Один дракон — три парня [дилогия]

Глава 16 Ураган

За первым ударом послышался треск сломанных костей, а затем булава вновь взмыла в воздух. Я быстро вскочила на ноги и повисла на руке Цвая, но он был гораздо сильнее, и второй удар не заставил себя ждать. Гарен лежал на земле, не двигался и, кажется, не дышал. Скатилась к нему и закрыла собой.

— Остановись, Айнзам, пожалуйста. Тебе необязательно убивать. Твой отец лжёт, он явно имеет планы на тёмного Единого. Не поддавайся, — старалась прислушаться к дыханию брата, но звенящая тишина разлома резала уши. Даже собственный стук сердца не раздавался в груди. Всё как в прошлый раз.

— Почему ты защищаешь его? — Цвай встряхнул моргеншерн. Юноша ещё не изменился и оставался светлым, а, значит, надежда осталась, и Гарен не погиб. Но глаза супруга пугали меня, ледяные и безжизненные, словно у марионетки.— Он причинил нам столько боли, а ты продолжаешь выгораживать Регана.

— Да, Реган был чудовищем. Но это в прошлом! Целый мир дал ему шанс, сделав светлым. Брат нашёл в себе силы рассказать правду, отпустить меня. Его прикосновение оживило Стершу. Подумай о сестре, она любит Гарена.

Цепь натянулась под тяжестью шипастой булавы. Цвай поигрывал оружием, наблюдая за вращением массивной сферы, с которой капала кровь.

— Не могу иначе, Регина. Ты должна была оставить меня там и бежать.

— Я тебя никогда не оставлю, Айнзам!

По проклятому месту прошла волна, а Цвай переменился в лице:

— Тише, перестань! Не давай обещаний здесь, — костяшки на руки, сжимающей моргенштерн, побелели.

— Я спасу тебя, и ты снова станешь Единым!

— Прекрати сейчас же, — невидимые своды задрожали, а дракон начал испуганно оглядываться.

— Я не позволю убить Гарена! — поднялась на ноги и встала перед супругом.

— Ты даже не представляешь, что натворила своими обещаниями, Регина.

— Ты никогда не будешь одинок, будешь счастлив, — продолжала сыпать клятвами и протянула руки к возлюбленному. Оружие с глухим стуком упало в туман. Юноша сделал неуверенный шаг мне навстречу, но словно из ниоткуда появилась ГАЗелька с огромным яйцом на крыше и развивающимися от езды мерцающими корнями. Не успела испугаться или удивиться, как машина сбила Цвая и остановилась передо мной.

На водительском кресле сидела Стерша, вцепившись в руль длинными когтями. Крылья сложились под неудобным углом, а перья топорщились во все стороны.

— Садись! — она освободила мне место и рванула к стонущему под толщей тумана Гарену. Живой!

Не слушалась стиерну. Ноги подкашивались, когда обошла машину и заглянула под колёса. Шарила руками под холодными белым клубами. Меня окутывал запах жжёной резины и крови. Пусто! Цвай исчез.

— Регина, там никого нет. Садись в машину, живо! — девушка помогла моему брату встать. Одной рукой он опирался о Стершу, вторая беспомощно свисала вдоль тела. Плечо не просто было раздроблено, а превратилось в кровавую кашу. Неужели это сделал Цвай? И где он теперь? Клянусь, я слышала удар тела о капот.

— Айнзам, сидит в машине, — словно читая мои мысли, ответила крылатая. — Это был фантом.

— Фантом? — разум напоминал густой куриный бульон. Заглянула в салон. Супруг оказался на своём месте, такой же бледный и бессознательный. — Но…

— Регина, я тебя здесь оставляю, если сейчас же не сядешь за руль. Из нас четверых, только ты можешь адекватно управлять этой штукой. Приди уже в себя!

Точно! Ответственность, раненый брат, яйцо на крыше, сходящий с ума возлюбленный.

Хлопнули двери ГАЗельки, и мы помчались в неизвестность. Куда ехать, не знал никто. Брат и Стерша колдовали над жуткой раной и опасливо поглядывали на дремлющего дракона. Наблюдала за ними в зеркале заднего вида, буквально чувствовала Цвая через спинку сидения.

Снова бесконечность вне времени и пространства и угнетающая тишина.

— Амалия мертва? — вопрос был скорее риторическим. Собственными глазами видела призрак воительницы.

— Похоже на то, — Гарен разрабатывал руку. Об ударе моргенштерном напоминала лишь порванная в клочья одежда. Двое светлых без труда справились с исцелением, хотя оба выглядели вымотанными и уставшими.

— Не понимаю… — честно призналась я.

— Я тоже запутался, — отозвался брат. — Кажется, Единый попал под влияние мира нарушенных клятв и находится в плену неосторожного обещания. Скорее всего, желание расправиться со мной держит его здесь. Это объясняет, почему он притащил тебя сюда, наплевав на все опасности. Вам с ребёнком явно тут не место, учитывая нездоровый интерес Зангара. Но из-за нашей связи, Айнзам не мог причинить мне вреда. Напротив, похитил и держал в тепличных условиях, а воронка тем временем разрасталась и выходила из-под контроля.

— И что теперь делать? — самое странное, что во всём этом ужасе, меня радовало, что дракон оставался верен. Не было никакой Амалии, он мучил сам себя, наказывал, хотел казаться ещё хуже и темнее. Но по факту Единый лишь загнанный зверёк. Знать бы, что задумал несостоявшийся свёкор, и зачем ему тёмный спятивший сын.

— Для начала надо выбраться отсюда и спрятаться от отца. Мы разобрались, что разлом контролирует мой братец, и намерения у него весьма враждебные. Придёт в себя и объяснится, надеюсь,— фыркнула Стерша.

— Я здесь, — пробормотал Цвай, а Гарен инстинктивно отодвинулся подальше, хотя у второго воплощения в этот раз не было моргенштерна.

— Какого чёрта, ты натворил, Айнзам? — кричала крылатая.

— Не могу рассказать всё. Я поклялся молчать…

— Это связано с Зангаром? — спросил Гарен.

Дракон молчал, но это молчание казалось слишком красноречивым.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 09.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться