Мрак в Бесконечности: Портал между планетами

Размер шрифта: - +

Глава 12



Не знаю, сколько уже прошло дней. Мой телефон сел, зарядки, к сожалению, рядом не было, как и самих внеземных технологий в этом бункере. Единственное, что заинтересовало всех нас, особенно Лешу — огромная карта-проекция всей планеты Титан, которую мы нашли случайно в одном аппарате, похожим внешне на принтер. Благодаря этому чудесному изобретению мы изучаем планету и теперь Леша занимается глубоким поиском последнего аппарата-телепорта, который должен вернуть нас домой. Мы сидим рядом с ним и помогаем искать. 

— Ничего себе! — восторженно воскликнул Женя, чарующим взглядом глядя на проекцию планеты, — я даже не догадывался о том, что здесь находится такая штуковина.

— Здесь на самом деле много чего интересного находится, — кивнул Леша, вытерев лоб рукой. — я б все это с радостью забрал домой. 

— В твою комнату пройти и так невозможно, так ты еще сильней завалить ее разными штуками хочешь, — засмеялся Женя, похлопав по-дружески Лешу по спине. 

Аня и Оля, переглядываясь с улыбками на лицах, тыкали на проекцию пальцами и хихикали, заметив, что их пальцы прошли сквозь голограмму. 

— Красивая планета, — произнес я, внимательно разглядывая Титан.

Пит все время убирался в бункере и крутился возле необычного круглого синтезатора, который напомнил мне мультиварку, только готовил еще быстрее и из продуктов этой планеты. Овощи и фрукты, которые растут на пальмах, очень вкусные. Приходилось питаться сейчас только этим. А желудок порой с обидой урчал, напоминая мне, какое мама вкусное мясо жарила. Но на Титане никакой живности мы не встречали, кроме тех гуманоидов и аборигенов, для которых мы сами пищей являемся. 

— Ребят, ну будьте добры — не мусорите! — обиженно пропищал робот, заметив, как Леша смахнул со стола много бумаг и не убрал за собой.

Пит не давал нам скучать. Робот он реально необычный. Он любил нас развлекать и предлагать играть в разные игры, особенно в его любимую “Черный-белый не берите, да и нет не говорите, вы поедете на бал?” И задавал всегда такие вопросы с подвохом, в которых приходилось через мучения произносить “да, нет, черный и белый”. Еще он ругал нас за то, что иногда мусорим и за собой не убираем. Сначала он сам за нас все убирал, а после начал с пинком заставлять нас убираться. Также вся его комната была заполнена горшками, имеющими необычные геометрические формы, с красивыми растениями, которые придумала флора Титана. Но самым любимым цветком для него оставался простой маленький кактус, которому он дал имя Боня. Он постоянно ходил с этим кактусом и обнимал его, как собственного ребенка. 

— Хватит ходить с этим отвратительным кактусом, — странным тоном произнес Леша, сидя у проекции и заметив за своей спиной робота, прижимающего горшок с цветком.

Глаза робота обиженно заблестели:

— Не смей оскорблять мою Боню!

— Он сильно любит цветы и очень сентиментальный, — шепнул Женя Леше на ухо. 

— Я люблю цветы, но моя Боня самая лучшая. — Пит крепко обнял горшок с кактусом, — это искусственный кактус. 

Меня это позабавило. Робот Пит приводит всех нас в восторг. У него есть своя пассия и это искусственный кактус по кличке Боня. Что там в программе Пита такое находится, раз он такой чудной?

Леша постоянно сидел возле карты и изучал каждый метр, пытаясь найти портал. Мы все искренне надеялись на то, что отыщем его и вернемся домой. Хотя если меня похитили, рано или поздно поймают...

В один день Оля произнесла фразу, которая запомнилась каждому. Она сказала следующее:

— Мы потерялись... в этом мире, который для нас не имеет своего конца. Мы Потерянные в этой Бесконечности. 

— Потерянные в Бесконечности? — хихикнул я, — да, это прям про нас.

— Кстати, — Женя подошел к комоду, открыл первый ящик и достал маленькую желтую книжку и показал ее нам, — здесь рассказывается о тех инопланетянах с восемью лапами-змеями, которых вы видели.

— Да? — поразился я и, подойдя к другу, взял книжку в руки и рассмотрел ее. На ней было написано "И́ВЕНГИ"

— Ивенги? — удивленно спросила Оля, став рядом со мной, — они так называются? 

Оля взяла книгу, села напротив всех на диване и пробежалась глазами по книге. С каждой секундой ее взгляд становился нахмуренным и озадаченным. Тут она открыла рот и начала читать. Читала она с выражением и не торопясь. Я представлял услышанное у себя в голове:

— Ивенги — это инопланетная раса гуманоидов, родом с планеты Титан из планетарной системы Оазис. Открыли этих пришельцев ученые лаборатории Царства Аристовых около трех миллионов  лет назад. Ученые описывают внешний вид этих инопланетян очень пугающе. Рост ивенгов составляет порядком от трех до четырех с половиной метров, а вес при таком росте от тысячи пятисот до тысячи шестисот килограммов. У них твердая, темная, прочная и непробиваемая кожа, которая хорошо защищает их в климатических условиях планеты Титан, особенно при "кислотном сезоне дождей". У ивенгов глаза красного цвета, зрение у них мозаичное, как у насекомых. У них восемь лап, на которых растет один коготь, который имеет длину один метр. Он очень острый, благодаря которому гуманоиды добывают пищу. У них есть разум. Но при этом у ивенгов есть слабость... — Оля подняла наверх указательный палец, чтобы все ее внимательно начали слушать, — у них очень сильно развит мозг, но если им стрельнуть в голову, то это заставит инопланетян врасплох. Это их не убьет, но они растеряются и не будут знать, что делать...( — Если они нападут, то нужно первым делом стрелять им в голову! — крикнул Леша) У ивенгов, как и у муравьев, есть царица, которая создает своих детенышей. За один день (— На Титане один день равен одному земному часу, — пояснил Женя) появляется двадцать инопланетян. Длина ее тела неизвестна, но эти ученые утверждали, что она ростом больше ста метров. Она живет в центре Титана, которую называют Омега — это ядро планеты. Омега дает ивенгам силу, она возрождает их после смерти. Ивенги сильны связаны с Омегой. ДНК у ивенгов такое же, как ДНК у Омеги, поэтому если ранить Омегу, то пострадают сами ивенги. Но Омега хорошо защищена, ее уничтожить невозможно...

— Нужно кинуть на нее сто бомб и все! — засмеялся Леша.

— Алексей, тебе нужно слушать внимательно! — рявкнула Оля, —сказано же: "Ее уничтожить невозможно".

— Мое дело было предложить, — пожал Леша плечами.

— Да и Омега связана с самой планетой. — добавил задумчиво Женя. — Омега не только ядро Титана, но и сердце. 

Оля продолжила читать:

— Несмотря на это, местные дикари-аборигены способны убить ивенгов. Они протыкают гуманоидов острыми стрелами, на которых наносят сок цветов Иниви — сок Иниви смертельно ядовит для всех, но аборигены прекрасно собирают его и используют в качестве оружия. 

— Тогда понятно, как коротышки убили эту громадину, — осознав, произнес я, — благо против нас не использовали этот сок. — Женя и Оля издали смешки от моих слов. Я взял у Оли книгу и внимательно ее рассмотрел. На обратной стороне обложки было написано "Авторы: Аристарх Аристов и Стефан Родригес"

Выживать с каждым днем становилось все тяжелее и тяжелее. Еды становилось меньше, скоро вообще закончится и придется покинуть бункер в поисках новых припасов. Пит старался нас развлекать, предлагал играть в игры и отвлекать от проблем, и иногда у робота это прекрасно получалось. Но когда мы шли спать, приятные воспоминания мигом сменялись тоской. 

Каждому было очень больно вспоминать свою семью. Мне очень страшно предположить, как живет мама, сестра и папа без меня. Я искренне надеюсь, что рано или поздно мы найдем портал, ведь если не найдем, можем называть себя спокойно титановцами-сиротами. 

Воспоминания о родном доме давят на меня. Ночью во снах ко мне приходят родители, которые зовут меня и просят прийти к ним. После пробуждения я чувствую, как сильно намокла подушка, как ресницы слипались от слез. Я спокойно вел себя перед ребятами, но, когда оставался один, впадал в бешенство и в истерику. Хотя за весь этот промежуток времени я привык к каждому, даже к Леше, и все они стали для меня новой семьей. Мы не одиноки. Мы одна команда. И у нас есть цель, которой мы живем каждый день. Оля всегда твердит об этом и Пит задорно кивает головой.

Помимо родителей во снах меня преследовали аборигены, которые бегали за мной. Ивенги, которые раскрывали свою огромную пасть и пытались своими когтями проткнуть меня насквозь. Еще мучил меня Петр. Я видел его темную фигуру, стоящую ко мне спиной. Его плащ развеялся от ветра, а хриплый голос опять повторял без конца: “Я отомщу…Я нападу…Я уничтожу…Благодаря тебе…

Аня и Оля за это время нашли общий язык и друг с другом сдружились. То они сидят возле проекции Титана и комментируют планету, то шушукаются между собой о чем-то. 

— Он мой кумир, я обожаю его! — воскликнула радостно Аня, обсуждая что-то с Олей. 

— Он классный, но мне больше нравится Сэм. Хотя…Кас тоже милашка! А Дин…ох…моя мечта просто! — сообщила Оля и девушки рассмеялись.

Оля стала для меня улыбчивой шутницей. Аня, на ее фоне, казалась полной противоположностью. В этих огромных глазах горела серьезность. Но несмотря на все, девушкам друг с другом было весело. Женя порой присоединялся к ним, и я случайно заметил, как он кокетливо подмигивал Оле.

Но и, помимо этого, в бункере происходили неприятные события. Леша действительно решил добиться внимания Ани и у него это, к несчастью, получалось. Я не мог смотреть спокойно на этот флирт, происходящий на моих глазах. И я сам себе с трудом признался, что стал неравнодушным к Ане, к той самой девчонке, которую раньше не мог спокойно переносить и которую ужасно ненавидел. Раньше бы я не поверил в это и смеялся от собственной глупости. Один поступок Ани лишь изменил все, перевернул мою жизнь вверх дном и теперь я не вижу в ней ту противную девицу, которая раздражала меня своим присутствием. Я пытался избавиться от этого ужасного чувства любви, которое приносило мне лишь муку и ревность, заставляющую жарким огнем течь по венам, но каждый раз, когда я пересекался в общем зале с Аней, чувство легкой воздушности приятно зажигалось во мне. Будь у меня на спине крылья, я бы от такой воздушности взлетел до самой атмосферы. Я смотрел ей в глаза и понял, что эти большие и карие глаза мне очень сильно нравятся. Мы с Лешей вдвоем не сводили с нее взгляда и устроили жестокое соревнование, которое вскоре начало не нравиться остальным.

После нескольких напряженных часов поисков портала (а по времени Титана прошло уже несколько дней) Аня решила отвлечься и заняться своим любимым делом – чтение книг. Но в бункере отсутствовала ее любимая классика и поэтому девушка увлеклась чтением книги про гуманоидов ивенгов. Робот Пит решил рассказать Оле и Жене про своих любимых цветков, придуманных флорой Титана, и мы с Лешей, встретившись в коридоре, заметили Аню, уединенную с книгой. Мы с Лешей пересеклись напряженными взглядами и окружили Аню, сев рядом с нею на диване. 

Аня сделала вид, что не заметила нас и продолжила бегать глазами по книге дальше. Глядя на нее, я почувствовал, как мысли в голове спутались. 

— Аня… — начал говорить я, и почувствовал себя полным идиотом, который пытается заговорить с той, которую недавно поливал грязью. Растерявшись от незнания того, что ей сказать, я ляпнул первое, что пришло на ум: — как ты? Интересная книга?

Аня поджала губы и сделала вид, что не услышала моих слов. Тут сказал Леша:

— Не хочешь увидеть, как я поиграю в шахматы? — Аня подняла взгляд с книги и глянула на Лешу, — Мы с Питом обнаружили проекцию голографических шахмат и хотим устроить тур.

— Звучит интересно, Леша, — кивнула, улыбнувшись, Аня.

Он взял ее за руку, и она поближе к нему пододвинулась. Что-то мощное внутри меня лопнуло от этого.

— Интересная книга? — прикасаясь к длинным пальцам Ани, спросил Леша.

— Да…очень… — ответила радостным голосом Аня, — оказывается, ивенги травоядные бесполые инопланетяне! Царица откладывает по двести яиц в Омегу.   

Чувство обиды кольнуло больно в груди. Мой вопрос она проигнорировала, а на его ответила! Леша, победоносно глядя на меня, сказал. От его слов я громко фыркнул, а рука начала сильно сжимать ткань брюк, умоляя треснуть Леше по лицу.

— Кстати, мне восемнадцать лет, и я умею водить машину. Папа научил. Права планировал получать, — сообщил веселым тоном Леша, поглаживая большим пальцем тыльную сторону ладони Ани.

— Правда? Здорово. Ты такой молодец! — восторженно сообщила Аня, — эх, а мне до своего совершеннолетия еще далеко. Я здесь самая младшая: мне еще шестнадцать лет.

— Забавно: я самый старший, а ты самая младшая. — засмеялся Леша. 

Аня ему кивнула, продолжая восхищенно смотреть на Лешу. Мне было отвратительно глядеть на это. 

— Пойдем покажу тебе, какие мы с Питом обнаружили тут технологии. — предложил Леша. 

— Давай лучше я покажу? — сквозь зубы, стараясь невинно улыбнуться, предложил я, — а ты, Леша, займешь себя чем-нибудь другим. Вот на цветочки Пита лучше посмотри.

Но Аня опять пропустила мои слова мимо ушей, кивнула Леше и, поднявшись, вместе с ним направилась в сторону выхода зала. Леша обнял Аню и показал за своей спиной мне средний палец. 

Мне от этой ситуации стало омерзительно за самого себя. Если бы я хорошо раньше относился к ней, не поссорился, не ругал, она бы не обращала внимания на Лешу. Это я во всем виноват. Теперь приходится страдать, давая Леше повод наслаждаться вкусом победы. Но сдаваться этому самовлюбленному павлину мне не хотелось. Он еще поймет, что зря решил связаться со мной в этом споре…

На следующий день мы завтракали очередными огромными титановскими яблоками. Они были размером с гирю и имели ярко-синий цвет. Пит любил жонглировать ими, кружившись на месте. У него это мастерски получалось и вызывало у всех нас восторг и очарование. Оля и Аня аплодировали роботу, а Леша восхищенно проговаривал:

— Ты нереальный робот. Я тебя хотел бы забрать к себе домой. Будешь меня развлекать. 

— С радостью попаду на другую планету! — закивал радостно Пит, протягивая каждому яблоко, — интересно, какие там растут цветы!

— Сколько сегодня будем сидеть за проекцией? — поинтересовался я, откусывая кислую мякоть яблока.

— Без перерывов десять часов, или десять титановских дней, как обычно, — грустно кивнул Женя, откусывая яблоко по сторонам, — планета очень огромная, оказывается. Исследовать каждый уголок слишком затратная, для энергии, работа.

— Что-то мне с трудом верится, что мы вернемся домой, — тихим печальным голосом ответила Аня, не притронувшись к своему яблоку, — мы каждый божий день ищем этот последний аппарат, но ничего похожего не нашли!

Она прислонилась спиной к дивану, скрестив у груди руки и подняв к потолку грустные глаза, в которых отразилось отчаяние. 

— Главное верить в победу, — произнесла громким голосом Оля, — мы справимся, мы должны верить в это, надеется.

— Я уже долго живу тут, — невеселым тоном заметил Женя, — я уже давно прекратил верить во что-либо.

Оля прикоснулась к его плечу и, посмотрев ему в глаза, сказала:

— Ты жил и не сдавался. К тебе присоединились мы. Это уже что-то. Вместе мы вернемся домой и заживем новой прекрасной жизнью!

Женя лишь вздохнул и слабо улыбнулся Оле. Аня молча покачала головой, ничего не ответив.

Мысли о печальном исходе жизни беспокоили каждого. Оля верила в лучшее и своей поддержкой не давала каждому сойти с ума. Хотя я чувствовал, что в глубине души она сама была убита от собственного отчаяния. Надежда слабо горела внутри каждого, но с каждым днем она все угасала и угасала…

По крайне мере мы все вместе…Печальная судьба крепко связала нас. Бункер защищал от внешней угрозы и давал не только крышу над головой, но и надежду на следующий день. Родители продолжили приходить ко мне во снах и звать без перерывов. Как на самом деле они отреагировали на мою пропажу, представить даже страшно…Сердце прям начинало разрываться по кускам от этих мыслей.

А еще неразделенная проклятая любовь, которую я ненавидел всем сердцем, вызывала сильное чувство ярости. Я не только ненавидел себя за то, что смог влюбиться в Аню Антонову, но и за то, каким я придурком был раньше, по отношению к ней. Но больше всего я ненавидел Лешу, этого чересчур умного, хвастливого выпендрежника. 

— Смотрите, сколько кратеров покрывают Титан, — воскликнул Леша, ткнув пальцем на проекцию лысой земли с глубокими углублениями, — видать, на планету часто падают метеориты. Блин, почему я заметил их только сейчас!? Хотя я все равно красавчик, раз заметил это. — он довольно улыбнулся, напыщенно выпрямив спину и пробежав глазами по ребятам. — теперь мы будем знать благодаря мне, что планета опасна не только чудовищами, но и метеоритами!

— Да-да, это впечатляет, — кисло проговорил я, дернувшись от его хвастливого тона.

— Я знаю про метеориты. Они так шумно падают, — кивнул Женя, похлопав Лешу по спине. 

— Ладно, давайте продолжим поиски завтра, — сказала Оля, когда мы где-то четыре часа сидели около проекции с синяками под глазами. — а то я устала, — произнесла она, громко зевнув.

Пит радостно покинул общий зал, забрав с собой лейку и подпевая под нос: "Мои любимые цветочки, я к вам уже бегу!", а Леша даже не шелохнулся и продолжил сидеть возле проекции и изучать леса Титана. 

— Алеша, отдохни, ты давно не спал! — произнесла ласковым голосом Оля, приобняв его.

— Ничего страшного, — сказал тот, — родители тоже на Земле не спят без меня. Я лучше не буду тратить время на сон, а искать путь к спасению дальше.

— Какой ты молодец, — Аня тронули его слова и девушка заключила его в объятия. 

Леша с довольным видом улыбнулся и косо посмотрел на меня. Затем он покрутил головой и, зевая, произнес:

— Что-то я засиделся и у меня затекла шея. Анют, сделай массаж, пожалуйста.

— Давай, — кивнула Аня и плавными движениями начала массировать ему шею. — ты такой умный, благодаря тебе мы много узнали о планете, — она наклонилась и прошептала Леше на ухо нежным голосом. — как же нам повезло с тобой. Чтобы мы без тебя делали. Ты чудо. 

Леша бросил мне победный взгляд. Мои кулаки настолько яростно сжались, что ногти болезненно впились в кожу. Но боль совершенно не чувствовал. Сердце горячо зажглось в груди, я свирепыми глазами прожег Лешу, чувствуя, что не выдержу и сверну ему шею. 

Женя заметил мой враждебный взгляд и его брови в недоумении сдвинулись. Я, крепко поджав губы, быстро покинул общий зал, чувствуя, что желание прибить Лешу возьмет надо мною вверх.

Зайдя в комнату, я с яростью хлопнул дверью, что та чуть не оторвалась и с грохотом не рухнула на пол. Сжимая прочно кулаки, я грохнулся на кровать. Нога гневно пнула ножку кровати и боль пробежалась по всему телу. Но ярость продолжила вырываться из меня.

— Ты такой умный…сделай мне массаж — конечно! Как же нам повезло с тобой. Чтобы мы без тебя делали. Ты чудо…Тьфу! — злобно я прошептал и плюнул, снова пнув кровать, — что ты в нем находишь…Почему ты обращаешь внимание на него? Почему я стал к тебе так относиться?.. — разозлено проговорил я и опять обиженно пнул кровать.

Рассмотрев комнату, я заметил на комоде дневник Петра и фотографию. Я про это так совершенно забыл, занимаясь поисками порталов и терпя свою ревность. Кажись, сейчас самое время выяснить через дневник всю правду, иначе я сойду с ума от этой ревности. А этот дневник прекрасно меня отвлечет. 

Схватив дневник и фотографию, я присел на кровать и начал с огромным интересом рассматривать эти предметы. Фотография была полностью покрыта пылью, как будто ее никто не держал в руках уже более ста лет, и я слегка подул на нее, отчего пыль разлетелась в сторону. 

Фотография была обыкновенная, бумажная, ничем не примечательная на вид. Вот только само изображение меня заинтересовало. Меня много что интересовало в последнее время, но эта картина просто меня покорила. Я вижу перед собой три фигуры, две из которых держаться за руки, а третья стоит в стороне. Присмотревшись к лицам, я ахнул.

На меня смотрел молодой юноша, одетый в темный камзол с золотыми пуговицами. В его внешности не был ничего земного: светлая, мертвенно-бледная кожа, большие выразительные серые глаза, густые черные неопрятные волосы, длинный нос, заостренные эльфийские уши и высокие скулы. С его плеч свисала длинная накидка.

Это тот самый грустный принц из портрета. Но сейчас я смог его черты лица разглядеть получше. 

Напугало то, что этот человек до жути был похож на меня, словно это я в инопланетной версии. Версия с клонами из других измерений начала мне нравиться. 

Держал за руки он девушку, которая, судя по фото, была его возлюбленной, так как я заметил, каким взглядом он взирал на нее. Заколки на ее длинных белокурых кудрях блестели от света огромных канделябров, которых я заметил на заднем плане. Лицо у нее было невероятно красивым и кого-то мне напоминало…

Эта пара улыбалась и казалась с виду счастливой, в отличие от третьего персонажа. Возле них стоял маленький пухлый мальчик. Он был чем-то похож на черноволосого инопланетянина, словно являлся его близким родственником. Голову украшал черный, непослушный и кудрявый хохолок. Густые квадратные брови были нахмурены, тонкие губы сжаты в узкую линию от недовольства, синие глаза с недоверием косились на черноволосого. 

Я перевернул ради интереса фотографию и увидел на ней послание, написанное красивым почерком, похожим на шрифт из различных фото-редакторов: «Дорогая сестра, я хочу прислать тебе эту фотографию, где изображены двое моих сыновей наследников: Аристарх и Петр. У Аристарха скоро будет свадьба и на этом снимке он держится за руки со своей невестой — красавицей Виолеттой. Они очень красивая пара, и я надеюсь, что ты приедешь на их свадьбу. А вот Петр здесь какая-то колючка...С любовью, царица и твоя сестра Беатрис Аристова»

Интерес, как голод, начал мною овладевать. Я уже жаждал выяснить историю Петра, его подготовку к войне и свое мистическое происхождение. Особенно имя Аристарх до дрожи начало меня пугать…

Сейчас передо мною должны раскрыться все карты. 

Здесь раскроются такие факты, от которых мурашки побегут по телу. Да меня уже от предвкушения холод окутал, заставив задрожать пальцы на руках. 

Я уже собрался открыть дневник и сесть читать, как услышал хлопанье своей двери. В удивлении подняв глаза, я увидел обеспокоенного Женю. Он зашел, закрыв за собой дверь и сел рядом со мной.

— О, какими судьбами зашел ко мне? — быстро спросил я, закрыв дневник.

— Ты какой-то стал странный. — подозрительно глядя на меня, сказал Женя, — и что-то мне это совсем не нравится.

— В каком смысле "странный"? — мои брови недоверчиво нахмурились.

— Ну…Ты как-то яро злишься, когда смотришь на Лешу и Аню. Леша тоже мой друг, как и ты, и мне не нравится, что ты так смотришь на него…Оля права, мы должны быть дружны друг с другом.

Я наигранно рассмеялся от его слов, но щеки сильно загорелись, подставив меня. Женю смутил мой смех.

— Я не злюсь, все нормально. — быстро ответил я, посмотрев ему в глаза. Но от вранья все внутри затрепетало и взгляд отвелся в сторону.

— Брось. Ты мой лучший друг с детства и я знаю, когда ты врешь. Прекращай. Колись, что с тобой. 

— Ну… — я громко вздохнул, не зная, с чего вообще начать. Глаза Жени насквозь смотрели на меня и от этого мне стало не по себе: — ну да, я…немного ревную. И все…Подумаешь, пройдет скоро, — закончив, из моих губ вырвался нервный смех.

— Ну-ну, — не веря, покачал головой Женя, — и с каких пор ты ревновать стал? Ты раньше никогда ни к кому не ревновал. Кались, — он локтем легонько меня ударил в бок, — тебе Анька понравилась? Она мне кого-то напоминает. Напомни ее фамилию и отчество? 

— Антонова. Григорьевна.

— Григорьевна…хм… — парень задумчиво глянул в потолок, — дочка Григория Антонова? Та самая, с кем ты поругался в конце десятого класса? — вспомнив, спросил он. — та самая, которая целый 10 класс тебя доставала, в библиотеку звала, в кино приглашала, с ночевкой у тебя дома находилась? Та самая, кто все время пыталась добиться от тебя внимания? А 26 мая этого года ты получил два по обществознанию, и учитель тебя заставила сдавать зачет. Ты рванул домой, но по пути домой Аня остановила тебя, сказала, что сможет тебе помочь. Не выдержав, ты накричал на ту самую Аню, сказав, что она тебя раздражает. И после этого вы стали друг друга недолюбливать. Это она?

— Она самая, — слабо кивнул я.

— А чем она тебя сейчас привлекла? — задал вопрос Женя, который снова меня нахмурил, — ну она на самом деле ничего такая…Ножки, смотрю, у нее красивые. Если она распустит волосы, то будет выглядеть очень даже соблазнительно. И губки у нее аппетитные. 

Пожар злости пламенем зажегся во мне:

— Что ты сказал!? 

— Мой друг действительно ревнует. Неужели! — улыбнулся мне Женя и хлопнул по плечу, — да расслабься ты, я ж шучу! Она не в моем вкусе. 

Злость потихоньку покинула меня, заменив облегчением. Женя начал крутить ладонью, подбирая нужные слова:

— В ней есть что-то такое…но она на любителя. Я не люблю тихих скромняжек. Хотя, кто знает ее. Как говорится: "В тихом омуте черти водятся". Может она и застенчивая с виду, но в душе огонь. Я смотрю, Лешка тоже ею интересуется.

— И я за это его ненавижу, — под нос пробурчал я себе. 

Сидя рядом с другом, я осознал, как долго мне не хватало общения с ним. И сейчас я начал замечать, что от его присутствия ревность скрылась на время. Захотелось с Женей поделиться многим, рассказать ему все, что он пропустил, находясь на этой планете. И я решил сменить тему, надеясь забыть свою ненависть к Леше.

— Представляешь: Боря подружился с Андреем. Они вечно тусовались, и я остался один.

— Боря с Андреем тусить начал? — удивился Женя, — они же с разных планет: как тусовщик и любитель погулять Андрей нашел общий язык с нашим тихим отличником Борей?

— Понятия не имею. — грустно ответил я, ломя голову над этим вопросом.

— Если я вернусь, то Боре хана от меня за то, что он решил променять тебя на этого Андрея! — продолжая удивляться, сказал Женя, — а этот…. — он начал щелкать пальцами, пытаясь вспомнить имя, — ваш лжеучитель инопланетный как вел себя? Вообще не было никаких подозрений?

— Ну… — воспоминание о Седрике Торресе, стоящего у школьной доски, ярко пробежались перед глазами, — он нес порой такой бред. Про инопланетян каких-то рассказывал. Возможно, о своих друзьях. Говорил еще, что школа делает из нас рабов…Что настоящей жизни она не научит. Что наш разум не способен познать сути мировоздания и так далее. Девки им восхищались, говорили, что он красавчик.

— Ха-х, — издал смешок Женя, — к экзамену он не готовил, значит? Ну я бы послушал его уроки с удовольствием. Жаль, в моей школе подобного препода не было. 

— Но рассказывал он действительно интересно, — кивнул я, — а в последний день он загипнотизировал всех детей идти на дискотеку. Гипноз прошел только мимо меня.

— Иммунитет, — засмеялся Женя, хлопнув меня по плечу. Тут он внезапно прекратил смеяться и серьезно посмотрел на меня: — послушай…насчет Леши. Лучше с ним не ссориться. У Леши тяжелый характер. Он очень упертый. И это его настоящий минус. Многие прекращают с ним общаться из-за этого…ну еще из-за того, что он любит хвастаться. Оля не вынесла этого и бросила его.

— Оля бросила Петрова? — удивился я, — чего?

— Да, было дело у них, год назад, — кивнул Женя, — Леша мне рассказывал о ней, но я ее никогда не видел, только здесь. А вчера, когда Пит показывал нам свои цветочки, Оля мне об этом рассказала. С тех пор они остались просто друзьями.

Я удивился от этих слов. Мне и в голову не приходило никогда, что между этими двумя раньше что-то было. Даже заметно не было, что они недавно были больше, чем просто друзья.

— Я и не знал. — пожимая плечами, промямлил я, — ну Оля очень милая, веселая и жизнерадостная. — Женя как-то странно нахмурился, сузив глаза, — 

естественно, она не выдержала его характер. Может, Аня тоже не выдержит…Погоди, — вспомнив кое-что, соблазн спросить сильно загорелся во мне, — а откуда ты сам Лешу знаешь? 

— Да мы с ним вместе к одному репетитору по математики ходили, вот и познакомились. Но мы редко виделись вне учебы, он целыми днями ковырялся дома в своих проводах, собирал свои детальки, а я торчал в художественной и лингвистической школах.

Мы оба сидели на кровати, болтали и смотрели на потолок. Я рассказал Жене, как провел свою жизнь несколько месяцев назад до наших пропаж, какие испытывал эмоции, когда увидел своими глазами реальных пришельцев и Женя от всего рассказа пришел в шок. Самому мне было тяжело вспоминать это, но когда я поделился всем этим с Женей, то мгновенно стало легче. Та ноша, которую я нес на своей спине от всего этого кошмара, наконец-то рассыпалась. 

— Ко мне один раз пристали две девки: Вероника, подружка Ани, такая жирная и с грязными волосами, и какой-то неизвестный огромный Халк в юбке, — рассказываю своему другу историю, которая внезапно вылезла из памяти. Женя засмеялся, услышав начало, — в один день мы с Борей, это был конец сентября где-то, на велосипедах катались, выехали за пределы города, и я помню, к нам одна баба пристала. В тот день я сильно удивился, когда ко мне подошла незнакомая, пятнадцатилетняя, здоровенная девка, которая ростом почти как я, так вдобавок она еще выглядела, как Халк из «Мстителей». Ее имя я даже не знал, но она знала, сколько мне лет, как зовут меня, где я учусь. Откуда она знала мое имя, я не имел понятия. И в тот момент она сказала такая своим грубым басом: «Ты покорил мое сердце, ты такой прекрасный, я хочу тебя каждый день видеть, пошли со мной на свидание?» — Женя начал еще сильней смеяться, а я, хохоча, вспоминал этот случай и продолжал. Несмотря на то, что это было недавно, мне теперь кажется, словно прошло уже десять лет, — я еле как от нее оторвался и мне пришлось соврать, что у меня есть девушка, а она так и не отставала и лезла ко мне целоваться, она чуть на меня не завалилась всем своим весом... За дом начала меня тащить, больная... — с презрением фыркнул я, почувствовав, как начало мутить от этого случая, — я ее отшивал, как мог и плевал на воспитание, но она будто не понимала русского языка и продолжала лезть. На мою радость мне под ноги попалась коротышка Вероника. Она до этого иногда ко мне липла и в тот день начала прыгать на меня и, воспользовавшись этим, я соврал тому терминатору, что типа эта Вероника — моя девушка и после эти две дуры начали между собой драться, а я на велосипеде незаметно улизнул домой… Боря долго уезжать не хотел, пытался объяснить им, что драться не лучший вариант для решения проблемы и, когда они обе чуть не накинулись на него, понял, что лучше улизнуть вместе со мной. 

— Ах-ха-ха… — заржал во весь голос Женя. — ну Боря такой. Иногда лучше промолчать и сделать вид, что ничего не заметил. Но нет: он даже от пьяного потребует извинений — если тот как-нибудь его обзовет — вместо того, чтобы пройти мимо. 

— ...а потом та идиотка Вероника на всю школу заявила, что мы типа встречаемся. Сколько шума она подняла, ненормальная дура... — качая головой, продолжал смеяться я, — но благо про это вскоре забыли, — через смех проговорил я, — а мне не до сплетен тогда было. Аня, кстати, после этих слухов вечно бросала мне злобный взгляд. 

— А теперь ты ее ревнуешь к Алексею Петрову. 

Смех быстро исчез. Почувствовав, что краснею, я издал смешок:

— Ну знаешь…еще есть Оля…а она та еще милашка. 

Женя разозлено сдвинул брови:

— Нет, Олюшку я тебе не отдам. 

Я, удивившись, хотел спросить, почему, но наша дверь внезапно отворилась и оттуда выглянула Оля. Распущенные волосы слегка прикрыли ее лицо, девушка, наигранно сморщив нос, прыснула:

— Вот вы где. Я вас искала. Питу понадобилась помощь с цветами.

— Я готов тебе помочь. — живо отозвался Женя. Я заметил, какими голодными глазами он начал смотреть на нее, — …то есть Питу помочь. 

— А Аня что? — поинтересовался я, — не может помочь? 

— Ой…Аня… — Оля тихо рассмеялась, и этот смех начал мне сулить неладное, — она с Лешей флиртует в общем зале. Так дело скоро до поцелуя дойдет. Я таких заигрываний со стороны Алексея давно не видела. Он так даже со мной не кокетничал, как с нею. Мне надоело это слушать, и я покинула зал. Ну их, — закончив, она глянула на Женю и спросила: — ну так что, пойдем? Антон, если хочешь, можешь присоединиться. Пит, конечно, слишком много болтает о цветах и уборке, но обожает изображать перед нами пингвина и ходить такой походкой по всему бункеру. Это очень ржачно.

— Нет, спасибо, обойдусь… — настроение резко покинуло меня, и я отвернулся, чтобы скрыть от всех свою грустную мину.

— Прекращай. — Женя одобрительно похлопал меня по спине, — своего надо добиваться. 

Наступило напряженное молчание. Оля, недоуменно глядя на нас обоих, резко добавила, пытаясь нарушить эту неприятную атмосферу:

— Ладно, Антон, если захочешь, то присоединяйся. 

Она покинула комнату, закрыв дверь. Женя, посмотрев еще раз на меня ободрительным взглядом, сказал:

— Не надо грустить и плесенью покрываться. Пошел бы с нами и поржал бы над приколами Пита. Он реально забавный. А на этих двоих забей. 

— Как-нибудь в другой раз схожу посмотреть на стендапы Пита, — отчеканил я, почувствовав, что в данный момент захотелось остаться одному, лишь бы никто не видел меня и дать волю эмоциям.

— Ладно, — Женя поднялся с кровати, — я знаю тебя. Ты потом отойдешь. Но если что — я рядом. Пит мгновенно излечил бы тебя своими приколами.

Закончив, он молча покинул комнату, и я наконец-то остался один. Тишина приятно начала греть со всех сторон, но слова Оли пробудили гневу вновь вырваться наружу. Бросив дневник Петра, читать который сейчас совершенно не хотелось, я лег спиной на кровать и бросил натужный взгляд на потолок. Образы обнимающихся Ани и Леши начали мучить меня, а слова Оли "она с Лешей флиртует в общем зале. Так дело скоро до поцелуя дойдет" долго звенели в ушах. Ударив злобно кулаком по матрасу, я повернулся набок и попытался подумать о чем-то другом, пытался расслабить свой разум, выбросить все эти ужасные мысли из головы. 

Я сейчас отдал бы все, лишь бы вернутся домой. Но это уже кажется нереальным...

Почему аппарат-телепорт найти так сложно? Он так всем нужен...

                                                                          *****

“Солнце клонилось к зениту. Темно-красное небо было полностью заполнено летающими транспортами, которые парили над огромным мегаполисом. Небоскребы были между собой соединены переходами, переливаясь от солнечных лучей цветами радуги. 

Вдали от города стоял величественный дворец, где на высокой башни, в королевской ложе удобно устроилась правительница этой Галактики. Женщина была невероятно красива. Длинные белокурые волосы сбивались вверх ото лба, а некоторые длинные змеиные пряди аккуратно лежали на ее плечах. Она была одета в шикарное пышное платье, а голову украшала золотая корона. Женщина имела очень светлую, почти мертвенно-бледную кожу, свойственную этой расе, большие глаза, изумрудно-зеленого цвета. Королева была по фигуре пухлой. На ушах висели большие серьги-обручи, все пальцы-сосиски украшали золотые блестящие кольца. На шее висел кулон с изображением герба ее Королевства — перечеркнутая с двух сторон окружность, описанная в треугольник. 

Королева злобно разглядывала город. Сзади нее стояли официанты, которые держали серебряные подносы с бокалами и бутылкой вина. Также королеву с двух сторон окружили две личности. Первый, судя по внешнему виду, был дворецким. Это был старик, одетый в черный смокинг. Возле ушей торчали неопрятные клочья волос, лицо украшал тонкий сломанный с виду нос, кожа мешковато висела на лице да и само лицо напоминало крысиную морду из-за двух выпирающих передних зубов. Он внимательно слушал диалог королевы и второй личности, которая стояла с другой стороны. 

Королева беседовала тоже со стариком, только своим внешним видом он не напоминал ни слугу, ни дворецкого, а нищего. Его длинные лохматые волосы были спутаны. Пустые серые глаза внимательно скользили по королеве, шмыгал носом-картошкой. Он поцеловал тыльную сторону ладони королевы, у которой от этого губы сжались в тонкую линию от брезгливости.

— О, Андриана, вы великая женщина! — старик снова поцеловал ее ладонь, — великая, великая!

— Спасибо, Талян, мне это слышать не в первой, — властным голосом сказала королева, — так-с, значит, говоришь, Петр отправился на планету Финикс?

— Да, моя королева! — воскликнул Талян. — отправился проверять, как поживает мирный договор! 

— А мальчишка на Титане?

— Да! Петр просил Седрика Торреса отправить мальчишку на Титан, но того увезла земная полиция. Седрик быстро связался с Гарриком и Брауном. Оказалось, на Титан попал не только мальчишка, но еще какая-то девчонка. Глупая девчонка спасла мальчишке шкуру, и мошенники Гаррик и Браун облажались. Вскоре мальчишку, вместе с другими земными ребятами, нашли местные аборигены из клана Тинь. Но те упустили мальчика и теперь помощники Петра ищут его по всему Титану.

— А ты неплохой, однако, шпион, Талян! — рассмеялась Андриана.

Талян, прищурив глаза, поправил длинными ногтями, за которыми накопилось много грязи, волосы и сказал:

— Спасибо, Андриана! Для меня это честь помогать вам! Петр видит во мне помощника, считает, что я верен ему, а я все его планы передаю вам, королева, его врагу!

Андриана тихо хихикнула, а Талян продолжил восхищаться:

— Я рад, что работаю на вас! Я сообщаю вам все его планы, все его секреты! Он думает, что я работаю на него, хотя на самом деле он сильно в этом ошибается!

— Ты делай вид, что, как Мария, предан ему, чтобы он доверял тебе, — сказала, улыбаясь, Андриана, — а Петр не ошибся? Это действительно тот самый Аристарх, которого он долго искал?

— Да это он, сам Седрик даже подтвердил это, — кивает Талян, — когда Седрик внушил всем детям пойти на дискотеку, только один Аристарх не поддался внушению. А когда он пройдет испытание, история повторится!

— Да, повторится… — соглашаясь, кивает Андриана, — только Аристовы уже нападут на нас, а не мы на них. Петр — гнусный щенок, решил отомстить за смерть своей семьи… Ха! У него ничего не выйдет. Где он, а где я. Он действительно уверен в том, что свергнет мое Королевство?

Талян, смеясь, пожал плечами:

— Знаете, как он долго готовился к этой войне? Знаете, как он заставил меня перейти на его сторону? Не без моего согласия я стал работать на него! Он заставил меня, угрожал, шантажировал, а ведь тогда он был еще ребенком! Вы представляете, ребенок шантажирует старика! А во что сейчас он превратился, так это вообще кошмар! Помнится мне пришлось дежурить в лаборатории на Титане и сторожить узников. Сбежали двое подростков мальчиков. Я уснул крепким сном и не вник в происходящее, как один парень кулаком зарядил по моей челюсти, а второй, помладше с виду, накинул на мою голову пакет. Очнулся я в клетке узников. Петр был так зол. Он чуть не казнил меня. Этот случай вновь доказал мне о том, что я правильно делаю, что сообщаю вам его планы. 

Старик вытирал ладонями свои глаза, по которым начали течь горькие слезы. Андриана смотрела на это и ухмылялась. Она не собиралась его успокаивать, внутри себя она чувствовала превосходство, видя, что ей хорошо, а кому-то плохо. Помогать другим для нее являлось грязной работой. 

— Вы должны уничтожить Петра, когда тот уничтожит мирный договор! — закончил Талян и сморкнулся об края своей грязной рубахи.

— Конечно, Талян, Петр повторит судьбу своего брата. Но мне хотелось бы завладеть мальчишкой раньше Петра и ты, Талян, мне в этом поможешь!

Пустые глаза Таляна зажглись предвкушением и счастьем:

— Да! Я готов! Что мне надо делать?

Андриана в задумчивости почесала подбородок и дала приказ:

— Отправляйся сейчас на Титан и ищи его. Без мальчишки не появляйся в моем дворце. 

Талян кивнул. Тайный шпион поклонился королеве и на прощанье поцеловал ее руки. Андриана уже сдерживать себя не могла и, скорчив лицо в брезгливости, произнесла огромным, сделанным из крепкой стали, роботам-охранникам, стоящих возле входа в лоджию: 

— Охрана, проводите этого человека к выходу моего дворца.

Охранники-роботы кивнули галактической правительнице и вывели шпиона Таляна из выхода.

Андриана приказала слугам налить ей бокал вина, как в разговор вмешался второй старик, который являлся дворецким Андрианы.

— Ваше Величество, что вы надумали сделать с мальчиком? — с беспокойством спросил дворецкий.

Андриана, взяв в руки бокал, в виде трехгранной призмы, посмотрела на дворецкого озадаченным взглядом. Старик продолжил не сводить с нее глаз.

— Френсис, — Андриана, сделав глоток, сказала: — я хочу поймать и убить пешку Петра.

Дворецкий сжался всем телом:

— Вы хотите его убить? Но зачем?

Андриана, поняв, что от нее не отстанут, поставила бокал на поднос и, слегка ухмыляясь, заговорила:

— Понимаешь, из-за него зависит судьба нашей Галактики. Внутри него кроется великая сила, которая не только создала нашу Галактику, но и которая способна уничтожить то, что защищало наш мир от злых сил — мирный договор. Петр жаждет его уничтожить, чтобы свергнуть мое Королевство и вернуть свое Царство. А я этого не хочу. Я хочу править дальше. Я не зря двести лет назад выиграла Великую Космическую войну, чтобы вновь начинать конфликт с династией, про которую уже все забыли. Чтобы предотвратить это, мальчика надо убить и убить до того, когда Петр схватит его. От него сейчас зависит все. Аристарх должен погибнуть от моих рук, а не после испытания уничтожения мирного договора!

Френсис забеспокоился. Он спрятал свои трясущиеся руки в карманы брюк, чтобы скрыть это от глаз королевы.

— А как вы убьете его, если убийства запрещены в нашей Галактике из-за мирного договора? 

Андриана, засмеявшись, выставила напоказ свои белоснежные зубы:

— Ах-ха-ха, Френсис, ты такой наивный! У нас под дворцом находится бывшая лаборатория Царства Аристовых, где есть машина для стирания памяти. Мы посадим туда мальчишку, сделаем ему специальный укол и с помощью компьютера сотрем всю его память, а после прикажем самого себя застрелить. Никто ничего не узнает и все будут думать, что Аристарх просто совершил самоубийство. А самоубийство не карается мирным договором.

— Это…очень…жестоко… — с грустью произнес Френсис, медленно качая головой.

— Он должен погибнуть ради процветания моего Королевства в этой Галактике! — громко сказала Андриана, хлопнув ладонью по ручке балкона.

От такого хлопанья Френсис вместе со слугами вздрогнули. Вторые чуть не опрокинули на себя поднос с налитым бокалом вина, про который Андриана забыла.

— Френсис, отправься на Военную базу и прикажи генералу-лейтенанту армии роботов отправиться на Титан и привезти мне мальчишку. На Таляна я особо не надеюсь и всегда имею второй план.

Френсис поклонился и пулей покинул лоджию. Андриана, проводив его глазами, увидела свой бокал и, выхватив, продолжила пить, глядя, как солнце скрывается за прекрасным океаном планеты-столицы…”

                                                                   *****

Меня втянула обратно, ослепляющая глаз, яркая вспышка. Планета с шикарным мегаполисом исчезла, но слова королевы продолжили звенеть в ушах. Эмоции переполнялись внутри меня настолько сильно, что я, не осознавая, где нахожусь, перевернулся всем телом, чуть не упав с кровати. Дыхания мне не хватало. Я дышал ртом и чувствовал, как боль мучила все мое тело, высасывая каждую каплю силы.

Знак этот на чертежах вернул мне головную боль, в ушах громко звенело. Я, слабо держась за руки, присел, облокотившись спиной к спинке кровати и начал делать глубокие вдохи, стараясь возобновить ритм дыхания. 

Что я только что увидел, перевернуло мой взгляд на мир с ног на голову.

Это был сон, а, может быть, видение или событие, которое случилось где-то за тысячу световых лет отсюда, но, несмотря на это, я его увидел, как будто зритель в театре, наблюдавший со стороны. 

Тело покрылось жаром, и я скинул с себя одеяло. Мне стало очень дурно после этого сна. Он был очень красочен и реалистичен. Я увидел врага Петра — королеву Андриану, которой сообщал все планы Петра его шпион по имени Талян. Благодаря ему Андриана знает о войне и хочет убить пешку Петра…то есть меня…

Я словно важная фигура в этой игре. От меня зависит судьба этой Галактики. Андриана сказала, что внутри меня кроется какая-то сила… 

Но что это за сила? А у моей сестры Полины она тоже есть? 

И почему Андриана называла меня Аристархом? Может не я являюсь пешкой Петра, а этот Аристарх? Тогда почему Седрик Торрес похитил меня, а не его? 

Шпион Талян работает и на Петра, и на Андриану, но предан только Андриане. Боюсь даже представить, что сделает с ним Петр, когда узнает об его предательстве…

И что за мирный договор, который защищает Галактику от войн? 

Похоже, Петр похитил меня, чтобы я уничтожил этот самый мирный договор… После того, когда он его уничтожит, сможет спокойно напасть на дворец королевы, которая к войне уже готова. 

От этих размышлений голова раскалывалась от боли и, казалось, сейчас лопнет. Рассмотрев комнату, я заметил на полу дневник Петра. Что ж, пришло время тебя прочесть.
 



Саша Стивенсон

Отредактировано: 04.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться