Мне снится дождь

Размер шрифта: - +

Глава 3. Тем временем, в ИЛНП.

 

 

Отдохнувший, Кролас проснулся с легкой улыбкой. Но… оказался в мрачной комнате с желтыми стенами. В институте Тараканова…

«Что ж! Надо хоть попробовать прогуляться», – подумал он.

Встал и вышел в коридор. Прошелся по глухому коридору с рядом дверей, похожих одна на другую, предварительно не забыв запомнить номер своей: 308. Вскоре он оказался около открытой двери в общий зал отдыха, где стояли телексы. Около одного из них сидел маленький человечек, довольно плотный и почему-то веселый. Тоже пациент. Он то и дело переключал каналы. Жестом он пригласил Иоганна зайти и присесть рядом.

- Что? Новенький? - сочувственно спросил он. - Как звать-то?

- Кролас… Журналист, - по привычке добавил Иоганн.

- Да забудь ты свою профессию! Наверное, будешь теперь стишки писать... САМ стишки любит! По имени тебя как?

- Иоганн, - ответил тот, смутившись.

- А меня - Аркадий Герасимович зовут. Я - физик, - ответил его собеседник. - Физики ему тоже зачем-то потребовались... Что за странное желание: рассчитать, как преодолеть Зону! Мы ведь даже не знаем, что это такое... Там даже гравитационная постоянная пляшет... Ну… вот этим я и занимаюсь, однако. Под неусыпным контролем Тараканова.

Немного погодя, болтливый, по-видимому, от полного отсутствия общения, Аркадий Герасимович спросил:

- Тебя лечат - или ты на эксперименте?

- А это - как?

- Ну, если вкатили тебе какое-нибудь поле, или дали какую-нибудь хрень заглотать, то это – эксперимент.

- На эксперименте, - хмуро ответил Кролас.

- А, не грусти... На лечении - еще хуже. А так - ты, значит, в принципе - лицо социально адекватное... Говоря по-простому – с нормальной психикой. Может, и выпустят. Если эксперимент слабым вышел. И тебя не сильно долбануло.

- А вы-то сами как сюда попали? - спросил Иоганн.

- Сдал один завистливый коллега. Он не понял моей теории... Я - на лечении, - ответил грустно его новый знакомый.

- А здесь - вообще как? Разговаривать разрешается?

- Разрешается. Но почти все или замкнуты в себе, или зациклены на своих проблемах. Большею частью не разрешимых... Как и моя.

- А что, экспериментальных отсюда отпускают?

- Иногда. Если это нужно профессору... Ему же нужны свои люди в Городе?

 

В коридоре показались две женщины. Одна - толстенькая круглая бабулька, которая бормотала себе под нос бодренький марш… И женщина средних лет, высокая и статная, с большим носом и юркими глазами, которая почему-то приседала, подпрыгивала и смеялась. Они катили перед собою небольшой столик на колесиках, на котором находились тарелки с едой.

- А это что за странные пациенты? - спросил Кролас.

- Это - не пациенты. Это - медперсонал.

- Что?

- Впрочем, медперсонал набирается как раз из бывших пациентов. Которые прошли лечение... Сейчас нас загонят в палаты: привезли завтрак.

Действительно, это и был развоз завтрака. И вскоре санитары разогнали их по палатам. И через некоторое время, в его палату закатилась полоумная бабулька со столиком на колесиках. Сгрузила на тумбочку еду: порцию запаренного шопснаба, дневной запас бадов и мутагенклимайтиков и какую-то бурду в грязном пластиковом стакане.

Есть не хотелось, но Иоганн мужественно сжевал шопснаб и мутагены.

Завалившись в армчеар, он придумал себе новенькое развлечение: пошарить в округе ментально, в поисках Линды. Ведь, будучи в кабинете у Тараканова, он уловил все мысли окружающих людей, и сразу… «Надо испробовать на деле "подарок" профессора Тараканова. Эту самую «повышенную эмоциональную чувствительность». Сдается мне, что Тараканов сам не ведает, что сотворил… Попытаюсь отключить все свои мысли и прислушаюсь. Вдруг я наткнусь на мысли Линды... Впрочем, это не слишком этично, но я только уловлю общий фон... Чтобы знать направление, в котором надо искать её комнату» - подумал Иоганн.

Расслабившись и стараясь ни о чем не думать, Кролас, не имея подобного опыта, тем не менее сразу уловил гудение, как в пчелином улье. Это был общий мыслепоток. Тогда, он мысленно сказал: «Линда», и сосредоточился. Вначале ничего не произошло. И вдруг Кролас услышал довольно отчётливый… голос Тараканова:

- Линда? Вы спрашивали о ней? Говорите прямо, без намеков.

Отвечал ему, кажется, голос белого ангела. Того самого, что спровадил Иоганна в этот оазис.

- Да, маэстро. Хочу знать: вам самому нужна эта девчонка, или вы передадите её кому-нибудь?

- Я займусь ею сам. Девчонка слишком неординарно мыслит, даже и без всяких экспериментов над нею. Слишком! Вот что внушает и некоторые подозрения, и особый интерес. Я давно ею интересуюсь, со времени дебюта на сцене. Линда вышла тогда на одну из главных проблем.



Манскова Ольга

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться