Морриган. Отраженье кривых зеркал

Font size: - +

Глава третья

Когда первый шок от неожиданной встречи прошел, Морриган уже мысленно расписала дальнейшее развитие событий – Ник пойдет по Следу тэны, и найдет заклинателя, применившего в доме Рианнон черные чары. Каково же было ее удивление, когда инспектор заявил, что След обрывается у порога квартиры. Это было более чем странно: ведь если заклинатель обладал достаточной силой, чтобы развеять След – что умели очень немногие, – то почему вообще его оставил?

Ник ушел, на прощание заверив Морриган в том, что сделает все возможное и отыщет Риан. Она не видела причин не верить ему: Николас Куинн всегда оставался профессионалом и ставил дело выше личных отношений. С Риан они действительно успели подружиться, но достаточно ли этого обстоятельства, чтобы полиция бросила все силы на ее поиски?

Морриган не могла так рисковать. Не могла отдать судьбу сестры в руки бывшего любовника. Да и она никогда не умела сидеть сложа руки.

Как только за Ником захлопнулась дверь, Морриган вернулась в спальню Риан. Прикрыла глаза – с закрытыми глазами темная энергия, заполонившая пространство, была еще более ощутима. Она не умела различать След, несмотря на все часы, которые в свое время потратил на ее обучение Ник. Но темную энергию видела вполне отчетливо.

Ходило множество слухов о том, что привело к появлению тэны – остаточного следа от применяемых заклинателям темных чар. Поговаривали, что раньше люди не обладали подобными способностями и «цвета» магии не различали. Кто-то считал, что все дело было просто в разлитой в воздухе особой магии, кто-то называл причиной умения распознавать тэну постепенное изменение генетики человека. Было и еще более дерзкое, но вполне правдоподобное объяснение: многие были уверены, что при рождении врачи-целители по указанию Трибунала помечали каждого человека невидимыми метками – чтобы иметь возможность в дальнейшем контролировать применение черных чар.

Так это было или нет, но тэна служила Охотникам и агентам Департамента хорошим подспорьем в расследовании преступлений. Да и пресловутый След нередко приводил их к отступнику – заклинателю, применяющую запрещенную магию.

Но сейчас След был последним, что интересовало Морриган. Она скинула кожаную сумочку на стол и выудила оттуда небольшое зеркало в фигурной раме «под серебро». Достала длинные свечи, аккуратно лежащие в коробке на дне сумки. Она прекрасно знала, что и у Риан в доме могло найтись все то же самое, но никогда и никуда не выходила без своих неизменных атрибутов. Без них ее ведьминская магия работала лишь в половину.

Растерев воздух между большим, указательным и средним пальцем, Морриган трением разожгла искру. Прикоснулась к фитилю свечи, и мгновением спустя на нем заплясало пламя. Поднеся зажженную свечу к зеркальцу, которое держала в левой руке, сквозь него заглянула на Изнанку.

Предметы тут же потеряли четкость, тени вытянулись. Магия зеркалиц – которой, хоть и в меньшей степени, обладала и Рианнон, позволяла сестрам Блэр выгодно отличаться от обыкновенных ведьм, проводящих бесконечные ритуалы в погоне за правдой или величием. Хотя саму Риан никогда не интересовало последнее…

Зеркалиц почитали и уважали – их дар среди ведьм был достаточно редким. И весьма непростым в освоении. Даже те, кто умел заглядывать на Изнанку, не всегда могли распознать знаки, которые она диктовала. Но только там тайное становилось явным, а все загадки обретали смысл. Глядя в зеркало и незримо путешествуя по Изнанке, Морриган надеялась увидеть то, что было скрыто от глаз обычных людей. Некий след, который натолкнет ее на мысль, где искать Риан.

Но реальность превзошла все ее ожидания. Сначала не происходило ничего странного – только окружающее пространство в отражении ее зеркальца было искажено и покрыто тэной будто густым слоем сажи. Так происходило всякий раз, когда Морриган присутствовала на месте действия темных чар. Но Изнанка молчала – вглядываясь в искаженное отражение, зеркалица не видела ничего необычного, ничего, что бы подсказало ей, какие именно чары применил заклинатель и к чему они привели.

Пока… Пока взгляд Морриган не упал на то самое испещренное трещинами зеркало у стены, которое привлекло ее внимание сразу, как только она перешагнула порог спальни Рианнон. Закаленную годами охоты на отступников и наблюдением самых устрашающих последствий их чар, Морриган разучилась и бояться, и удивляться. Но то, что предстало ее глазам, действительно ужасало.

Там, на дне зеркальной глади, в свою очередь отраженной через зеркало в ее руке, застыла… Рианнон. Чудовищная пародия, отвратительная карикатура на прекрасную и милую Риан. Не она сама – скорее, ее энергетический слепок, видимый лишь на Изнанке. Призрак, эфемерное подобие и бледная тень Рианнон Блэр, запертая в треснувшем зеркале как муха в янтаре.

В первое мгновение руки Морриган, державшие зеркальце, задрожали, но она сумела сохранить самообладание. Не время поддаваться эмоциям. Рианнон требовалась помощь хладнокровной Охотницы, ведьмы, зеркалицы, а не сходящей с ума от беспокойства старшей сестры.

Морриган осторожно приблизилась к зеркалу Риан, глядя на его отражение в Изнанке через зеркало, которое держала в руках. Пристально вгляделась в лицо той, что казалась застывшей между двумя мирами – миром мертвых и миром живых. Миловидное лицо сердечком, распахнутые зеленые глаза и светлые волосы. Обеих сестер природа и гены их матери наградили черными волосами, которые Риан упорно красила разрешенной Трибуналом иллюзорной магией в платиновый оттенок. Да так искусно, что никто и не догадывался, что этот цвет волос ей не родной.

Это был тот самый случай, когда облик идеально отражал истинную сущность, таким нехитрым способом словно проводя между сестрами черту. Рианнон – мягкая, нежная, отзывчивая, мечтающая спасать чужие жизни, оставалась на светлой стороне, тогда как Морриган – «охотница за головами» и практикующая ведьма, балансировала на тонкой грани между тьмой и светом.



Кармаль Герцен

Edited: 01.02.2018

Add to Library


Complain