Научи любить

Размер шрифта: - +

Часть 6

Сейчас.

— Ну и кем я должен быть на этот раз? – стягиваю  куртку и беру со стола чашку с кофе, принесенную пару минут назад секретарем. — Бдительным телохранителем или неуемным бывшим?

Все это время моя собеседница не произносит ни звука, только пристально рассматривает фотографию.

— Кто эта девочка, Крис? – спрашивает чуть дрогнувшим голосом, но не смотрит на меня.

— А что? – отпиваю еще горячий кофе.

— Просто ты так легко согласился, – слегка пожимает плечами. — Всегда все сто раз обдумываешь, взвешиваешь, а тут не раздумывая: «Я весь твой». Значит, эта девочка много для тебя значит. Или не она, а кто-то ей близкий.

Ее мать, да и девочка. Только как это объяснить взбалмошной и избалованной дочке богатых родителей?

— В который раз убеждаюсь, что ты не зря выбрала свою профессию, – усмехаюсь, отвечая совсем не то.

— Ты не ответил.

— Полагаю, это моя дочь, – и снова глоток кофе под ошеломленный взгляд серо-голубых глаз. — А ты сама займешься или отцу позвонишь?

Она встает из-за стола, садится рядом со мной, кладет голову на плечо. От нее едва уловимо пахнет жасмином.

— Все так серьезно, братик? — в голосе сочувствие.

— Я не знаю, Карин, – слова даются непросто. Не так и легко, оказывается, признавать свою беспомощность. — Но сам я не справлюсь. Но если ты не можешь или…

— Фи, – и кулачком бьет в плечо. Охаю от неожиданности и проливаю на себя кофе.

— Карина! – прожигаю ее гневным взглядом.

— Ничего, постираешь, – бросает небрежно, не поддаваясь на мою злость. Стягивает резинку, пропускает меж пальцев волосы. — Я думала, для тебя семья – это святое.

— Так и есть, – соглашаюсь, не совсем понимая, к чему она клонит.

Моей семьей всегда была Катя. А сейчас ее нет. И ощущение, будто из меня кусок выдрали. Больно до судорог.  И на месте не усидеть. Потому и приехал, а не позвонил. В квартире я сойду с ума. Да и слежку не мешало проверить. «Хвоста» не притянул, а проверил не единожды.

— Так вот для меня, знаешь ли, семья тоже не пустой звук, – злится. — А ты, – снова толкает в плечо, – моя семья. И эта девочка тоже. И я все и всегда могу для своих близких. Уяснил?

Киваю, улыбаясь, и притягиваю Карину к себе. Как же я забыл, что с недавних пор эта взбалмошная и избалованная девчонка тоже моя семья. Родная сестра, как-никак.

— Спасибо тебе, – целую ее в макушку.

Она устраивается поудобнее в моих объятиях, шмыгает носом и в одну секунду становится похожа на маленькую беззащитную девочку.

— Что у тебя стряслось, братик? – снова жалостливые нотки. Да что же она взялась сегодня меня жалеть?

— Да это у тебя не все в порядке, – всматриваюсь в ее лицо. Кривится, как будто лимон проглотила. — Откуда столько сострадания на мою седую голову?

Она проводит пальцами по моим волосам, как струны перебирает на гитаре. Кивает.

— Действительно, седая. Стареешь, братик.

— Не молодею, это точно.

— Ладно, – выворачивается из объятий, одергивает пиджак, завязывает хвост. — Папе позвоню, если ты не против? Все-таки у него служба безопасности круче меня.

Качаю головой, соглашаясь.

— Ты бы тоже ему позвонил, а? Он будет рад.

— Нет уж,  хватит с меня отцовской любви. Сыт по горло. Давай ближе к делу.

— Ну как знаешь, – возвращается в свое кресло и в одну минуту становится собранной, внимательной и жесткой. А еще недавно была капризной девчонкой. Куда что девается – неизвестно.  — Скажи, ты уверен, что она жива?

Киваю. Не думаю, что меня стали бы шантажировать мертвым ребенком.

— Присмотрись, у нее на куртке брошка интересная в форме монеты, – Карина наклоняется над снимком. — Эмблема нового фильма. Их раздавали на премьере, которая была полтора месяца назад, – мы с Катей успели сходить. И я достаю из кармана точь-в-точь такую же монету, кладу рядом  с фотографией. —  Так что  снимок сделан недавно.

— Я все вижу, Крис, – она задумчиво смотрит на фотографию. – Но где гарантия, что ее не убили сразу после?

Нет никаких гарантий, только странная уверенность, что эта девочка, кем бы она ни была, жива. К тому же вряд ли похититель вывез Машу за границу – слишком хлопотно. Прячет где-то, где всегда может иметь возможность увидеть ее без лишних вопросов. Я озвучиваю свои мысли вслух. Карина лишь кивает.

— Ты ведь понимаешь, что она может быть где угодно?



Лана Черная

Отредактировано: 24.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться