Monday

Глава 2.

Мне не хотелось есть, потому что если бы я легла спать сейчас, я могла бы не думать о еде и скорее бы ушла на учёбу. Мне было легче уснуть голодной, чем полчаса думать над тем, что мне нужно было съесть, чтобы завтра не увидеть на весах большой отвес перед тренировкой.

- Эмми, а мы и не заметили как ты пришла, - мама произнесла это, когда я вошла на кухню. - Что-то случилось? А то Адам сказал, что ты расстроилась из-за него и убежала в свою комнату.

- Да, мама случилось. Он высмеял меня за то, что я устала на тренировке и уснула по дороге.

- Адам, тебе бы понравилось, если бы к тебе было такое отношение? - папа выступил в мою защиту и начал отчитывать Адама за обеденным столом.

- Но я же извинился!

- Извинения не сотрут этот неприятный осадок на душе. Куда делись твои понимание и поддержка? - я села рядом с ним и скрестила руки.

- Туда же, куда и делось моё спортивное будущее, - он грубо ответил мне и принялся есть.

- Прости.

Я опустила голову, потому что знала, что для него значил спорт в прошлом, и что внезапная травма поставила крест на его карьере. Адам занимался сноубордингом, и это была его огромная страсть. Ему удавалось выигрывать почти все соревнования, и я всегда брала с него пример, потому что хотела быть такой же победительницей. Но однажды ему слишком сильно усложнили программу специально для олимпийских игр, и так как он не успел идеально освоить её к играм, он получил ужасную травму прямо на соревнованиях, исполняя самый сложный элемент. Это был досадный срыв, ведь это была его первая олимпиада, он подавал большие надежды, а это происшествие не только забрало все его шансы на главную победу в жизни, но и шанс на дальнейшие выступления в соревнованиях. Может быть, поэтому он так и оберегал меня и следил за каждой тренировкой. Он не хотел, чтобы со мной случилось нечто подобное.

- Эмми, ты будешь есть? - отец странно посмотрел на меня, когда увидел, что передо мной до сих пор стояла пустая тарелка.

- Да, конечно, - мне с трудом дались эти слова, потому что был уже вечер и я ужасно боялась есть что-либо.

Я оглядела стол, и ничего более безвредного, чем пару ложек салата и одной ложки творога, сне не удалось найти. Если бы я сделала что-то не так, Адам бы заменил вредные продукты на моей тарелке, а так как после того, как он взглянул на мою порцию, он продолжил ужинать, я могла спокойно съесть эту противную еду, хоть она и была безобидная.

- Как успехи на тренировке? - папа задал этот вопрос с неким энтузиазмом, который был у него, практически, всегда.

- Все как обычно. Готовимся к чемпионату мира.

- Тебя утвердили окончательно на соревнования?

- А как им ещё поступать, если я победила на чемпионате Европы? Я прошла отбор, но большую силу имеют тренировки, за нами тщательно следят, размышляют над тем, кто больше трудится.

- Ну, ты же у нас ещё та труженица, они не должны сомневаться в тебе, - папа улыбнулся, посмотрев на меня, и положил в рот целую ложку тушенной капусты, отчего я просто опустила взгляд на свою тарелку, чтобы не думать о вкусной еде.

- Я знаю, поэтому я всегда начинаю ныть о том, что я устала только тогда, когда появлюсь дома, чтобы меня там никто не услышал, - я взяла стакан с водой и выпила его залпом, чтобы съесть меньше еды.

- А как ты хотела, совсем скоро начнётся олимпийский сезон, поэтому и нагрузки соответствующие. Все спортсмены устают.

- Я знаю.

- Может, тебе взять перерыв на учёбе, ведь она много времени будет отнимать, а сейчас важнее победа, чем лекции, - мама неожиданно сказала это, прервав наш с папой диалог.

- Не нужно, мам, я справлюсь, - я доела ничтожно маленькую порцию салата, чтобы как можно быстрее уйти из-за стола. - Я пойду в свою комнату, спокойной ночи.

- Но мы не договорили, - папа хотел закончить разговор, но у меня не было сил на это.

- Пап, мне завтра нужно на учебу, поэтому я хотела бы выспаться и отдохнуть.

- Хорошо, как-нибудь в другой раз тогда.

- Спасибо.

Как только я оказалась в своей комнате, я облегчённо выдохнула и была рада тому, что теперь я не находилась в окружении еды. Это действительно было очень трудно удержаться от того, что ты любишь, потому что мы, практически, всю жизнь жили в ограничениях. Лишние сто грам могли сильно отразиться на нашем теле, что уж говорить о килограммах. Но я больше боялась не самого факта набора веса, а травмы, которая могла произойти со ступнями или коленями, когда на них оказывалось давление большего веса.

Поэтому мне больше нравилось сидеть и прятаться в своей комнате, нежели испытывать силу воли на себе. К тому же, у меня была прекрасная мансардная комната, которая имела довольно большое пространство для тренировок. Так как наши спальни находились на втором этаже, у меня был потолок, в котором соорудили большие окна. Я частенько любила опускаться на пол и наблюдать из этого окна звезды, которые были необычайно красивыми.

По всему полу мне когда-то поселили мягкий ковёр, чтобы мне было не больно падать с бревна, если я допускала глупую ошибку. Этот снаряд стоял вдоль стены рядом с окнами, чтобы я могла наблюдать за природой во время выполнения упражнений. Я любила природу и тишину всем сердцем, одной из причин этому было то, что мы жили среди леса, который был в получаса езды от города. Родители сделали хороший выбор в пользу этого дома, потому что нам всем нравилось жить здесь, заниматься спортом и уединяться со своим сознанием. У нас, конечно, были соседи, но расстояние между нами было весьма достаточное, чтобы видеться очень редко.

Возможно, для многих других людей спальня являлась местом для отдыха, а если кто-либо окажется в моей комнате, он подумает, что попал в спортзал. Даже во время положенного отдыха я тренировалась, ведь я осознавала, что с лёгкостью могла бы совершить любую глупую ошибку на снаряда, что безусловно подстегивало меня.



tanya haze

Отредактировано: 10.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться