Мир в моих руках

История 22 - Инквизитор двух миров

Равновесие в пространстве вдруг пошатнулось, отозвавшись где-то внутри неприятным осадком… Спина отозвалась глухой болью… глаза открылись, но увидели лишь темноту… темнота и неподвижность… и глухая боль…

«Так, всё-таки… это уже ад?..»

Равновесие всколыхнулось ещё в одном месте, близко к первому. От злости… кажется, у взметнувшегося языка Тьмы был привкус чьей-то злости… не его… вздрогнул, дёрнулся, но всё тело было зажато в какие-то жуткие тиски… но внутри что-то ёкнуло… Он вначале ощутил примерное направление источника нарушения Равновесия, сам всплеск потревоженных изначальных сил, место, где разорвались их слипшиеся сладкие объятия… потом всё-таки их увидел…

Небольшая площадь. Несколько мужичин разного возраста окружили молодого парня. Светловолосого, с изящно выстриженными усиками, с красивым лицом и мускулистой сильной фигурой, проступавшей под одеждой с роскошной вышивкой только при резких его движениях, когда ткань на какие-то мгновения облепляло его тело… меч и шнурок, связывающий волосы, украшены узорами… парень не из нищих…

Он застонал от окатившей его боли, дёрнулся… но тело как будто держали сотни цепких рук… шершавых и холодных… словно каменных… каменных? Это камни его держат?

Вдалеке, в городе, ещё больше всплеснулась Тьма, от земли до неба…

«Не люди дерутся… размах не тот…»

Чуть погодя он как будто перед собой увидел следующую картину:

Светловолосый выпрямляется, но без стона, хотя лицо его исказилось от боли. По его щеке стекает струя крови, из рассечённой головы… впрочем, рана затягивается…

«Хранители дерутся…»

Тело, погребённое между груды камней вновь дёрнулась, безрезультатно… грудь в тщетной попытке вогнулась, пытаясь вздохнуть воздуха…

«Голова кружится… задыхаюсь…»

Мужчина дёрнулся, но камни и не шевельнулись…

«Как будто под землёй… будто заживо загребли и привалили…»

Голова гудела… звенела…

«Задыхаюсь… ад, что ли? Или… нет… не время…»

Со дна ущелья, из-под груды камней далеко в небо взметнулся снов зелёного света. Равновесие в горах и в городе, расположенном в долине между гор, пошатнулось так сильно, что у хранителей с той площади на мгновение перехватило дыхание – от приступа дурноты и неосознаваемого ужаса.

Ещё один луч непонятного света – и в ущелье камни расшвыряло в разные стороны. Дрожа всем телом и едва не упав из-за мелкого камня, выскользнувшего из-под ноги, молодой мужчина поднялся на ноги. Темноволосый. Небольшие, неаккуратные усы. Бледное-бледное лицо. Одежда изорванная, казалось, окаменевшая от высохшей крови. Как будто целиком в крови искупался. И давно… Он приложил руку к голове, раскалывающейся от боли. Со стоном пытался было прикоснуться к спине, но сразу же отдёрнул пальцы – и от жуткой боли, как будто вся спина превратилась в одно сплошное месиво костей и плоти, и от боли в перешибленной руке… А ещё зверски болела шея, как будто по костям из неё долго били чем-то тяжёлым… или раз ударили, но мощно…

Он поморщился, когда память на мгновение безжалостно подбросила картинку падения и столкновения с каменистым ущельем…

«Так, я, кажется, упал… с высоты… но там, рядом, кто-то был в городе… наверное, они заметили выброс моей силы или мощь удара…»

Он исчез за мгновение до того, как на уступе над ущельем возник парень с белыми крыльями…

«Тело ещё слушается… и дар вроде тоже… Боже, до чего больно! И… запашок от одежды… как будто протухнуть успела…»

Он едва коснулся рукава… точнее, того рванья, которое от него осталось… и почти все лохмотья тут же осыпались пылью или мелкими клоками.

«Это сколько же времени я там провалялся, прежде чем прочухался?! Моя одежда уже истлела! А впрочем, не важно…»

Небольшое внутреннее усилие – и его фигуру заткало в кокон из зелёного света. Чуть погодя свет рассеялся. Он стоял уже вычищенный и прилично одетый, просто, но чисто. Руку в волосы запустил.

«Ну, разве что дыбом не стоят… О, как больно! Откуда я упал? И зачем?..»

Где-то поблизости, в том самом городе, опять схлестнулись Свет и Тьма. Причём, Тьма там была какая-то странная…

«А, точно… это не совсем она… Примерно так искорёживается Свет, преобразовываясь в Тьму, когда белокрылые хранители Равновесия безжалостно и долго лупят друг друга, используя свою силу»

Перед внутренним взором опять появилось окно через пространство…

На небольшой площади несколько мужчин усиленно избивали светловолосого смазливого парня. У одного из ближайших домов отсутствовала часть стены, словно срезанная огромным лезвием…



Елена Свительская

Отредактировано: 02.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться