Молчаливый разговор

Глава 7

 К дому с колоннами, как называл жилище гуру, Глеб подъехал уже около семи. Пока прорвался сквозь все пробки и выбрался из города…

Особняк, где обитал его друг и наставник, был построен в стиле старинной усадьбы: с массивными колоннами, поддерживающими просторную террасу второго этажа, выкрашенный в белый цвет, с барельефами ангелочков на стенах. Вдоль аллеи, ведущей к дому, расположились античные статуи из белого камня. В глубине сада шумел фонтан, который отключался только на зиму, когда все вокруг накрывал снег, внося дополнительную лепту во всеобщую белизну. 

Глядя на дом, казалось, что сейчас дверь распахнется и в сад выйдет батюшка Толстой, поглаживая бороду. Не зря тот был любимым писателем Павла Митрофановича. И хотя дом-музей в Ясной поляне даже отдаленно не напоминал этот особняк, Глеб считал, что великому классику понравилось бы здесь обитать.

Сколько раз Глеб бывал здесь, столько поражался броской роскоши особняка и участка вокруг. Павел Митрофанович посмеивался над ним и добродушно называл ханжой. Сам при этом говорил, что десятилетиями упорного труда заслужил право жить, как желает.

Глеб не стал использовать массивное кольцо на двери, тоже выполненное в духе старины. Он знал, что Агриппина Васильевна глуховата. Вместо этого втопил кнопку дверного звонка и прислушался, как мелодичная трель разнеслась по внутренним просторам дома. Настроился на длительное ожидание, но дверь на удивление быстро открылась.

- Глебушка! Здравствуй, сынок! – поприветствовала его сухонькая старушка, улыбаясь беззубым ртом. – Проходи, заждался тебя батюшка. Извелся весь.

Она впустила Глеба в прихожую и закрыла дверь. Раздеваясь, Глеб перекинулся несколькими ничего не значащими фразами с бессменной управляющей и домохозяйкой в одном лице. Как она тут со всем управлялась, уму непостижимо. Но никого постороннего Павел Митрофанович видеть в своем доме не желал. Лишь несколько лет назад нанял в помощь Агриппине Васильевне приходящую прислугу, которая два раза в неделю убирала дом. Так при этом гуру еще и условие выдвинул, чтобы та не попадалась ему на глаза и не отвлекала от дел.  

- Иди, милок, - подтолкнула его старушка. – Сам в кабинете. А я вам сейчас чайку принесу с плюшками.

Глеб обул тапочки, которые считались в этом доме его, и пересек длинный широкий коридор, устланный ковровой дорожкой. Из коридора вело несколько дверей: в зал, в кухню, столовую, курительную комнату… Во всех этих помещениях он бывал раньше. А сейчас остановился возле тупиковой двери, ведущей в святая святых – кабинет гуру.

Павел Митрофанович сидел слева от двери за огромным дубовым столом, заваленным бумагами. Было бы странно увидеть здесь обычный письменный стол. Вдоль обеих стен по бокам тянулись стеллажи с книгами. Стена напротив была выполнена из стекла и открывала панораму на сад и плещущуюся вдали речку, которые сейчас окутывали сумерки.

- Наконец-то, - посмотрел на Глеба поверх очков гуру. – Я уже заждался.

- Так, пробки в городе. Приветствую, Павел Митрофанович.

- И тебе не болеть. Располагайся, - гуру указал на два кожаных кресла с журнальным столиком посередине, напротив того места, где сидел сам.

Глеб опустился в удобное кресло, вытянул ноги и с удовольствием расслабился. Нравилась ему атмосфера тишины и покоя, царящая в доме, хоть и не одобрял он показной роскоши.

- Винца? – предложил Павел Митрофанович. – Прошлогодний сбор. Настоялось уже, крепкое. Этого года только поставил.

- Я же за рулем.

- Ну да, не учел. А я выпью бокальчик.

Вино гуру делал сам из винограда «Изабелла», росшего в саду повсеместно. Он обвивал задний фасад дома и веранду в саду. Собирал его Павел Митрофанович сам, а потом в погребе ставил десятилитровые баллоны с вином. Большим ценителем этого напитка он являлся. Верил, что красное вино продляет жизнь и укрепляет здоровье. Пил каждый день, правда, не злоупотребляя.

Гуру достал из стола непрозрачную пузатую бутылку. Оттуда же появился бокал, который он наполнил темно-рубиновой жидкостью. Затем он взял бокал, вышел из-за стола и присоединился к Глебу в соседнем кресле. 

- Как дела? Рассказывай. Давненько не виделись. Как тезка?

Павел Митрофанович прихлебывал из бокала, пока Глеб делился с ним новостями. Он не перебивал, не имел такой привычки. Как и всегда, слушал очень внимательно.

- Рад, что у тебя все нормально, - только и сказал, когда Глеб закончил.

А потом снова замолчал, продолжая попивать вино маленькими глотками. Глеб видел, как на лицо гуру набежала тень, словно извечные сомнения завладели разумом. Когда-то, несколько лет назад, именно его внутренняя сила так поразила Глеба. Первый раз он встретил человека, которому было все по плечу, за что бы ни брался. Один из самых успешных адвокатов в России, он не проиграл почти ни одного дела, кроме тех, что заранее обозначал проигрышными. А теперь Глеб видел, что нерушимая сила дает трещину, и от этого тоскливо становилось на душе.

- А вы, значит, решили уехать? – решился нарушить молчание Глеб, когда посчитал, что оно сильно затянулось.

- Что? Ах, да… - Павел Митрофанович очнулся от размышлений. – Решил, – он снял очки, положил их на столик и устало потер переносицу. А потом посмотрел мудрыми глазами на Глеба. – Всю жизнь я старался ни от кого не зависеть. Работал, зарабатывал, окружал себя удобством… - он окинул глазами комнату. – Я и дочь так воспитывал, чтобы росла сильной. Она такой и выросла. Знаешь ли ты, что меня пугало больше всего в жизни?



Надежда Волгина

Отредактировано: 24.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться