и я отпустила себя, перестала бороться и отдалась на волю желаниям.

Как ни странно, на столе нашлось много предметов пригодных для метания: чернильница, пресс для бумаги и несколько шкатулок разной величины. Особенно впечатлили статуэтки Хранителей, стоящие почти на краю.



Рина Полевая

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться