Один дракон — три парня [дилогия]

Вместо эпилога

Это был один из худших дней рождения, если не считать прошлый, когда квартиру полностью обнесли, вытащив даже кактусы с алоэ. Меня же неизвестные держали несколько недель в каком-то сыром подвале. Кто и зачем, оставалось загадкой, вкупе с не менее таинственным освобождением.

Блуждала по лесу, пока не вышла к дороге, где меня и подобрала машина. Сердобольный водитель узнал во мне пропавшую девушку с многочисленных репостов, объявлений в сети и местных газетах.

Далее последовала госпитализация, работа с психологами и долгие допросы полиции. Не могла никому ответить ничего внятного о произошедшем. С умными лицами специалисты покачивали головами и приписывали мне какой-то Стокгольмский синдром, считая, что попросту выгораживаю своего похитителя.

Подозрительнее всех вели себя родные. Моё появление не обрадовало их. Напротив, выглядели они весьма удручённо, словно переживали из-за исчезновения преступника. Будто от меня сбежал супруг и отец моих детей, не меньше.

Очень скоро надоели унылые вздохи и переглядывания всех вокруг, и я решила покрыться прочной скорлупой. Ушла с работы, и занялась переводами на дому. Невыносимо находиться в коллективе, кожей ощущая на себе сочувствующие взгляды. А слухи и домыслы сами собой нарастали на сомнительной истории так, что начала теряться во всём этом потоке нелепых фактов.

Было и было. Не помню, значит, так надо.

Но иногда лёжа в тиши пустой однушки, долго размышляла о пробеле в своей голове и странном золотом яйце, которое сжимала в ладони, очнувшись в лесу. Вместе с этим артефактом в моих ушах появилось по серьге из незнакомого чёрного металла, а на груди — отметина, напоминающая след от ожога.

Не отрицаю, что уши могла проколоть сама в честь праздника. Но вот шрам и яйцо?..

С находками не расставалась и терпеливо ждала, когда объявится владелец и объяснит всё.

Боялась ли похитителя, что рано или поздно вернётся за мной? Забавная штука... Но нет. Ждала его.

К и без того странным ощущениям, прибавилось ещё одно. Смотрела на себя в зеркало, словно на незнакомку, касалась чужого лица и тела.

Румянец и сладкая истома. Подсознательно скучала по кому-то. Что-то во мне продолжало помнить, вспыхивали фантомы из прошлого, ласки, поцелуи, щемящая тоска.

Зарывалась лицом в подушку, чтобы спрятаться от самой себя. Определённо между мной и незнакомцем случилась близость. Но это не было насилием или принуждением. Мы оба хотели этого.

Вилки стучали по тарелкам, нарушая гнетущую тишину. Родители переглядывались, а бабушка покусывала нижнюю губу.

— Я, наверно, пойду, — отложила почти нетронутый обед и встала из-за стола. Лучше бы осталась дома. Хотя последнее время начинает казаться, что и стены смотрят на меня с состраданием.

— Тебя подвезти? А то уже темно, — предложил отец. Была безмерно благодарна, что родные не стали уговаривать остаться или докучать расспросами.

— Всё нормально. Подышу.

Неловко попрощалась семьёй и поспешно нырнула в подъезд, чтобы не получить очередную порцию сочувствия.

Едва вышла на улицу, мгновенно полегчало. Холодный воздух обжигал лёгкие и даже зевнула от внезапно нахлынувшей сонливости. С удовольствием проспала бы до весны в ближайшем сугробе.

Пока ждала маршрутку, шумно выдыхала ртом, наблюдая, как причудливо клубится тёплый воздух на морозе. Кто-то рядом громко прыснул от смеха, и я быстро втянула голову в плечи. Глупо, наверно, выглядела вот так с высунутым языком.

Забралась в плохо отапливаемый почти пустой салон, и мгновенно задремала, спрятав нос под шарф.

Кто-то уснул рядом и положил голову мне на плечо. С трудом разлепила веки и уставилась на золотистые волосы незнакомца. Хотела отпихнуть его, но замерла, почувствовав на себе чей-то пожирающий взгляд. Другой блондин сидел напротив и плотоядно улыбался, сверкая изумрудными глазами. Он высунул язык и издал странный хрипящий звук, дразня меня. Именно так стояла на остановке и извергала пар изо рта.

Захотелось пнуть его ногой. Но тело слабо слушалось, словно угодило в сироп.

Мой сосед оживился и поднял голову. Встретилась с полной копией наглеца и потянула к нему руку. Сонный парень не сопротивлялся, а прикрыл от удовольствия глаза, когда я коснулась его щеки. Он убрал шарф с моего лица и потянулся навстречу.

— Стоп-стоп! — близнец с похабной улыбкой вскочил с места и сел рядом со мной с другой стороны, — В этот раз я первый! А то за мной опять закрепится дурацкая кличка третьего.

Парень развернул меня к себе и, не спрашивая, поцеловал. Его язык, словно кисть, рисовал узоры на моём. А между лопаток разливалась приятная нежности. Второй парень расстегнул мою куртку, снял шарф и припал к шее.

— Отлично, ребята! — раздался недовольный голос с водительского сидения, — я больше не поддамся на ваши уловки. Вы обещали не начинать без меня, если сяду за руль.

— За дорогой смотри, — рассмеялся первый, и развернул меня к брату. Оказалась напротив лица сони, который очень нежно и осторожно начал целовать меня, повторяя рисунок на языке, оставленный его братом.

— Я скучал, Скорлупка, — прошептал первый и потёрся носом о затылок.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 09.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться