Мятежник и аристократка

Размер шрифта: - +

Глава 1 (2)

Из-за двери доносилось бездарное пение Марисы:

 

«Блинки, Блинки.

Лучший в мире кенгуренок!

Блинки, Блинки

Радуется мама и ребенок!

Блинки, Блинки»…

 

— Мариса, пожалуйся, только не пой!

Включила кран с горячей водой в надежде, что шум заглушит пение змеи. Крутой кипяток наполнил ванную, покрыв зеркало испариной. Провела рукой по стеклу, рассматривая своё отражение: черные волосы до поясницы, бледное лицо, синие сверкающие глаза, аккуратный нос и выразительные губы. Взгляд опустился чуть ниже шеи. Туда, где в нескольких сантиметрах от сердца находится один из шрамов. Провожу рукой по уродливому следу.

— Ты там долго будешь? Я уже замерзла, — говорит за дверью Мариса.

Делаю глубокий вдох и открываю дверь.

— Спасибо, — Мариса обвила мою ногу, снова превращаясь в татуировку, остановилась на правом бедре. — Между прочим, я тоже люблю купаться. Ты эгоистка, Ив! Как можно лишать радостей такую прелесть, как я?!

— И не говори, Мариса. Как я могла?!

***

 Чудом успела добраться на работу вовремя. Уже на выходе из ординаторской наткнулась на Педерсена.

— Привет! — словно я пустое место Генрих обращается к Марисе: — Мариса, ты читала сегодняшний «Ольбург Таймс»? Там новое интервью Йенсена.

— Как не читала?! Читала, конечно! Ты представляешь, вот гаденыш, не верю ни единому его слову! Обещает закончить гражданскую войну. Мерзкий лесоруб! Сначала разворотил страну, теперь берёт на себе роль мессии.

— Ну, между тем я читала мнение одного аналитика. И, как он утверждает, мир весьма вероятен. Поговаривают, что Йенсен собирается посетить Ртутные острова для начала переговоров.

— Кто? Он прилетит на Ртутные острова? Да его королевская флотилия не пустит, вместе с авиацией. Это же самоубийство — лезть в нору к врагу! Тем более, зачем ему этот мир? Он пречудненько поживает на материке, который нагло захватил. А все приличные люди должны ютиться на этих дождливых островах.

— Нет! Увольте меня, — моё терпение на исходе, — если я услышу ещё одно слово про Йенсена, сбегу от вас на край света.

— Кстати, да, Ив, — издевательски продолжает Педерсен, — что твой муж говорит об этом? Он верит в мирное урегулирование?

Беспомощный рык вырывается из моей груди, я быстро ухожу подальше от коллеги.

— Позвони мне, — кричит напоследок Мариса. А потом добавляет для меня: — Ты некультурная неприятная личность, Ив. Твоей графине бабушке было бы стыдно за тебя!

— Услышала поучение от образованной морально воспитанной змеи, — с сарказмом отвела Марисе.

— Вот тут ты абсолютно права!

Её слова вызывали улыбку, но ненадолго. Я зашла в главный зал педиатрического отделения, и мне показалось, что я попала в сафари-парк — приемная заполнена перевертышами детей кенгуру. Каких тут только вариаций неудачных обращений не было: девчонка лет семи с ушами кенгуру; у пары трехлеток, бегавших между сиденьями, морды кенгуру; держа за руку взрослого, возле медсестры стоит девочка с кенгуровым хвостом.

— Доброе утро, фрау Ларсен. Герр Педерсен со вчерашнего дня воюет с этими кенгуру, — ко мне подошла старшая медсестра. — Сегодня наплыв пациентов немого поутих.

— Доброе утро, фрау Йиргенсонс. Всему виной проклятое телешоу. Ладно, будем работать. По одному в мой кабинет.

— Как скажите, фрау Ларсен.

И понеслась рабочая смена. По очереди в кабинет заходили маленькие маги с родителями. Истории у всех одинаковые: после просмотра телешоу, где веселый кукольный персонаж под заводные песни просил детишек поиграть с ним, захватывая детское воображение, дети просили приобрести кенгуру в ближайшем супермаркете. Вот те родители, которые его купили — молодцы. Считай, легко отделались. А те, которые отказали своим чадам, теперь расплачивались за детскую хитроумность. Дети стали колдовать, обращая в желаемого кенгуру котов, собак, а самые одаренные — своих братьев и сестер. Но не у всех получалось это сделать на все сто процентов. Детская магия очень слабая, даже при сильном желании дети максимум могут достичь уровня бытового мага. Вот и выходит, что справляться с их проделками приходится магам-целителям педиатрического отделения центральной больницы Ртутных островов.

— Фрау Ларсен, — в двери появилась врач-статист больницы, — зайдите ко мне. Нам есть о чем поговорить.

— Хорошо. Как только отпущу этого чудного кенгуренка.

Маленький трехлетний мальчик рассмеялся. Выпроводив пациента, я первым делом пошла в кабинет коллеги.

Я взялась за ручку двери, табличка на которой гласила, что здесь принимает врач-статист, и недоумевала, какие вопросы у него могут быть ко мне.

— Заходите, фрау Ларсен, — врач­ вежливо предложила присесть на стул напротив нее.



Кристина Логоша

Отредактировано: 11.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться