Мрак в Бесконечности: Портал между планетами

Размер шрифта: - +

Глава 19

Дневник вызвал во мне сильный ужас. Сердце в груди громко стучало, набирая сильный ритм. Дыхание участилось, и я начал чуть ли не дышать через рот. Мир начал словно рушиться перед глазами. Тело сжималось от ощущения безвыходности и ошеломления. Дрожь пробирала повсюду.

Я швырнул этот дневник в сторону и трясущимися руками взял эту фотографию и присмотрелся к Аристарху еще раз. Это я… это я в прошлой жизни. Я был когда-то инопланетным аристократом, избранным шести космических элементов, братом Петра Аристова…

И он мой брат. И он хочет меня убить. И Андриана хочет меня убить.

Я важная фигура в этой игре. За мной охотятся королева и наследник погибшей династии. Рано или поздно кто-то из них обоих меня поймает…

Я реинкарнация настоящего пришельца. В моих жилах течет кровь умершего царского инопланетянина. Не хочется принимать эту правду за чистую монету, но Седрик и Махаил были убеждены, что Аристарх — это я.

Вот почему я слышал диалог аборигенов. Вот почему я чувствовал ту ненормальную злость, когда бил Лешу. Это часть моего дара…

Но стоп… Аня же тоже слышала? Неужели с ней тоже что-то не то?

Сила, которая создала Галактику, течет во мне. Злость открывает ее внутри меня. И когда я пройду испытание, я умру…

Мне хочется покинуть это тело и раствориться навсегда. Ужасно осознавать, что двести лет назад я жил в другой оболочке. Мне стало противно находиться в этом теле…стало отвратительно на душе после этой правды…

Аристарх вместо того, чтобы выполнить свой долг, занимался другими вещами. Но какими? Что для него являлось важнее, нежели чем спасение Галактики? Смогу ли я когда-нибудь понять это?

А робот Пит жил памятью Аристарха и собирался за него доделать то начатое, но аборигены поймали его и уничтожили всю эту память и поэтому робот не помнил своего прошлого.

А эти чертежи на стенах случаем не нарисованы от руки Аристарха? Может быть, он когда-то жил в этом бункере?

Лучше бы я этого не знал. Лучше бы в тот день я не нашел этот дневник. Я надеялся после прочтения мне станет легче…но теперь мне стало жутко…от самого себя…

Какие цели преследовал Аристарх во время Великой Космической войны, загадка для всех. Даже для меня.

Голова раскалывалась от боли. Я заметил на комоде маленькое зеркальце, которое взял, встав с кровати. Увидев свое отражение, эти лохматые волосы, серые бездонные глаза, мне захотелось разбить стекло и вместе с этим содрать с себя кожу. Жуткий холод веял вокруг меня, сводя с ума.

Я швырнул зеркало в угол и снова присел на кровать. Что делать сейчас, я не знаю. Как жить с этой правдой, не понимаю.

В голове никак не может уложиться, что я был когда-то Аристархом Аристовым…

— Можно? — раздался робкий голос.

Я глянул на дверь и увидел, как из нее выглядывала Аня. Я на нее посмотрел и у меня отпала челюсть.

От нее пахло свежим и вкусным мылом. Волосы у Анны были распущенны и волнами падали ей на плечи. Я никогда не видел Аню с распущенными волосами, ведь она всегда ходила только с косами или с хвостом. На ней была одета легкая, светло-голубая, ночная короткая сорочка на тоненьких бретельках. От волнения Аня крутила указательным пальцем одну прядь своих волос. Грудь ее неровно поднималась. Увидев ее в сорочке, я чуть не разучился дышать.

— Д-да, проходи… — кивнул я.

Девушка легкой походкой зашла в комнату и присела рядом со мной. Запах Ани окутал меня, заставив забыть обо всем, даже об этой ужасной тайне. Эти карие глаза сводили меня с ума. Аня от волнения прикусила нижнюю губу и тут я понял, что сам хочу укусить эту губу… Коснуться своими губами к ее нежной шее. Пригладить руками эти пушистые волосы. Погладить ее руки. Усыпать поцелуями все ее тело. Прямо на этой кровати. Прямо сейчас, пока никто этого не видит. Снять с нее эту сорочку зубами.

Почувствовав сильный жар, я мигом схватил одну подушку и прижал ее к тазу, беспокоясь что Аня заметит эрекцию.

В чем твой секрет? Почему ты сводишь меня с ума? Почему ты тоже слышала диалог аборигенов? И почему ты так чертовски похожа на невесту Аристарха Виолетту с той фотографии?

Я отодвинулся от нее, боясь, что не выдержу и совершу с ней грешок. Я пытался ее слушать, но фантазия в голове начала бушевать так ярко, что голос Ани звучал сквозь туман.

— Антон, — заговорила она, нервно ковыряясь в своих ногтях, — это…я хотела тебе сказать сейчас то, что хотела сообщить вчера…спасибо еще раз, что спас мне жизнь. Мне так было страшно, о-особенно за…тебя…

Внутри меня что-то щелкнуло. Я тут же кивнул, пожирая ее своим взглядом. Руки тянулись прижать ее к себе.

— Это… в общем… — Аня убрала прядь волос за ухо, смотря в тот самый угол, где лежали дневник и зеркало, — мне надо тебе еще в другом признаться, — сделала она длинную паузу, о чем-то задумавшись.

Эта пауза заставила меня занервничать.

— Да-да?

Аня тяжело вздохнула:

— В общем…Прости меня за все…за ругательства…за игнор…за злобный взгляд…я не специально…точнее…специально….Я хотела…Я хотела тупо вызвать у тебя ревность.

— Что? — я от этих слов ахнул и выронил подушку на пол. У Ани глаза округлились от удивления. Она заметила, что я прикрывал и, стыдливо покраснев, я мигом схватил эту подушку и опять прижал ее к тазу.

Получается, Леша ей не нравился… Это все было подстроено специально…

— То есть ты... то есть Петров тебе не нравился?

— Я к нему хорошо относилась... он нормальный...но он не ты. К тебе же я относилась по иному, как и раньше, так и сейчас...Я просто…мне было обидно после той ссоры и я хотела тебе показать, что я чувствовала раньше, когда я любила тебя, а ты меня нет.



Саша Стивенсон

Отредактировано: 04.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться